ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №18(534), 2019
Корейский гамбит
Роман Данилко
публицист, экономист
Санкт-Петербург
336
Корейский гамбит
Ким Чен Ын в Москве

В последнее время случилось несколько инцидентов с задержанием российских гражданских судов. Сначала СБУ задержала, а 30 июля украинские власти в судебном порядке арестовали российский танкер. А потом пограничники Северной Кореи арестовали наш траулер недалеко от своих территориальных вод. С Украиной все понятно, а что Северная Корея? Там все гораздо интересней и сложней…

Можно сказать, что в наших отношениях с Северной Кореей, имеющей 40-километровую границу с Россией, всегда присутствуют два момента. Политизирующие вопрос эксперты делают акцент на разнице в наших государственных системах, а самые ангажированные демонизируют КНДР. Прозападные российские СМИ периодически тиражируют фальшивки (запущенные, как правило, СМИ Южной Кореи) о расстрелах в КНДР, отмалчиваясь после появления на публике «расстрелянной актрисы» или «лично сожженного Ким Чен Ыном из огнемета дяди».

Более прагматичные аналитики, рассуждающие в стиле бисмарковской «реальной политики», настаивают на необходимости торговать со всеми договороспособными странами — вне зависимости от их внутренней политики. Тем более лидер КНДР посетил Россию в 2018 году, встречался с нашим президентом и на других площадках.

После избрания Дональда Трампа президентом США вокруг КНДР с регулярностью возникает напряженность различной интенсивности — от обычных «озабоченностей» Госдепартамента до полной боеготовности. Так, 31 июля «под личным руководством Ким Чен Ына» в КНДР были проведены испытания «управляемого реактивного снаряда крупного калибра нового типа». Со стороны Госдепа последовали обвинения КНДР в попытке сорвать переговоры по «корейской проблеме».

На грани войны

Что же на самом деле представляет из себя «проблема КНДР»? США, Япония и Южная Корея настаивают на денуклеаризации (от nuclear — атомный) полуострова — по факту одностороннему уничтожению КНДР своего ядерного оружия. Естественно, материал в западных СМИ подается без упоминания того, что США обманули КНДР, перестав поставлять обусловленное топливо после демонтажа корейцами своего строящегося ядерного реактора.

Вокруг Северной Кореи периодически устраиваются военные учения США и Южной Кореи. За последний год Трамп вообще балансировал на грани войны — к берегам КНДР направлялись сразу три ударные морские группировки. Наглость американцев, как всегда, не имеет границ: они утверждают, КНДР, не имеющая ни одного корабля даже в 5000 километрах от основной территории США, «создает им угрозу», и при этом держат свои военные корабли вблизи территориальных вод КНДР.

Причем требования к КНДР разоружиться и забыть не только о ядерном оружии, но и о «мирном атоме» не предполагают даже обсуждения вопроса о неофициально размещенном тактическом ядерном оружии США в Южной Корее…

Разумеется, страна, которой периодически угрожают, учитывает агрессию США и НАТО против полутора десятка стран, произошедшую за последние 20 лет, и старается обзавестись средствами сдерживания. Именно эту роль играет ядерное оружие.

В центре глобального противостояния

Но, на взгляд автора, государственность небольшой страны на северной части Корейского полуострова, разделенного по 38-й параллели, лучше ЯО сохраняет противостояние держав. Подобное противостояние — классический механизм сохранения относительной независимости буферных стран, таких как Швейцария, Голландия и Люксембург. Во-первых, оно способствует тому, что великие державы взаимно уравновешивают друг друга в попытке захватить, сломить небольшие образования у своих границ. Во-вторых, фиксирует в качестве статус-кво не только здоровые государственные образования, но и любой буфер, созданный историческим раскладом сил.

Но диалектика буферного статуса КНДР и Южной Кореи в том, что раздел, прекративший войну в 1951 году и зафиксировавший расклад сил, не даст в обозримом будущем объединить страну. Нужно ли воссоединение обеим Кореям — вопрос отдельный. Но в такой комбинации, как сейчас, оно не состоится практически никогда и не выгодно никому из соседей.

Рассмотрим для начала фактор Японии. Это страна, которая несколько раз на протяжении истории вторгалась на Корейский полуостров, десятилетия оккупировала Корею и считала корейский народ своими рабами. И до сих пор Япония противостоит обеим Кореям. Например, недавно лобби японских корпораций (а возможно, и США) продавило санкции в отношении южнокорейских холдингов, отказавшись поставлять им технологические компоненты. Для обострения и даже санкций, конкурентной борьбы с корейской Samsung используется послевоенная проблема островов Токто (скалы Лианкур). Небольшие островки принадлежат Южной Корее, а в отстаивании прав на них против претензий Японии Южную Корею поддерживает даже Северная.

Япония, в силу проамериканской ориентации и не желая иметь сильного конкурента, никогда не выступает с предложениями посредничества в объединении страны. Конечно, о военной оккупации полуострова в новых условиях японцы могут только мечтать или тихо молиться в «храме мира в стране», где почитаются погибшие японские солдаты. Но способствовать объединению потенциальных объектов экспансии лидеры страны, мечтающей выйти из-под опеки США, о новой национальной армии и океанском флоте, точно не намерены.

Что касается Китая, его руководство прекрасно знает историю и помнит о тех временах, когда большая часть княжеств полуострова находилась в вассальных отношениях с Китайской империей. И сегодня Пекин смотрит на Пхеньян как на младшего партнера. Можно не согласиться с формулировкой, что КНДР — «цепной пес Китая на привязи». Но в любом случае допустить объединение под протекторатом США или даже получить под боком 80-миллионную объединенную Корею с развитой электроникой и самодостаточную… на месте Пекина кто угодно старался бы не допустить такого.

Позиция США тоже не может рассматриваться однозначно. Американцы неглупые люди и понимают, что просто так объединить страну силой, вломившись на север с армиями юга, не получится. Это означает с решающей вероятностью получение прокси-войны с КНР и в лучшем случае благожелательный нейтралитет России в отношении КНДР. Во всяком случае, представив на минуту себя Председателем ЦК КПК Китая, несложно понять, что думать о другом решении в кризисном случае он не станет. Если руководитель Китая не хочет потерять свой пост, он завизирует приказ о тайной мобилизации добровольцев в КНДР — благо отдельный автономный корейский округ в приграничной 30-миллионной китайской провинции Гирин есть. Так что корейские шахтеры, трактористы и рисоводы из Китая смогут доставить множество неприятностей агрессорам против своей исторической родины…

С другой стороны, на сегодня США — основной гарант независимости Южной Кореи. Независимости, конечно, от абстрактных агрессоров, не от самих США… А если бы Корея стала единой, утратила угрозу в лице «жуткой», демонизированной КНДР — геополитический пасьянс будет разложен заново. Кому это надо в Вашингтоне?.

Хороший сосед

Отношения же России со своей дальневосточной соседкой, если исходить из прагматического анализа, таковы, что КНДР можно считать самым безопасным и удобным партнером. Во-первых, КНДР нуждается в стабильной России как торговом партнере и гаранте независимости, поставщике энергоносителей. Во-вторых, КНДР — де-факто бастион, прикрывающей российский Дальний Восток от агрессии США, а в дальней перспективе — и Японии. Пока КНДР независима, территориальные претензии Японии к России (у которой есть претензии и к обеим Кореям) останутся клятвой премьера Абэ на могиле отца вернуть Курилы.

В-третьих, КНДР неофициально и официально поставляет России редкие металлы, в которых наша страна нуждается вследствие высокой себестоимости внутренней добычи. Поставляет и рабочую силу, которую в условиях давления на КНДР выгодно завозить в нашу страну. В-четвертых, через КНДР планируется строительство российского газопровода в Южную Корею, а транспортная сеть Китая не имеет выхода к морю, помимо Владивостока.

На взгляд автора, в свете геополитических сдвигов имеет перспективы и прямое военное сотрудничество — вплоть до создания единой ПВО/ПРО на Дальнем Востоке.

Получается, России «воссоединение» двух Корей, с высокой вероятностью означающее аншлюс Северной по варианту поглощения ГДР в 1990—1991 годах, невыгодно совершенно. Остается надеяться, что в случае обострения ситуации на полуострове и наш МИД будет придерживаться аналогичных позиций.

Международное давление на КНДР включает поддержанные Россией удушающие пакеты санкций, запрещающие, например, найм рабочей силы из КНДР и поставку оттуда угля. Но в отличие от нашего МИДа Ким Чен Ын ведет себя последовательно, прилично и по-соседски. Его страна не поддержала антироссийские резолюции по Крыму и Украине в 2014 году. А задержанный в конце июля российский траулер (согласно позиции КНДР, зашедший в их воды, которые Россия считает международными) уже отпустила…

Официальная позиция нашего руководства такова: Россия поддерживает санкции ООН, но уже заключенные трудовые контракты с корейскими рабочими будут исполнены. Это оставляет нам некоторую свободу действий.

Автор лично общался с приехавшими на работу в Россию северокорейцами. Это работящие люди, приезжающие в нашу страну не всегда по своей воле. Но точно не смотрящие нам в спину плохо. Памятники советским воинам, сражавшимся против японцев во Второй мировой, в Северной Корее священны, это не Польша… Остается надеяться, что никто и дальше в России не будет мешать трудягам из КНДР зарабатывать себе и свой стране хлеб! Тогда такие мелочи, как задержания судов, не будут использоваться в качестве повода для взаимных укусов.



19 Августа 2019

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


880 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
74101
Борис Ходоровский
52785
Богдан Виноградов
39818
Сергей Леонов
25574
Роман Данилко
23561
Дмитрий Митюрин
11813
Александр Путятин
11714
Светлана Белоусова
11032
Татьяна Алексеева
10850
Наталья Матвеева
9788
Павел Ганипровский
8793
Дмитрий Митюрин
7738
Богдан Виноградов
7463