НАУКА
«Секретные материалы 20 века» №25(541), 2019
В двух шагах от открытия
Татьяна Алексеева
журналист
Санкт-Петербург
223
В двух шагах от открытия
Джеймс Кук был уверен, что к Антарктиде невозможно пробиться из-за сплошного льда

Как известно, первыми на берег Антарктиды вступили в 1820 году члены русской полярной экспедиции, которой руководили Михаил Лазарев и Фаддей Беллинсгаузен. Но этот материк вполне мог быть открыт и раньше, другими путешественниками, сумевшими подойти к нему довольно близко. Им просто немного не повезло… 

Предположения о том, что за Южным полярным кругом, возможно, находится большой континент, высказывались еще в глубокой древности. Однако долгое время никто не пытался добраться до него и не мог даже представить себе, как он может выглядеть. 

Магеллан, Герритц и де Кастилье

Первым из европейских путешественников предположил, что видел самый южный континент, португальский исследователь Фернан Магеллан. Во время своего знаменитого первого в истории кругосветного путешествия он пытался обогнуть с юга Южную Америку, и его корабли вошли в довольно узкий пролив, который теперь носит его имя. Тогда-то Магеллан и высказал гипотезу, что земля, которую путешественники увидели на юге, проплывая по этому проливу, может быть частью большого полярного материка. 

Однако он ошибся. Это была не Антарктида, это был остров Огненная Земля, являющийся частью Южной Америки и расположенный немного севернее Южного полярного круга. Антарктида находится гораздо южнее, но Магеллан этого еще не знал – об этом стало известно гораздо позже. 

Первый официально задокументированный случай пересечения Южного полярного круга произошел в 1599 году. К Магелланову проливу приближалась группа из пяти голландских торговых кораблей, шедших через Тихий океан в Индию за специями. Внезапно поднявшийся шторм оттеснил один из этих кораблей под названием «Добрый прилив» далеко на юг, так что его команда потеряла из виду и остальные парусники, и вход в пролив. Зато, когда океан немного успокоился, моряки увидели в южной стороне очертания какого-то незнакомого заснеженного берега. 

Капитан этого корабля Дирк Герритц, как в свое время и Магеллан, предположил, что перед ними край южного континента, и у него даже возникла мысль о том, чтобы высадиться на этот берег и попытаться узнать о нем побольше. Однако на судне было не так много продуктов и лекарств, чтобы делать такую длительную остановку. Да к тому же Герритц знал, что шторма в этих местах бывают очень часто, и ему было ясно, что они могут застрять на неведомой южной земле слишком надолго и не успеть доплыть до цивилизованных мест прежде, чем у них закончатся припасы. Так что он посчитал, что жизни его спутников важнее, чем научные открытия, и поэтому, как только океан немного успокоился, отдал команду возвращаться в Магелланов пролив. 

Корабль благополучно прошел в пролив, однако, когда он оказался у берегов Чили, его захватили испанские колонисты, после чего весь экипаж провел пять лет в тюрьме в ожидании выкупа из Голландии. Но затем Дирк Герритц наконец смог вернуться домой и рассказал о неизвестной земле, которую видел во время шторма. Скорее всего, это был берег одного из Южных Шетландских островов, находящихся за полярным кругом и относящихся к Антарктиде, и если это так, то Герритца можно назвать первым увидевшим ее европейцем. 

Правда, этот статус у него оспаривает другой мореплаватель, испанец Габриэле де Кастилье, который тоже попал в шторм недалеко от Магелланова пролива в 1603 году и тоже видел покрытый высокими льдинами берег примерно в тех краях, где находятся Южные Шетландские острова. Он впоследствии также рассказывал, что проплывал мимо берега южного полярного континента, но, как и в случае с Герритцем, точных доказательств этого не существует. Оба путешественника могли видеть не острова, а огромные льдины, которые они приняли за сушу. 

Ошибка Джеймса Кука 

В дальнейшем европейские суда долгое время не заходили так далеко на юг и не добирались до Белого континента и относящихся к нему островов. В XVII и XVIII веках были открыты лишь несколько островов, расположенных в Атлантическом и Индийском океанах довольно близко к Южному полярному кругу, – Южная Георгия, Буве и архипелаг Керлеген. Первооткрыватели этих островов и другие путешественники подумывали о том, чтобы забраться южнее и попробовать отыскать предполагаемую полярную землю, но в конце XVIII века мечтающих сделать это поубавилось, и виной тому невольно стал английский путешественник Джеймс Кук. 

Это было второе кругосветное путешествие Кука. Началось оно в 1772 году, и всего через полгода его корабли «Эдвенчур» и «Резолюшен» добрались по Атлантическому океану до Южного полярного круга и пересекли его. Это было на 37-м меридиане, между Африкой и Южной Америкой – ближе к Америке, но гораздо восточнее, чем то место, где за полярный круг предположительно попали Герритц и де Кастилье. Экспедиция Кука должна была попытаться пройти как можно дальше на юг, чтобы точно узнать, существует ли в тех краях большой материк, и если да, то можно ли его исследовать, а потом и колонизовать. Но вскоре после пересечения полярного круга корабли наткнулись на огромные льдины, плавающие в океане вплотную друг к другу, так что между ними невозможно было протиснуться – они раздавили бы парусник, если бы он попытался это сделать. Убедившись, что путь на юг для них закрыт, суда повернули на запад и стали двигаться вдоль ледяной преграды – Джеймс Кук надеялся, что рано или поздно ему удастся найти в ней брешь. 

Но попытки пройти сквозь окружающие Антарктиду льды так и не увенчались успехом. В некоторых местах льдины сталкивались друг с другом, по-прежнему угрожая раздавить корабли, а в других они и вовсе были смерзшимися друг с другом и превратившимися в сплошную стену. Доплыв до Южной Америки и так и не пробившись через это препятствие, Джеймс Кук решил повернуть на север, но не смог сделать это сразу, так как начался шторм и корабли потеряли друг друга из виду. Несколько дней Кук, командовавший кораблем «Резолюшен», пытался отыскать «Эдвенчур», капитаном которого был Тобиас Фюрно. Не найдя друг друга, капитаны отправились на восток, к Новой Зеландии – она была следующим пунктом исследований, и каждый из них был уверен, что рано или поздно его товарищ тоже приведет туда свое судно. 

Так и случилось. Корабли снова встретились, путешественники изучили Новую Зеландию, а затем Фюрно вернулся в Англию, а Кук еще раз попытался достичь южного материка, но опять наткнулся на стену изо льда. После этого он тоже взял курс в Европу, останавливаясь по пути на уже открытых островах, и в конце концов прибыл в Британию. Там, докладывая о результатах своей экспедиции, он сообщил, что за Южным полярным кругом находится сплошная стена из плавучих и неподвижных льдин, пересечь которую в принципе невозможно. И даже если за этими льдами находится континент, для колонизации он не пригоден, добавил Кук, поскольку до него нельзя добраться. 

Авторитет Джеймса Кука, в те времена первого и единственного человека, совершившего два кругосветных путешествия, был огромен, так что никому даже в голову не пришло, что он мог ошибиться. Через несколько лет он отправился в свою третью кругосветку, из которой не вернулся, и с тех пор еще больше сорока лет никто не решался опровергнуть его слова о том, что южная полярная земля недоступна для человека. 

Чуть-чуть не успели 

Между тем на самом деле Джеймсу Куку просто не повезло. В антарктических водах действительно плавает много айсбергов, и порой они смерзаются вместе, образуя огромные ледяные стены, но они вовсе не окружают Антарктиду сплошным кольцом. Могло случиться и так, что корабли Кука встретили бы просвет в этой стене и им удалось бы продвинуться еще южнее и, возможно, достичь какого-нибудь из антарктических островов. 

Опровергнуть слова Кука смог в 1819 году еще один английский путешественник, исследователь и купец Уильям Смит. Сделал он это не специально – как и многие другие мореплаватели, Смит полностью доверял мнению своего знаменитого соотечественника. Однако когда его корабль «Уильямс» направлялся из Аргентины в Чили мимо мыса Горн – самой южной точки Южной Америки, – с ним случилась та же неприятность, что и с его предшественниками, Герритцем и де Кастилье. Налетел шторм, и поднявшиеся гигантские волны отбросили судно далеко на юг – к какой-то неизвестной земле. Смит и его команда смогли достаточно хорошо рассмотреть эту землю, но не стали высаживаться на нее, поскольку опять-таки, как и другие занесенные в эти края мореплаватели, побоялись, что потом не сумеют вовремя уйти оттуда в цивилизованные места. Дождавшись окончания шторма, они вернулись назад, доплыли до Чили и там рассказали другим морякам и ученым об увиденном, но им никто не поверил. Во всем мире было известно, что за Южным полярным кругом находится непроходимая цепь из айсбергов – ведь так сказал сам Джеймс Кук! 

Уильям Смит решил доказать свою правоту и, собираясь в обратный путь, снарядил корабль для высадки на неизвестный берег. На этот раз ему повезло с погодой, и в октябре 1819 года «Уильямс» приблизился к группе островов, пока еще не нанесенных на карту. Капитан выбрал самый большой остров этого архипелага и высадился на него – так впервые в истории человек ступил на антарктическую землю. Вместе с командой Смит постарался как можно больше узнать об этом острове, которому он дал имя британского короля Георга III, и составил довольно точную его карту. После чего «Уильямс» вернулся в Англию, где Смит предъявил ученым доказательства существования суши за Южным полярным кругом. 

Обнаруженный там архипелаг Уильям назвал Южными Шетландскими островами – в честь «просто» Шетландских островов, расположенных в Северном море, к северо-востоку от Шотландии. 

В следующем году Уильям Смит вместе с несколькими британскими географами снова отправился на своем корабле в Антарктику. Они собирались изучить остальные острова свежеоткрытого архипелага и попробовать пройти на корабле еще южнее, чтобы проверить, нет ли дальше еще каких-нибудь земель. Все эти планы были выполнены: экспедиция составила карты всех островов архипелага, а затем двинулась на юг, 30 января 1820 года высадилась на новом неизвестном берегу, который, как потом выяснилось, был северной оконечностью Антарктического полуострова. Таким образом, Уильям Смит и его товарищи могли бы считаться первооткрывателями Белого континента. если бы всего за десять дней до этого на другое побережье Антарктиды не ступили русские путешественники, Фаддей Беллинсгаузен и Михаил Лазарев со своими спутниками. Впрочем, Уильям Смит мог утешиться тем, что самый западный из Южных Шетландских островов был назван его именем. 

У всех этих путешественников, сумевших близко подобраться к самому холодному материку нашей планеты, был шанс стать его первооткрывателями. Им не повезло, но каждый из них все же вошел в историю географических открытий – как тот, кто внес в исследования южной полярной области свой вклад, небольшой, но все-таки важный.


18 Ноября 2019

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


880 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
76406
Борис Ходоровский
56099
Богдан Виноградов
42739
Виктор Фишман
40781
Роман Данилко
26193
Сергей Леонов
25680
Дмитрий Митюрин
19050
Татьяна Алексеева
11859
Александр Путятин
11830
Светлана Белоусова
11230
Наталья Матвеева
9912
Дмитрий Митюрин
9619
Павел Ганипровский
8937