РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №11(527), 2019
Жизнь после Крыма
Роман Данилко
журналист, экономист
Санкт-Петербург
23938
Жизнь после Крыма
Медаль в честь воссоединения Крыма с Россией

1 апреля украинскими властями денонсирован договор о дружбе и сотрудничестве России и Украины. Об этом как о своем личном успехе рапортовал Петр Порошенко. Правда, выиграть выборы ему это не помогло... А накануне прекращения действия договора, закреплявшего взаимное признание границ Украины и России, исполнилось пять лет с момента возвращения Крыма на родину…

После 18 марта 2014 года можно говорить о возникновении так называемого «крымского консенсуса», играющего в России не меньшую роль, чем Аугсбургский религиозный мир 1555 года. Воссоединение полуострова с Россией после краха украинской государственности, с одной стороны, позволило списать на текущую ситуацию многие неудачи государства, а с другой – создало кредит доверия к власти и задел на экономические реформы.

Консенсус и цугцванг

Положение России после 2014 года в условиях снижения конъюнктуры углеводородного цикла и санкционного давления ставит страну в довольно жесткие условия. Мы либо прореагируем вынужденно на давление, частично перестроим свою экономику в ключе большей доли обрабатывающих отраслей, диверсификации экспорта, эффективности управления, либо в среднесрочной перспективе упадет доверие и поддержка населения к политике и политической системе в целом.

Надежда части наших чиновников и политиков на краткосрочность санкций – неоправданная роскошь для страны. Санкции приняты долгосрочно, и не столько из-за Крыма, а с целью остановить рост России как мировой державы и даже как рыночного конкурента. Частью стран Запада Россию решено как минимум ограничить вследствие того, что мы стали претендовать на большее, чем добыча сырья и первый передел! С точки зрения западных элит, в условиях бескомпромиссной борьбы за передел рынков, логистики и формирования новой финансовой архитектуры мира Россия посмела повысить уровень своей субъектности. Россия примкнула к формирующейся Китаем и частично странами Персидского залива (Азиатский банк развития) альтернативной господству МВФ финансовой архитектуре мира. Это даже более глубокая перестройка мира, чем сдвиг торговых путей. Формирование альтернативных кровеносных систем – энергетической и финансовой – это логический конец примерно 7–10-вековому господству Запада в мире.

Крым стал лишь элементом в устроенном России цугцванге – игре, при которой руководство России в 2014 году было вынуждено принять одно из двух решений, которые оба имели негативные последствия в среднесрочной перспективе. (Zugzwang – позиция в шахматах, когда любой следующий ход тактически ухудшает ситуацию.) Похожа ситуация и на другую комбинацию – гамбит, намеренную жертву игроком фигуры.

Крымский гамбит на сегодня означает выпадение полуострова из геополитической зоны НАТО, но жертва Крыма в таком гамбите привела к выигрышу партии в целом. Украина существенно оторвана от России, разгромлена как потенциально серьезная часть рынка ЕврАзЭс и технологической цепочки российского ВПК и машиностроения. На сегодня на всем юго-западном фронте Запад переиграл Россию – вынужденное присоединение Крыма привело к полной потере влияния на Украину на десятилетия вперед.

Если Россия качественно не улучшит своего развития, не предложит модель, интегрирующую в себя граждан Белоруссии, ДНР, ЛНР и Украины, за 20–30 лет возможна потеря там нашего влияния навсегда. Конец 2013 года обозначил окончание долгосрочной операции части стран Запада по отрыванию Украины от ближней геополитической зоны России. Спецслужбы каких конкретно стран проводили операции, наверное, станет точно известно лет через 75–100, да и не столь это важно. Важно, что на конец 2013 – начало 2014 года Запад серьезно переиграл Россию на этом фронте. Реакция нашего руководство была похожа на ход в комбинации, напоминающей шахматный гамбит в условиях стратегического цугцванга.

Диалектику изменений после 18 марта 2014 года, стратегическую цену воссоединения с Крымом для России нельзя оценивать как одномоментное действие. Даже сами операции Запада неверно оценивать схематично: представление о Западе как гомогенной структуре, монолите – типичное заблуждение. А реальность 2014 года, судя по состоянию на начало 2019 года, включала изменение схемы по ходу процесса. Первоначальный вариант совместного западного контроля над Украиной – совладение – изменился. США и Великобритания постарались отодвинуть политическое ядро ЕС от совладения – что всегда естественно для хищников. Почему бы после успешной охоты в стае не обделить кого-то внутри стаи, увеличив свою долю?.. Видно это и по планам приватизации украинского технического правительства: и Арсений Яценюк, и Владимир Гройсман как «премьеры» Украины не скрывали приоритеты приватизации – передать максимум США и Великобритании. Как видится, эти два хищника переоценили силу своих клыков…

Что же в тактическом и среднесрочном плане означает для России воссоединение с Крымом, полуостровом, включающим два субъекта Федерации – республику Крым с административным центром в Симферополе и город федерального значения – Севастополь?

Анализ взаимодействия между такими сегментами, как экономика, политика, идеология и военно-политическое положение – область анализа двух-трех НИИ, на конкуренцию с интеллектуальным потенциалом которых автор, конечно, претендовать не может. Так что наш анализ положения ограничится простым препарированием крымского пирога в различных плоскостях.

Дела хозяйственные

В экономической части значение Крыма для России, пожалуй, наиболее значимо. Например, в 2014 году Россией был денонсирован договор об аренде баз ЧФ России в Крыму – по этому договору Украина выдаивала из России аренду за земли на завоеванных общими усилиями территориях, за построенные в СССР объекты более 300 миллионов долларов в год, не считая коммунальных ресурсов, продаваемых существенно выше внутрикрымских тарифов. Уже на этом наша страна сэкономила на сегодня почти полтора миллиарда долларов.

Вопрос со сборами за пролет над геоторией Крыма (акватория, территория и воздушное пространство) будет решен в рамках Международной организации гражданской авиации, а лоцманские сборы за проводку судов по Керченскому проливу собираются уже с 2014 года. За 2017 год, например, сборы за фарватер составили семь с половиной миллиона долларов – не горы, но на поддержание инфраструктуры пролива достаточно.

Шельф Крыма разведан далеко не полностью: здесь не ждут газовых месторождений масштабов Персидского залива, но собственная добыча в принципе позволяет даже «осажденной крепости Крым» самообеспечиваться.

Сложнее кодифицируемым является вопрос портов и таможенной границы. Если на официальном уровне такие преимущества не декларируются, неофициально фактическое замыкание Азовского моря территорией России имеет значение. Это один из рычагов влияния на позицию властей Украины в случае кризисов. Порт Мариуполь – контролируемая Украиной часть Донецкой народной республики – является воротами по вывозу черных металлов с Украины. Принципиально, что с воссоединением Крыма с Россией еще больший процент территории Украины охватывается с севера, востока и юга территорией ЕврАзЭс. Это означает увеличение естественной роли России и ЕврАзЭс в торговле Украины, что, конечно, не может не влиять на геополитические процессы.

Пустое рисование вилами по воде, могут сказать критики, но реальность такова, что естественные экономические интересы, как трава, постепенно пробивают себе дорогу к солнцу даже через самый прочный железобетон. И в последние два года взаимная торговля России с Украиной демонстрирует рост более чем 10 процентов в год.

Наибольшее экономическое значение, которое будет постепенно расти в перспективе, имеет географическое положение полуострова, расположенного в нескольких зонах так, что южный берег даже причисляют к субтропикам – как и побережье Сочи. Это означает, что у нашей страны, лишенной широкого выхода к южным морям, более чем вдвое расширилась прибрежная полоса, пригодная если не к круглогодичному отдыху, то, во всяком случае, к классическому летнему сезону «на югах». Все вопросы туризма здесь освящать нет смысла, но, кроме этого, Крым, как и побережье Кавказа для России, – и курорт, и зона, где уже идет застройка качественной и элитной недвижимостью в «правильной» климатической зоне. Да, небедные люди тоже хотят жить хорошо и строить дачи не на полуострове Таймыр или Колыме – куда кто-то хотел бы отправить всех, кто не нравится.

В этом ключе значение Крыма и юга России крайне важно: регионы замыкают на себя хотя бы часть финансовых потоков страны. Южные регионы – это территории, где тратятся большие средства не только на продукты виноделия, фрукты климатической зоны, что, конечно, важно. Но еще важнее траты на туризм и недвижимость. Теперь в России есть достаточно места, где можно обзавестись гнездом, хотя и поскромнее, чем Ласточкино. До 2014 года россияне вывозили за границу порядка 25–30 миллиардов долларов в год за туристические услуги. Постепенно восстановившийся спрос, замыкаясь в том числе и на Крыме, сможет сделать в течение 10–15 лет регион более чем самодостаточным.

В бюджетных параметрах два субъекта Федерации – Республика Крым и город-герой Севастополь – постепенно увеличивают свою самостоятельность, по планам на 2020 год она должна достичь 75–80 процентов. Но дело здесь не только в налогах – это проблема, типичная для курортных регионов: регион тратится на инфраструктуру и социалку, бюджет дефицитен, а турфирмы и местные жители хорошо зарабатывают, занижая или не платя налоги. Ну, как говорится, это уже вопрос вторичный. Деньги, так или иначе, остаются в России, а вопрос сборов – компетенция соответствующих органов…

Дела войны и политики

С военно-политической точки зрения полуостров Крым называют южным щитом России. Это означает, что полуостров обеспечивает более удобный контур защиты России с этого направления. Крым стал снова главной базой ЧФ России. Не вторгаясь в епархию, в которой военные могут сказать лучше и правильней, скажем про «крымский щит» с экономической точки зрения. Основоположник науки геополитика Карл Гаусгофер подмечал, что государства стараются занять в качестве пограничных рубежей реки, горные цепи и побережья. Причина проста – оборонять их экономически существенно дешевле, чем равнины, особенно граничащие с густонаселенными территориями вероятного противника.

Положение США в мире, их экономическое процветание в XX веке достигнуто не только в силу протестантской этики населения. На территории США не было ни одной войны с внешним противником, 100 процентов их границ расположены вдоль океанов или слабых соседей. Враги России понимают, что «крымский щит» обеспечивает России удобную, безопасную границу хотя бы на южном фланге.

Идеологически и культурно Крым стал символом «Русской весны». Лишний пафос – дело не очень благодарное, но можно сказать, что отношение к референдуму стало маркером внутри России. Естественно, все надежды на то, что по этому поводу внутри России начнутся протесты, были беспочвенными фантазиями тех, кто начал на Украине под копирку создавать электронные странички «Московской, Карельской, Уральской» и прочих народных республик в надежде на раскол России. Автор мониторил эту ситуацию и мог констатировать тогда, что энтузиазм по поводу воссоединения с Крымом поднял доверие к власти не только в Центральной России, но и на Кавказе, Поволжье, в регионах со смешанным населением. Люди во все времена ценили сильное государство.

На протяжении мировой истории, как автор и предупреждал беспочвенно фантазирующих украинцев, не было случаев, когда расширяющееся государство разваливалось от бунтов изнутри. Это обусловлено и параллелями в биологии. Любой хищник, раз уж Россию ассоциируют с медведем, не станет просто так расширять свой ареал охоты, если у него есть не зализанные раны. Если государство находит в себе социальную, биологическую энергии, военные ресурсы для расширения, тем более мирного, это означает, что внутри нет серьезных волнений…

Издержки

Для объективной оценки роли «крымского консенсуса», как уже было сказано, нужно обрисовать и издержки этого процесса в свете очерченных шахматных комбинаций – гамбита в условиях устроенного России цугцванга.

Основная сложность в том, что выгоды от приобретения Крыма Россия будет ощущать в средне- и долгосрочной перспективе, а издержки – в основном в кратко- и среднесрочной. Получается условный кассовый разрыв для поколений – профит получат в основном те, кто родился в 2014 году и позже…

Издержки эти весьма существенны, и, по расчетам автора, Крым обойдется России демографическими потерями в пять – семи миллионов человек в горизонте 15–20 лет. Цена заемного капитала для российских предприятий выросла с шести-семи процентов в 2013 году до 11–13 процентов в 2018–2019 годах. Рынок западного капитала для России в значительной степени закрыт, чем, разумеется, воспользовались и восточные партнеры, и, конечно, наши банки. Характерной чертой поведения российских банков стал выкуп у украинских банков, в том числе у Приватбанка Игоря Коломойского, долгов крымских клиентов. Теперь, вопреки ожиданиям крымчан и комментариям Владимира Путина, им стали приходить требования. Впрочем, так бессовестно ведут себя собственники банков везде и всегда – даже спонсируют врагов своей страны, если это выгодно.

Вклад Крыма в санкции, как уже упоминалось, не стопроцентный, но все же политика Запада, изменение настроений на Украине сказались на России. Последние два года Росстат зафиксировал снижение рождаемости почти на 20 процентов, существенно выросла безработица и инфляция, прежде всего инфляция качества.

Например, в Петербурге после 2014 года инфляция качества в продовольствии приобрела угрожающие масштабы. Сметану замещает «сметанный продукт», на прилавках появились так называемые «мясорастительные консервы» – смесь с нестриженным куском свиной шкуры, которую не едят даже уличные собаки. В сырах, молоке и мясных продуктах, чтоб уложиться в сократившийся бюджет покупателей, мясные компоненты и молочные жиры, равно как и содержание соков, заменяется на дешевые жиры, консерванты и усилители вкуса. Появляются рыбные консервы, содержимым которых не хотелось бы кормить даже заключенных. То есть продукты в среднем и низком ценовом сегменте, потребляемые основным населением городов, либо подорожали на 25–40 процентов за последние три-четыре года, либо стали существенно хуже.

По этому поводу автор консультировался с врачами, диетологами, пищевиками. Вывод неутешительный – население России, потребляющее продукты из массовых супермаркетов, мрет от тромбов, забивающих сосуды. Это прямое следствие того, что качество продовольствия в условиях санкций Запада и падения спроса государство отдало на откуп рынку. Можно прогнозировать, что демографические последствия из-за ситуации с продовольствием, вызванной, конечно, не только санкциями и Крымом, будут сравнимы с результатами Первой мировой. Не случайно сегодня растет сектор фермерских продуктов, на порядок-два отличающихся по качеству от сетевых.

Снижение рождаемости на 20 процентов (официально по Росстату), массовая смертность от тромбов в 30–40-летнем возрасте, рост онкологии, связанной с качеством питания, требует, на взгляд автора, немедленных чрезвычайных мер по госрегулированию отрасли, независимо от того, действуют санкции или нет. Наверное, стоит хотя бы снизить НДС на торговлю массовыми продуктовыми группами, чтобы производители сыров, молока, консервов и других продуктов не экономили на всем, чтобы сохранять рентабельность. Центробанк России рапортовал в апреле, что золотовалютные резервы достигли рекордного уровня за последние четыре года; не хотелось бы, чтоб эти резервы стали закопанными на кладбище сокровищами, доставшись соседям России.

В конечном счете самая важная борьба у нас в России – это борьба за качественную социально-экономическую модель, выигрышную для близлежащих стран. Переиграть наших, с позволения читателей, «партнеров» можно только на стратегических позициях с учетом более коротких рычагов влияния у наших границ и задела, созданного предками, – в этом преимущество.

Тем более что внутри России всегда есть желающие, в том числе и на западные гранты, работать на создание в стране атмосферы «безнадеги». В начале апреля социологическая служба «Левада-центр» озвучила цифры опроса по Крыму. 54 процента россиян считают, что Крым постепенно перестанет быть фактором раздора с Западом. Цифра выросла с 2014 года раза в полтора. Но как сотрудники «Левада-центра» комментируют это? «Комплексом национальной неполноценности» россиян, «иррациональной верой в лучшее», которая возникает в ситуации уныния и апатии. Вот такая «социология» у нас... Ну и конечно, где же мог выступать такой социолог? Разумеется, на радио «Эхо Москвы». Эта примитивная отработка грантов уничтожила в моих глазах остатки репутации «Левада-центра», к «Эху» претензий нет, там все понятно было изначально…

На непредвзятый же взгляд, даже вне контекста геополитики, все трактуется проще – войны в Крыму нет, делегации из ЕС приезжают, туризм растет, открыт мост. Народ, как высший Гений, в такой ситуации все трактует трезво – ветер времени точит даже пирамиды фараонов. Пик неприятия на Западе «крымского консенсуса» был в 2014 году, теперь в ЕС никто не будет ужесточать ни санкции, ни даже риторику.

Можно сказать, что начавшаяся выдача российских паспортов в Донецкой и Луганской народных республиках в начале апреля 2019 года, признание дипломов, водительских прав, официальный статус рубля в центральных банках республик – верное движение в сторону интеграции в Россию. Вместе с Абхазией и Южной Осетией, интегрируемых с Россией с разной скоростью, все это создает предпосылки для реализации мощного экономического, а затем и политического контрнаступления на юго-западном и южном фланге европейского театра военных действий, а отношения с Западом, увы, пока должны кодифицироваться в таких терминах.

Теперь России остается принять условия игры и постараться выиграть в долгую, но для этого нужна внутренняя модернизация большей части страны. Если этого не произойдет, то крымский гамбит удастся и полуостров станет лишь утешительной компенсацией за разгром России на всем юго-западном геополитическом фронте…


13 Мая 2019

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


880 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
74702
Борис Ходоровский
53521
Богдан Виноградов
40302
Сергей Леонов
25584
Роман Данилко
23959
Дмитрий Митюрин
12475
Александр Путятин
11721
Светлана Белоусова
11044
Татьяна Алексеева
10932
Наталья Матвеева
9791
Павел Ганипровский
8820
Дмитрий Митюрин
8076
Богдан Виноградов
7470