ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №20(536), 2019
Жизнь в эпоху трансфера власти
Хавьер Колас
журналист
Испания
50423
Жизнь в эпоху трансфера власти
Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин

К двадцатилетию пребывания у власти в России Владимира Путина иностранные СМИ пытаются разгадать его феномен и делать прогнозы на будущее.  

20 лет «контролируемой демократии»

«Я не люблю избирательные кампании». Это были первые слова из уст Владимира Путина, директора ФСБ в тот день в августе 1999 года, когда президент Борис Ельцин вызвал его в свой кабинет, чтобы сообщить ему, что он будет назначен премьер-министром России.

Россия бродила по неспокойной реке капитализма менее десяти лет. Билл Клинтон все еще был в Белом доме, Жак Ширак – в Елисее. Тони Блэр был на Даунинг-стрит всего два года, а Цзян Цзэминь руководил гигантом по имени Китай, который, как говорили, покорил XXI век. С тех пор прошло 20 лет, и Путин показал себя хорошим работником с избирателями, хотя ему все еще не нравятся митинги. Проблема заключается в том, что, по Конституции, срок его президентства истекает через четыре года, а других кандидатов на этот пост, кроме него самого, нет. 

Почти никто из населения России в возрасте до 30 лет не помнит другого руководителя. Но было время, когда главы правительств находились на своем посту меньше, чем многие продукты хранятся в холодильнике. «Ельцин увольняет своего четвертого за 17 месяцев премьер-министра и назначает главу КГБ», – сообщал заголовок на обложке El Mundo на следующий день после назначения Путина главой правительства. Этот пьяный российский лидер нуждался в ком-то, кто помог бы ему закрыть все открытые им фронты: юристы окружили членов его семьи, чеченские сепаратисты бросили вызов авторитету Москвы, инфляция стала угрожающей. И прежде всего следующим летом должна была начаться ожесточенная избирательная кампания, которая поглотила бы остатки «ельцинизма».

В своих мемуарах «Полуночные дневники» Ельцин признает, что он боялся, что страна выйдет из-под контроля. Сегодня 66-летний Путин сталкивается с другими проблемами. В краткосрочной перспективе власти проводят кампанию, целью которой является заставить замолчать теперешних лидеров протестов и напугать их сторонников. 

Российский следственный комитет также приступил к тому, чтобы закрутить гайки, и даже возбудил уголовное дело за массовые беспорядки – в них обвинены уже десять молодых людей. Одновременно были заблокированы их счета и предъявлено обвинение в отмывании денег нескольким сотрудникам следственной антикоррупционной платформы, которой в период с 2016 по 2018 год руководил оппозиционер Алексей Навальный. 

В среднесрочной перспективе Путин сталкивается с растущей усталостью от политической маски, которая придает правительству институциональную легитимность, – от партии «Единая Россия». Существуют некоторые противоречия, вызванные бесконечной либерализацией: ухудшение условий жизни из-за кризиса последних лет подорвало его популярность и популярность его правительства даже в провинциях. Недавние улучшения и реформы, которые еще только будут проведены, могут нарушить хрупкий политический баланс, который обеспечивает его власть. На горизонте появляется угроза падения частных инвестиций и хронический отток капитала.

Несмотря на то, что рейтинг Путина снизился с 80 до 60 процентов, он остается на таком высоком уровне, который трудно представить себе в Европе или США. Его срок заканчивается в 2024 году, но немногие аналитики считают, что самый «долгоживущий» лидер Кремля со времен Иосифа Сталина полностью уходит в отставку. Альтернативы три: конституционная реформа, которая позволит заново избраться главой государства, создание более важной должности, для защиты своего будущего или передача власти (возможно, в последний момент, как это сделал Ельцин) преемнику.

Две вещи убедили Ельцина в том, что Путин может быть его человеком. Он начал присматриваться к нему в Кремле в 1997 году, когда Путин был вторым человеком в отделе, посвященном регионам, и отличился тем, что мог реагировать на президентские перемены настроения, рассуждая рационально, не краснея и не паникуя, как остальные. На него также произвела впечатление лояльность Путина, которой он рискнул, защитив бывшего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, своего политического крестного отца, от проблем с правосудием. У нынешнего президента сегодня много лоялистов, но у президентской власти сегодня меньше противовесов, и страна привыкла к «управляемой» демократии, когда граждане выбирают своих правителей на менее конкурентных выборах. 

Путин прибыл как реформатор, пообещав навести порядок. Его историческая миссия состояла в том, чтобы восстановить достоинство униженной страны после холодной войны. Но приключения США в Афганистане, Ираке или Ливии и конвульсии на Украине (которые он считает устроенными Вашингтоном), разочаровывали его. Путину удалось упростить российское настоящее, но будущее кажется очень сложным для преемника-новичка. 

Путин не готов уволиться 

Конституция России устаревает, пожаловался председатель Государственной думы РФ Вячеслав Володин в своей статье, вышедшей на прошлой неделе в «Парламентской газете». Эти слова Володина вызвали бурю комментариев и спекуляций, как только были опубликованы. Почему председатель говорит такие вещи? И почему так много российских политиков почувствовали необходимость ответить на это публично? 

Вся эта суета может показаться странной. Во-первых, российская Конституция, которой совсем недавно, в прошлом году, исполнилось 25 лет, не особенно стара, в отличие от конституций других государств. Кроме того, российские лидеры обычно вообще не беспокоятся о Конституции, учитывая, что они неоднократно попирали те ее положения, которые им не нравятся. 

Проблема не в том, что российская Конституция слишком стара, а в том, что российский президент слишком молод. Нынешний президентский срок Владимира Путина заканчивается в 2024 году, и, как это ни досадно для него, в соответствии с Конституцией его страны он не сможет снова стать президентом, после того как отслужил два срока подряд. Тем не менее Путину всего 66 лет, так что ему будет чуть за 70, когда закончится его нынешний срок, – он будет моложе, чем президент США Дональд Трамп и его соперники Джо Байден и Берни Сандерс сегодня. И Путин, похоже, может похвастаться гораздо лучшим состоянием здоровья, чем они, учитывая, что Белый дом гораздо менее заинтересован в утечке фотографий своего президента без рубашки, чем Кремль. 

Что же делать российскому президенту? Его предшественник, Борис Ельцин, мирно ушел в отставку с поста президента, но Ельцин был политически дискредитирован, и у него были проблемы со здоровьем. Однако мало что указывает на то, что Путин готовится к спокойной постпрезидентской жизни. Испортив отношения с соседями, он вряд ли будет иметь возможность наслаждаться отдыхом в Альпах или на Французской Ривьере. Кроме того, есть некоторый риск в том, чтобы выпустить из рук бразды правления. Тот, кто придет на его место, скорее всего, будет чувствовать себя в безопасности только после того, как Путин окончательно покинет сцену. Если так, то Путин может оказаться больше похожим на бывшего советского лидера Никиту Хрущева, чем на Ельцина. После ухода с поста генерального секретаря в 1964 году Хрущева до конца его дней преследовала тайная полиция. 

Поэтому мало кто в России думает, что Путин планирует уйти в 2024 году. Но как ему удастся остаться? На этот счет есть много теорий. Несколько месяцев назад в Москве ходили слухи, что Путин планирует уйти с поста президента России ради чего-то еще более грандиозного – председательства в Союзном государстве России и Белоруссии. Но белорусские лидеры, особенно давно правящий президент страны Александр Лукашенко, не горят желанием отказываться от контроля. У Москвы, конечно, есть инструменты, чтобы вытеснить Лукашенко, но стоит ли это делать? 

Возможно, не стоит, и именно поэтому дискуссии о планах на период после 2024 года сместились в другие направления. Можно полностью отказаться от ограничений по срокам и позволить Путину баллотироваться на очередной срок. Но отмена ограничений по срокам слишком сильно пахнет диктатурой, которой правительство предпочло бы избежать. И то, что Путин стал де-факто пожизненным президентом, на самом деле не соответствует настроениям российской общественности. 

Еще один вариант: изменить Конституцию, чтобы создать новую должность в парламенте, которую Путин мог бы занять в 2024 году. Если это звучит знакомо, то так оно и есть. Подобные ограничения срока в 2008 году привели к тому, что Путин сменил президентский пост на пост премьер-министра, назначив в президенты своего давнего соратника Медведева. 

Проблема с очередной ротацией между президентом и премьером заключается в том, что во время последней попытки Путину это явно не понравилось. Поэтому идея, выдвинутая Володиным – о том, что Путин может захотеть снова стать премьер-министром, – кажется немного абсурдной. Но лучших вариантов мало, и они сложнее. 

Стандартная интерпретация заключается в том, что статья Володина была одобренным Кремлем пробным шаром для оценки ответов населения и элиты. Поразительно, однако, что эти пробные воздушные шары выпускаются так задолго до 2024 года и что они так высоко летают. До конца путинского срока еще пять лет, но в Москве вопрос преемственности уже доминирует в политике. 

Но может ли 2024 год стать годом перемен? Если учесть последнее неожиданное возвращение Путина на пост президента, имевшее место в 2012 году, то ключевым вопросом будет то, как ответит на повтор этого действия население. Тогда десятки тысяч москвичей вышли на улицы, чтобы призвать к реальным выборам. А элита разошлась во мнениях на то, как на это реагировать, причем некоторые выступали за диалог с протестующими, а другие призывали к жесткой линии. Путин утверждал, что протесты были финансируемым США заговором, чтобы свергнуть его, и можно предположить, что он считал угрозу своей власти реальной. 

В 2012 году Путину удалось сплотить элиту на своей стороне, не позволив никому влиятельному встать на сторону оппозиции. Он, вероятно, мог бы сделать то же самое сейчас, но он не может быть уверен, что у него все получится. 

После статьи Володина об изменении Конституции, казалось бы, все в российской политике высказали свое мнение о том, что Путин должен делать дальше. То есть все, кроме Путина. Возможно, он ждет, чтобы объявить свой генеральный план. А может быть, он пока не знает, что делать. 

Перевод Татьяны Алексеевой.


7 Сентября 2019

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


880 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
76675
Борис Ходоровский
56682
Виктор Фишман
52467
Богдан Виноградов
43538
Роман Данилко
26625
Сергей Леонов
25714
Дмитрий Митюрин
22768
Татьяна Алексеева
11923
Александр Путятин
11864
Светлана Белоусова
11266
Дмитрий Митюрин
11165
Наталья Матвеева
9952
Павел Ганипровский
9022