ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №25(541), 2019
Ночь Гая Фокса
Богдан Виноградов
журналист
Санкт-Петербург
114
Ночь Гая Фокса
Ночь Гая Фокса до сих пор широко празднуется в Англии

Пожалуй, трудно найти человека, который бы не знал маску Гая Фокса. Именно ее сделало своим символом некогда известное интернет-движение «Анонимусов». Да и в целом лицо «джентльмена с усиками» стало визитной карточкой склонных к протесту молодых людей. Это не случайное совпадение – образ маски Гая Фокса использовал сначала художник Аллан Мур в своем комиксе «V – значит Вендетта», а затем и братья  Вачовски в одноименном фильме-экранизации. Но кем на самом деле был господин Фокс?

А был он сыном обыкновенных англичан англиканского вероисповедания и родился в 1570 году. Отец Гая умер, когда его сыну было всего восемь, и его вдова вышла замуж за католика-рекузанта, отвергавшего навязываемое властью вероисповедание. Ребенка отдали в католическую школу Святого Петра. Неудивительно, что он вскоре также стал придерживаться римско-католического вероисповедания.

Скрытая гражданская война

В то время в Англии шла скрытая гражданская война между протестантами и католиками – местный вариант европейских религиозных конфликтов эпохи Реформации. Фокс пытался служить виконтам Монтегю, но что-то не задалось. И тогда молодой человек решил стать воином веры. Тогда это означало карьеру наемника на фронтах одной из бушевавших в Европе войн. 

Фокс отправился в Нидерланды, где под командованием другого англичанина-католика, сэра Уильяма Стэнли, сражался с восставшими против испанской короны голландцами. Будущий заговорщик показал себя хорошим солдатом и даже был рекомендован на повышение до чина капитана. Но ему самому хотелось защитить интересы своих собратьев по вере на родине – и он отправился в Испанию в надежде получить помощь в свержении англиканской монархии. Выбор был понятен – католическая Испания была давним противником англиканской Британии, а Гай Фокс потратил несколько лет своей жизни на войне с врагами Испании.

Однако обстоятельства сложились не в его пользу – Мадрид не стал активно поддерживать английских католиков, ограничившись заверениями в дружбе и поддержке. Тогда между державами шла сложная дипломатическая и шпионская игра, в которой самодеятельность недовольных одиночек могла скорее повредить долгоиграющим планам монархий. Фокс все правильно понял и отбыл обратно на родину, где… присоединился к заговору Роберта Кэтсби.

Да, на самом деле «заговор Гая Фокса» был организован другими людьми, а именно недовольными религиозными притеснениями дворянами-католиками. Так, тот же Кэтсби уже участвовал в неудавшемся католическом восстании, получив за это неподъемный штраф. А самым высокопоставленным заговорщиком стал Томас Перси, двоюродный брат католического лорда Нортумберлендского. Гай Фокс был привлечен как исполнитель – заговорщиков впечатлили его военный опыт и связи в Испании.

Техника теракта начала XVII века

Целью интриги было убийство короля Якова I. Рожденный католиком, он стал королем протестантов – и, по-видимому, вошел во вкус. Естественно, что монарху гораздо больше нравилась религия, в которой главой церкви, имевшей тогда немалый вес, является не римский понтифик, а сам король страны. Достаточно сказать, что именно тогда появился официально одобренный перевод Библии, сегодня известный как «Библия короля Якова». Английские католики, возлагавшие на нового короля надежды, жестоко разочаровались и принялись строить против него планы. А это, в свою очередь, приводило к новому витку репрессий.

Заговорщики придумали весьма экзотический способ достичь своей цели – неугодного короля предполагалось взорвать вместе с парламентом. Характерно, что именно так покушались на отца Якова, лорда Дарнли. Жестокость этого способа поразила даже некоторых участников заговора, но Кэтсби отмел возражения: «Характер болезни требует столь сильнодействующего лекарства», – сказал он.

Гай Фокс был привлечен как мастер саперного дела. Именно он должен был привести в действие мину, которую предполагалось заложить под угольный склад, находившийся на первом этаже здания, под палатой лордов, – нравы тогда были совсем простые, и частное предприятие рядом с важнейшим государственным учреждением никого не смущало. Но подкоп не удался – или, по предположениям некоторых историков, он и вовсе был выдумкой королевских следователей. Поэтому было решено использовать подвал палаты лордов. Заговорщики арендовали находящееся неподалеку помещение и принялись за дело. Работа по ночам и высокий статус съемщиков до поры защищали их от неудобных вопросов. А принесенный порох маскировали углем. 

Дата покушения переносилась несколько раз – парламент откладывал продолжение работы из-за угрозы чумы. Но в конце концов все решилось. Король должен был умереть 5 ноября 1605 года. Больше того – после взрыва люди заговорщиков должны были искать и добивать выживших. Цареубийство стало бы сигналом, по которому по всей стране должны были вспыхнуть католические восстания. В результате на трон взошла бы малолетняя принцесса Елизавета – разумеется, при регентах правильного вероисповедания.

Фиаско

Казалось, что удача благоволит бунтовщикам. Гай Фокс уже приготовил фитиль, спички и часы, а в Темзе его ожидала лодка, на которой он должен был спастись от взрыва и добраться до корабля, плывущего в Нидерланды, где своего часа ждали вооруженные сторонники заговора.

Но судьба решила иначе. 26 октября лорд Монтигл получил анонимное письмо, которое в путаных выражениях предостерегало его от посещение той самой сессии парламента – дескать, Господь уже готовит удар, который поразит грешников. Вельможа воспринял угрозу всерьез и сообщил о ней тайному совету, а потом королю. Заговорщики знали об этом – один из них, Томас Уорд, был в свите Монтигля и присутствовал при вскрытии письма. Некоторые из них посчитали, что дело пропало, и предлагали бежать из страны. Но Кетсби отказывался признавать поражение и решил подождать.

К 3 ноября пороховая мина оставалась нетронутой. Больше того – пришедшие проверить склад с углем люди короля встретили Фокса, который спокойно представился им слугой Томаса Перси (участника заговора, от имени которого было арендовано помещение) и сообщил, что уголь принадлежит его хозяину. Вроде бы поводов для беспокойства не было...

На деле же королевских служащих насторожило слишком большое количество угля и имя арендатора – лорд Монтигл считал, что письмо ему написал именно Перси. Все это было передано лорду Роберту Сессилу, который принял решение действовать. Вернувшиеся к складу 4 ноября вооруженные люди во главе с судьей застали Фокса буквально с фитилем и кресалом в руках. Теперь отпираться было бессмысленно – и Гай Фокс произнес знаменитое: «Будь я внутри здания – взорвал бы его вместе с собой и всеми вами!» Заговор потерпел фиаско.

Бывшего наемника стали пытать. Поначалу он держался, стараясь выдать себя за террориста-одиночку. Но пытки, которые становились все более и более жестокими (достаточно посмотреть на образцы его подписи до и после пыток – «допрос» лишил его возможности уверенно двигать рукой), в конце концов сломили волю Фокса. Он стал говорить.

Узнавшие о провале заговорщики бежали из Лондона. Злая ирония судьбы – часть из них погибла при случайном взрыве пороха, который они пытались просушить. Остальных поймали или убили при попытке схватить. Разумеется, выживших ничего хорошего не ждало – после окончания следствия их казнили страшным способом, который называется «четвертование, подвешивание и потрошение». Пожалуй, приводить подробности будет излишним – само название хорошо характеризует мучительность этого способа умерщвления. Но смелый вояка Фокс не позволил над собой издеваться и спрыгнул с эшафота с петлей на шее. Шея сломалась под весом его тела – смерть была мгновенной.

Чучело Гая

Король повелел отмечать провал «Порохового заговора». Частью праздников было возжигание костров. Из-за непростой английской истории в какой-то момент этот праздник перестал быть одобряемым властью, но зато стал символическим для радикальных протестантов. Потом кто-то начал жечь чучела папы римского, со временем превратившиеся в чучело Гая Фокса. Название этого чучела, «гай», превратилось в обозначение странно одевающегося горожанина, а затем и просто любого мужчины. Это тоже довольно иронично, учитывая, что сам Гай Фокс предпочитал использовать итализированную версию своего имени – Гвидо.

Тем не менее в этой истории до сих пор остается больше вопросов, чем ответов. Начать можно с того, что, вообще-то, король не был обязан присутствовать на возобновлении сессии парламента. Получается, что кто-то «слил» заговорщикам информацию. И это был кто-то из ближайшего окружения монарха. Не был ли это лорд Сессил, получивший славу защитника отечества от католических заговорщиков? Ведь результатом всей затеи стало усиление репрессий против католиков и укрепление власти Якова. И какова была роль иезуитов, представитель которых присутствовал на некоторых собраниях заговорщиков, но якобы не принимал в них участия? Был ли причастен Гай Фокс и остальные недовольные к таинственным фемическим судам – тайным организациям, вершившим правосудие по своему усмотрению еще со Средних веков? Вряд ли мы когда-нибудь все это узнаем...

А вот что действительно интересно, так это феномен образа Гая Фокса. Вернее, его трансформация в современном сознании. Католический фанатик и террорист, участник неудавшегося государственного переворота со временем превратился в романтического борца за свободу. Пожалуй, наибольшую роль в этом сыграл фильм Вачовски «V – значит Вендетта». В нем действует таинственный человек в стилизованной маске, который борется с тоталитарным режимом и своей гибелью вдохновляет людей на действие. 

Речь идет именно о фильме, ведь комикс-первоисточник выглядел совершенно иначе, а его герой куда более безжалостен и склонен к радикализму. Его автор, Алан Мур, не скрывал своего разочарования. «Фильм превратился в притчу эры Буша, написанную людьми слишком робкими, чтобы написать политическую сатиру о своей стране... – говорил он. – Это оборванная и тщетная и в значительно степени бесполезная американская фантазия о некоем человеке с американскими понятиями о свободе, противостоящем государству, управляемому неоконсерваторами, – не об этом был комикс. Он был о фашизме, об анархии, он был об Англии».

Так или иначе, ни один из этих образов не имеет отношения к реальному Гаю Фоксу – человеку своей эпохи, чьи цели были очень далеки от идеологической повестки современного мира. Скорее всего, он бы очень удивился, узнав, что и спустя половину тысячелетия в старой доброй Англии сжигают его чучела, а наряженные в старинные костюмы люди перед каждым открытием работы парламента проверяют его подвалы – нет ли там бочек с порохом. И еще больше бы он удивился, а может, и посмеялся тому, что некие молодые люди либертарианских и анархистских взглядов выходят на митинги протеста в личинах, которые они называют «масками Гая Фокса».


20 Ноября 2019

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


880 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
76406
Борис Ходоровский
56099
Богдан Виноградов
42739
Виктор Фишман
40781
Роман Данилко
26193
Сергей Леонов
25680
Дмитрий Митюрин
19050
Татьяна Алексеева
11859
Александр Путятин
11830
Светлана Белоусова
11230
Наталья Матвеева
9912
Дмитрий Митюрин
9619
Павел Ганипровский
8937