КРИМИНАЛ
«СМ-Украина»
Дело о пропавших геологах
Олег Иванников
журналист
Киев
49
Дело о пропавших геологах
Много внимания уделялось освоению природных ресурсов Прикарпатья – в первую очередь энергоносителей

Приход советской власти на земли Западной Украины и жесткая политика нового режима имели в этом регионе крайне противоречивые последствия. С одной стороны – насильственная коллективизация, преследования униатской церкви, принудительная мобилизация на «великие стройки социализма», но самое страшное – массовый политический террор. Как видно из докладной записки, представленной Лаврентием Берия в Президиум ЦК КПСС 26 мая 1953 года, за восемь предшествующих лет погибли около 153 тысяч человек, арестованы 134 тыс., высланы за пределы республики 203 тыс. жителей Западной Украины. Погибло несколько тысяч военнослужащих, около 30 тысяч представителей власти, актива, специалистов, участников колхозного строительства. Примечательно, что половина погибших в результате силовых акций подполья пришлась на крестьянство, оказавшееся между жерновами политики коллективизации и сопротивления ей антисоветского резистанса. 

СОВЕТИЗАЦИЯ ГАЛИЧИНЫ – СВЕТ И ТЕНИ

Наряду с трагическими последствиями бескомпромиссного противостояния, постепенно менялось лицо края. Во «Второй Речи Посполитой» Галичина составляла четверть населения тогдашней Польши, однако давала лишь 1/10 ее промышленной продукции. Почти 79% занятых работало в сельском и лесном хозяйстве, и лишь 10% – в промышленности и на транспорте. Глубокое исследование продуктивных сил региона в межвоенный период дал известный историк народного хозяйства Украины Григорий Ковальчак, научный сотрудник Института общественных наук АН УССР во Львове. Данные исследователя тем более заслуживают доверия, что этот «типичный советский интеллигент, партийный активист» (слова профессора Я.Дашкевича), работая в архивах обкомов партии, втайне собирал и выносил в халявах сапог записи статистических данных о гибели и репрессировании населения западных областей в 1940–1950-х годах.

Предприятия насчитывали по 15-20 работников, и лишь два-три имели по 250-300 человек персонала. Заработная плата была в 1,5-2 раза ниже, чем в центральной Польше, а производственный травматизм в 2 раза выше. В упадок пришла даже спичечная промышленность, не выдержавшая конкуренции с американо-шведским концерном Крейгера. Добыча нефти и газа в Прикарпатье времен польского владычества на 80% оказалась под контролем кампаний Франции и США, которые тормозили рост добычи, консервировали разведанные месторождения – 20% скважин не давали нефти, 40% эксплуатировались время от времени, почти прекратилась добыча ценного химического сырья – озокерита. «Экономика, – писал Г.Ковальчак, – не сделала, практически, ни одного шага вперед, во многих отношениях даже деградировала».

В сельском хозяйстве господствовали мелкие частники, в 1938 году поголовье основных видов скота составляло 77% от уровня 1927 года, а свиней – меньше уровня 1910 года. Как следствие в 1920–1927 годах эмигрировало 227 тыс. человек, в 1930–1938 годах три воеводства Галичины дали 127 тыс. трудовых эмигрантов, с Волыни уехало за рубеж 103 тыс. человек (по переписи 1931 года на Западной Украине проживало 8,9 млн. человек).

Советы же возводили предприятия машиностроения, химической и легкой промышленности, формировалась социальная инфраструктура, осваивались рекреационные ресурсы. К 1958 году добыча нефти выросла в 4 раза, газа в 11 раз, производство электроэнергии – в 10 раз. Общий объем промышленной продукции в 10-12 раз превзошел уровень 1939 года, реальные доходы рабочих удвоились. Показательно, что к 1964 году продукция предприятий Западной Украины шла на экспорт в 64 страны мира. Две трети кадров промышленности составили местные уроженцы, 70% рабочих были этническими украинцами.

К 1950 году открылось 24 Вузов (до 1939-го их было четыре). Ликвидировали массовое распространение туберкулеза, сифилиса, других инфекционных болезней. Показательным примером роста лояльности к новой власти стало начало целенаправленного набора с 1952 года местных молодых людей на службу в органы государственной безопасности. 

Много внимания уделялось освоению природных ресурсов Прикарпатья – в первую очередь энергоносителей. После войны осваиваются новые месторождения углеводородного сырья, уже в 1946-м вступил в строй первый в Советском Союзе магистральный газопровод Дашава – Киев, затем продолженный до Москвы. В Ивано-Франковске открыли институт нефти и газа. Сторонникам версии о «колониальном» характере советской власти, нелишне задаться вопросом – неужели галичане-выпускники института, работая в Западной Сибири или на Сахалине, осуществляли «колониальную эксплуатацию» России?

РАЗВЕДЧИКИ НЕДР, ОНИ ЖЕ «АГЕНТЫ ИМПЕРИАЛИЗМА»

В конце 1940-х годов поиск в горах подземных богатств украинским геологам помогала вести Московская геологоразведочная экспедиция под руководством профессора Богданова. Поисковики трудились в разгар боевых действий советских силовых структур против вооруженного подполья ОУН*. Производились диверсии на промыслах, нередко боевики ОУН задерживали выезжавших «в поле» работников экспедиции, избивали их, отбирали инструменты и личные вещи. В августе 1948-го ЦК КП (б)У даже издал соответствующее постановление «Об обеспечении условий безопасности работы геолого-поисковых партий в западных областях УССР». Его выполнение взял под личный контроль заместитель секретаря ЦК по нефтяной промышленности Т.Гонта. Однако сами геологи зачастую отказывались от охраны, не желая «дразнить гусей» и настраивать против себя местное население.

5 августа 1948 года на поиски образцов породы в Рожнятовском районе Станиславской (ныне Ивано-Франковской) области отправились члены экспедиции Наталья Балашова и Дмитрий Рыбкин. У 27-летней Натальи, инженера Московского геологоразведочного института, в столице остались муж и маленький ребенок. Молодая женщина выглядела настоящей русской красавицей: статная фигура, голубые глаза, коса до пояса. В полевой работе ей помогал студент того же института Рыбкин, активист и физкультурник.

Геологи мирно собирали минералы, не подозревая, какая участь им уготована. Информаторы подполья из местного села Суходол сообщили о появлении чужаков кустовому руководителю подполья ОУН «Грому». Тот с боевиками «Дубом», «Байдой», «Зализняком», «Кулеметом» и «Славком» задержал Балашову и Рыбкина. Связав им руки, «ценных» пленников отвели к референту Службы безопасности (СБ) Рожнятовского районного провода ОУН «Зоряну». Задержанных решили сначала накормить, затем допросить.

Станичный ОУН в селе «Выдра» принес им молока и хлеба. Наталья тихо спросила:

– Что с нами сделают – убьют или отпустят?

– Может, и отпустят, – последовал уклончивый ответ.

Эсбист «Зорян» понимал, что у него появился шанс отличиться перед шефом – референтом СБ Краевого провода Владимиром Ливым («Иорданом»). Дело ведь можно было подать и так, что безобидные геологи предстанут крупными врагами нации. А посему в полуразрушенном срубе на лесистом склоне горы Лухи начались допросы с пристрастием.

Геологов хватились только через пять дней. Профессор Богданов лично обратился за помощью в Центральный комитет КП (б)У. Для розыска пропавших создали оперативно-войсковую группу во главе с сотрудником Управления 2-Н МГБ УССР майором Тищенко. В сентябре «по геологам» уже задействовали 11 поисковых групп из оперативных работников и 120 солдат Внутренних войск. Вскоре от агентуры поступили достоверные сведения, что членов московской экспедиции захватили боевики ОУН. В Прикарпатье приехал отец пропавшего студента Георгий Рыбкин, директор Гостехиздата СССР. Он лично ходил по селам, показывал фотокарточку сына местным жителям, искал тех, кто мог его видеть или что-либо сообщить о его судьбе.

Увы, ни усилия родных, ни оперативно-розыскные мероприятия чекистов результатов не дали. Дело взял на контроль секретарь ЦК ВКП (б) Кузнецов. О судьбе Балашовой беспокоился ее родственник – известный авиаконструктор Андрей Туполев, постоянно звонивший в ЦК.

Спустя некоторое время оперативникам удалось-таки выйти на след пропавших. Среди захваченных бумаг застрелившегося при попытке захвата референта СБ Карпатского краевого провода В.Ливого («Иордана») оказались и материалы, пролившие свет на судьбу несчастных геологов – протоколы допросов геологов и отчет «Зоряна».

«Зорян», который лично допрашивал «московских оккупантов», окрестил Дмитрия Рыбкина ни много, ни мало «одним из опаснейших представителей большевистского империализма, агентом органов большевистской безопасности». О Наталье Балашовой скромно говорилось: «На вопросы отвечать отказалась, умерла на третий день допросов...» Что довелось пережить этой женщине, мы уже никогда не узнаем.

Рыбкин дал следователю СБ воистину «стратегическую» информацию – об организации работы пионерских и комсомольских ячеек, а также вспомнил фамилии нескольких преподавателей военной кафедры своего института. Студента повесили...

СТРАШНАЯ НАХОДКА

Оставалось найти тела безвинных жертв. Органам госбезопасности удалось установить и разыскать «Выдру». Он-то и указал место, где вершил свои черные дела «Зорян». Первого августа 1949 года в трех километрах от села Лицивка Рожнятовского района оперативная группа обнаружили тот самый сруб, а в полусотне метров от него – две разрытые лесным зверьем ямы. В них и поблизости на земле подобрали два черепа, кости, две женские косы и перламутровую пуговицу от рубашки Рыбкина. 

Отец Дмитрия долго не верил в обрушившееся на него горе. Он добился, чтобы в январе 1951 года череп сына передали в Институт этнографии АН СССР, где работал знаменитый профессор Михаил Герасимов – основатель школы пластической реконструкции внешнего облика человека на основе скелетных останков. Ученый, как известно, создал скульптурные портреты многих исторических личностей – Ярослава Мудрого, Ивана Грозного, Андрея Боголюбского, Мухаммеда Улугбека. Безутешному отцу пошли навстречу.

Год поисков пропавших геологов дорого обошелся и подполью. В ходе розыскных мероприятий ликвидированы «Зорян» и его боевики, упомянутый «Иордан» и руководитель провода «Карпаты-Запад» Василий Сидор («Шелест») с супругой. Убиты 269 и арестованы 233 человека, по введенной властью бесчеловечной системе круговой поруки выселены десятки семей «бандпособников».

К сожалению, кровавый маховик бескомпромиссного гражданского конфликта на Западной Украине в конце 1940-х не сбавил оборотов и остановился не скоро. История, случившаяся в живописном уголке Карпатского края более полувека назад, и сегодня напоминает современникам о подлинном лице гражданского конфликта – бессмысленного и беспощадного.

* - организация, запрещенная на территории РФ


2 Декабря 2019

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


880 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
76353
Борис Ходоровский
55909
Богдан Виноградов
42591
Виктор Фишман
38539
Роман Данилко
25891
Сергей Леонов
25673
Дмитрий Митюрин
18611
Татьяна Алексеева
11841
Александр Путятин
11820
Светлана Белоусова
11217
Наталья Матвеева
9895
Дмитрий Митюрин
9481
Павел Ганипровский
8925