КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №17(403), 2014
Как убивали Фердинанда
Дмитрий Митюрин
журналист, историк
Санкт-Петербург
157
Как убивали Фердинанда
Гаврило Принцип убивает Франца Фердинанда. Рисунок из австрийской газеты 1914 год

Как начинаются войны? По-разному, но в большинстве случаев неожиданно. Сначала между странами накапливается критическая масса спорных вопросов и государственные деятели начинают прорабатывать варианты того, как можно продолжить политику иными (военными) средствами, а затем раздается вопль, после которого с горных вершин трогается снежная лавина. Летом 1914 года снежная лавина стронулась на Европу после выстрелов, произведенных 19-летним сербским студентом с весьма выразительным именем Гаврила Принцип.

ПРОГНОЗЫ ОТ ШВЕЙКА

Не только о Первой мировой войне, но и о причинах, к ней приведших, написаны тома монографий. Однако помимо серьезных геополитических причин для начала столь грандиозной бойни нужен был и соответствующий повод.

Рискну предположить, что относительно того, в чем этот повод заключался, большинство наших современников имеют весьма смутное представление. Ну, застрелил студент крупную во всех отношениях особу, так ведь даже ни монарха, а всего лишь наследника престола. Не бог весть какое заметное по меркам того времени происшествие.

В 1901 году анархист Леон Чолгош убил президента Соединенных Штатов Уильяма Мак-Кинли. В 1903 году во время дворцового переворота были зарублены сербский король Александр Обренович и его супруга. В 1908 году группа боевиков-республиканцев застрелила португальского короля Карлуша I и наследника престола Луиша Филиппе. В 1913 году анархист Александр Скинас зарезал короля Греции Георга I. Это лишь то, что касается глав государств. Что уж говорить про родственников монархов и разных министров! В России, например, их отстреливали и взрывали пачками.

Но мировую войну вызвало почему-то именно убийство наследника австрийского престола, о существовании которого и слышали-то далеко не все европейцы. Да и в родной Австро-Венгрии нельзя сказать, чтобы он был фигурой самой дорогой для сограждан.

Помните, с чего начинаются «Похождения бравого солдата Швейка»?

«Убили, значит, Фердинанда-то нашего, – сказала Швейку его служанка.

Швейк несколько лет тому назад, после того как медицинская комиссия признала его идиотом, ушел с военной службы и теперь промышлял продажей собак, безобразных ублюдков, которым он сочинял фальшивые родословные.

Кроме того, он страдал ревматизмом и в настоящий момент растирал себе колени оподельдоком.

– Какого Фердинанда, пани Мюллерова? – спросил Швейк, не переставая массировать колени. – Я знаю двух Фердинандов. Один служит у фармацевта Пруши. Как-то раз по ошибке он выпил у него бутылку жидкости для ращения волос; а еще есть Фердинанд Кокошка, тот, что собирает собачье дерьмо. Обоих ничуточки не жалко.

– Нет, эрцгерцога Фердинанда, сударь, убили. Того, что жил в Конопиште, того толстого, набожного...

– Иисус Мария! – вскричал Швейк. – Вот-те на! А где это с господином эрцгерцогом приключилось?

– В Сараеве его укокошили, сударь. Из револьвера. Ехал он со своей эрцгерцогиней в автомобиле...

– Скажите на милость, пани Мюллерова, в автомобиле! Конечно, такой барин может себе это позволить. А наверно, и не подумал, что автомобильные поездки могут так плохо кончиться.

Да еще в Сараеве! Сараево это в Боснии, пани Мюллерова... А подстроили это, видать, турки. Нечего нам было отнимать у них Боснию и Герцеговину... Вот какие дела, пани Мюллерова».

Далее Швейк делает прогноз, который по точности попадания пальцем в небо напоминает многие пророчества современных астрологов и политологов. Австрия потребует от турок удовлетворения и, не получив его, объявит Османской империи войну. За турок вступится Германия, а за Австрию – Россия и Франция, после чего «все пойдет как по маслу».

Первые читатели «Бравого солдата…», помня, как развивались события в действительности, хохотали над этим прогнозом до колик. Людям современным этот юмор непонятен, но постараемся разъяснить, в чем «официально признанный идиот» Швейк был прав и в чем ошибался.

ЧЕРНАЯ РУКА АПИСА

Для этого вернемся на 14 лет назад.

В ночь на 11 июня 1901 года в Белграде сербские офицеры во главе с Драгутином Дмитриевичем жестоко расправились с королем Александром Обреновичем и королевой Драгой, а заодно ликвидировали премьер-министра Димитрие Цинцар-Марковича и военного министра Милована Павловича.

Российский журналист Теплов высказался о случившемся весьма жестко: «Сербы покрыли себя не только позором цареубийства (что уже само по себе не допускает двух мнений!), но и своим поистине зверским образом действий по отношению к трупам убитой ими королевской четы. После того как Александр и Драга упали, убийцы продолжали стрелять в них и рубить их трупы саблями: они поразили короля шестью выстрелами из револьвера и 40 ударами сабли, а королеву 63 ударами сабли и двумя револьверными пулями…» Далее следуют поистине шокирующие подробности того, в каком состоянии были найдены тела монарха и его супруги.

Но моральные аспекты случившегося – это одно, а политические реалии – совсем другое. Новым королем стал Петр I Карагеоргиевич, который в отличие от представителей свергнутой династии Обреновичей придерживался не проавстрийской, а пророссийской ориентации.

Дело заключалось в претензиях сербов на Боснию и Герцеговину – край, примерно на треть заселенный их православными соплеменниками, примерно на треть – католиками-хорватами и еще на треть славянами-мусульманами.

В 1875 году в Герцеговине вспыхнуло антитурецкое восстание, вызвавшее большой европейский кризис и приведшее к перекройке границ на Балканах. Сербия и ее союзник маленькая Черногория расширили свои владения, возникло практически независимое Болгарское княжество, а вот Боснию и Герцеговину прибрала к рукам Австрия, введя в край свои войска, но согласившись считать эту территорию частью Османской империи.

Таким образом, вопрос о том, кому именно принадлежат Босния и Герцеговина, оказался решен де-факто, а вот де-юре его заморозили и не ворошили до 1908 года.

Сербия за это время окрепла, и ее лидеры все громче рассуждали о возможности создания единого государства, в которое должны были войти населенные славянами территории не только Османской империи, но и Австро-Венгрии.

Правда, из Петербурга Карагеоргиевичам советовали не слишком увлекаться этими планами. Ведь вздумай австрийцы или турки устроить сербам взбучку, и России пришлось бы либо заступиться за «братьев-славян», либо смолчать и, так сказать, потерять лицо на международной арене.

Король Петр I и его верный премьер Никола Пашич совета вроде бы послушались, но от красивой мечты не отказались и не мешали тем, кто пытался сделать ее явью.

Этих людей возглавлял полковник Драгутин Дмитриевич, получивший за свою упитанную богатырскую внешность прозвище Апис – в честь священного быка в Древнем Египте. Впрочем, имелось и другое толкование этого прозвища: по-гречески «апис» значит «пчела», а он действительно трудился над планами создания Югославии словно пчелка.

Формально занимая всего лишь должность профессора Военной академии, он находился в эпицентре сербской политики, «никто нигде его не видел, но все знали, что он делает все…». И у него был сильный инструмент для реализации своих замыслов – тайная организация «Черная рука», которой побаивались и король, и Никола Пашич, поскольку слишком помнили о судьбе Обреновичей.

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ЦУСИМА

Между тем в 1908 году грянул гром. Австрия заявила об аннексии Боснии и Герцеговины. К робким протестам Турции вообще никто не прислушивался. Зато Сербия стала вооружаться, явно рассчитывая на помощь Петербурга. Но Россия еще только оправлялась от потрясений 1905 года. К тому же в поддержку Австрии высказался германский кайзер Вильгельм II, выдвинувший «предложения по разрешению кризиса», которые больше напоминали ультиматум. России предлагалось дать четкий ответ о готовности согласиться с аннексией, в противном же случае Германия фактически грозилась помочь Австрии разгромить Сербию.

Петербургу и Белграду пришлось утереться, а правительство Столыпина пережило то, что пресса именовала «дипломатической Цусимой». Ни сербы, ни русские этого унижения не забыли.

В Белграде Апису, видимо, дали понять, что в средствах он может не стесняться. И бравый полковник пустился во все террористические тяжкие.

Из живших в Боснии и Герцеговине сторонников создания единого югославянского государства со столицей в Белграде была создана организация «Млада Босна», в которую, кстати, вошли не только сербы, но и хорваты и мусульмане. Опытные товарищи из «Черной руки» взяли над младобосняками шефство и стали готовить убийство кого-либо из высших деятелей Австро-Венгрии. В качестве возможной жертвы рассматривался сначала сам император Франц-Иосиф, потом председатель земельного правительства Боснии и Герцеговины генерал Оскар Потиорек.

Но в конце концов они остановились на кандидатуре наследника австрийского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда.

ТОТ САМЫЙ ЭРЦГЕРЦОГ

Родился он в 1863 году в семье брата Франца-Иосифа эрцгерцога Карла Людвига. В качестве будущего правителя Габсбургской монархии он рассматривался с 1889 года, после того как единственный сын императора кронпринц Рудольф покончил с собой вместе со своей любовницей баронессой Марией фон Вечерой.

Эта неясная по своим причинам трагедия, произошедшая в замке фон Майерлинг, а также вполне естественная по своим причинам кончина в 1896 году эрцегцога Карла Людвига сделали Франца-Фердинанда не просто наследником австрийского престола, но и человеком от которого зависело, как долго и насколько счастливо протянет еще «лоскутная» Габсбургская монархия.

Лоскутной эту монархию называли по причинам большого разнообразия входивших в ее состав народов. Широкими правами в ней, правда, пользовались только две нации – австрийцы и венгры, в силу чего эту монархию называли еще и двуединой. А вот Франц-Фердинанд хотел сделать ее триединой за счет славянской составляющей.

Славяне, правда, как известно, бывают разные. Чехов, например, эрцгерцог любил, наверное, потому, что, вопреки воле императора, вступил в морганатический брак с чешской графиней Софией Хотек. А вот к сербам он относился с прохладцей, и те платили ему взаимностью, поскольку идея триединой монархии никак не стыковалась с проектами югославянского государства с центром в Белграде.

Добавим, что характер у эрцгерцога был сложный. Во всяком случае, чехам, судя по отзывам Швейка, он запомнился больше всего тем, что, живя в своем поместье в Конопиште, лично гонял местных жителей, собиравших в принадлежавшем его лесу хворост. Император Франц-Иосиф, кстати, очень не любил своего наследника и после его гибели выразил удовлетворение, что судьба избавила его от того, от кого он сам не мог избавиться. Дети эрцгерцога и графини Хотек (два сына и дочь), кстати, не имели права на престол, и следующим в очереди на корону был племянник Франца-Фердинанда Карл, который в 1916 году и стал последним австрийским императором.

Так или иначе, но именно Франц-Фердинанд был отобран Аписом на роль жертвы. Не совсем ясно другое: действительно ли полковник Драгутин Дмитриевич рассчитывал, что убийство эрцгерцога приведет к войне между Австрией и Россией, а может, и к более масштабному столкновению, результатом которого станет образование югославянского государства? Скорее всего, предполагал, а то, что Россия может сгореть в этой бойне, его, видимо, мало волновало.

БОМБЫ ПЕРЕДАНЫ, ПИСТОЛЕТЫ ЗАРЯЖЕНЫ

Удобный для покушения момент наступил в июне 1914 года, когда стало известно, что Франц-Фердинанд после участия в военных маневрах собирается посетить главный город Боснии Сараево. Скоро была определена и точная дата – 28-е. В этот день эрцгерцог и его супруга должны были отметить 14-летие своего брака, а сербы отмечали Видовдан (День святого Витта) и очередную годовщину битвы на Косовом поле, после которой страна была покорена турками.

Связь между «Черной рукой» и «Младой Босной» поддерживал соратник Аписа майор Воислав Танкосич и отставной офицер сербской армии Милан Циганович.

Непосредственно боевиками руководил бывший школьный учитель и банковский клерк Данило Илич, а вот его правой рукой стал мусульманин Мухамед Мехбедбажич. На роль исполнителей подобрали троих молодых боснийских сербов – Трифко Грабежа, Неделько Чабриновича и Гаврило Принципа. Последний из них и вошел в историю, заслонив своей субтильной фигурой даже могучего Аписа.

Этот уроженец боснийского города Обляе был болен туберкулезом, что фактически не давало ему шансов дожить до зрелого возраста. Характерно, что туберкулезом были больны и двое других боевиков, так что терять особенно им было нечего.

Танкосич обеспечил их под Белградом полигоном для тренировок в стрельбе, выдал не только оружие (шесть ручных гранат, четыре браунинга), но и деньги, и карту с обозначенными на ней путями перехода через границу, и даже ампулы с ядом, которые боевикам следовало принять, чтобы спрятать, так сказать, концы в воду.

Сербская тайная полиция знала о гостях из Боснии, сообщила о них Пашичу, и, прояви премьер чуть больше любопытства или прикажи их задержать «на всякий случай», ничего бы не случилось. Но трогать никого не стали.

В результате все благополучно перебрались через австрийско-сербскую границу и оказались в Сараево, где узнали, что в покушении будут участвовать Мехмедбашич и еще двое местных боевиков из «Млады Босны» – Чубрилович и Попович.

К утру 28 июня 1914 года все было подготовлено. Франц-Фердинанд появился на своем эшафоте.

28 ИЮНЯ

На железнодорожной станции Сараево эрцгерцога встретил генерал Потиорек. Для высокого гостя и сопровождавших его лиц подали шесть автомобилей. В первый сели начальник охраны эрцгерцога и трое местных полицейских, во вторую – мэр и начальник сараевской полиции, в третий – Франц-Фердинанд с супругой, Потиорек и владелец машины подполковник Франц фон Харрах, в остальных разместились местные полицейские и охранники.

Сначала эрцгерцог осмотрел новые казармы, а около 10 утра кортеж отправился в ратушу через набережную Аппель. Боевики были расставлены вдоль предполагаемого маршрута. Первым на пути высоких гостей оказался Мехмедбашич, расположившийся перед кафе «Мостар», однако пустить оружие в ход он то ли не смог, то ли не рискнул. Затем автомобили проехали мимо Чубриловича, и снова ничего не случилось.

В 10 часов 10 минут кортеж поравнялся с Чабриновичем. Тот бросил гранату, отскочившую от откидного верха машины и взорвавшуюся, ранив около 20 зрителей. Покушавшийся проглотил пилюлю с ядом и прыгнул в реку, но, видимо, яд оказался слабым, и полицейские вытащили Чабриновича из воды, после чего толпа учинила его избиение.

Эрцгерцог приказал остановить автомобиль и распорядился, чтобы раненым оказали первую помощь. Затем кортеж продолжил движение к ратуше, помчавшись на большой скорости мимо Поповича, Принципа и Грабежа.

В ратуше эрцгерцог выплеснул свои эмоции на мэра, но сравнительно быстро пришел в себя, произнес заранее заготовленную речь и даже выразил благодарность жителям Сараево за поддержку.

Визит решили свернуть, но эрцгерцог согласился навестить в госпитале тех, кто пострадал от взрыва брошенной в него гранаты, и в 10 часов 45 минут вместе с супругой снова оказался в своей машине. Потиорек вроде бы приказал ехать вдоль набережной Аппель с таким расчетом, чтобы миновать центр города, однако шофер Леопольд Лойка почему-то свернул на улицу Франца-Иосифа, где возле магазина «Деликатесы Морица Шиллера» уже расположился сменивший позицию Гаврила Принцип.

Шагнув вперед, он произвел два выстрела из пистолета с расстояния всего в полтора метра. Первая пуля смертельно ранила эрцгерцога, вторая попала графине Хотек в живот. Как сообщал граф Харрах, последними словами эрцгерцога были: «Софи, Софи! Не умирай! Живи для наших детей!» Через несколько секунд он скончался. Графиня Хотек (которая получила пулю, предназначенную Потиореку) умерла 10 минут спустя, уже в резиденции губернатора. Принципа арестовали на месте и довольно сильно избили.

ЛАВИНА СТРОНУЛАСЬ

Убийство эрцгерцога стало поводом для антисербских погромов, прошедших и в Сараево, и в других городах Боснии и Герцеговины, а также в Хорватии.

Но это была мелочь по сравнению с тем грандиозным погромом, который в самое ближайшее время ожидал Европу. Вена предъявила Белграду ультиматум из 10 пунктов (от запрета враждебных Австрии газет до официальных разъяснений по поводу любых антиавстрийских выпадов), все из которых были приняты правительством Пашича, за исключением одного – допуска австрийских полицейских чиновников к участию в расследовании на территории Сербии.

Австрия стала готовиться к войне, Россия заступилась за Сербию, Германия за Австрию, Франция и Англия поддержали Россию.

Между великими державами накопилось огромное количество противоречий, причем основной водораздел проходил даже не между Австрией и Россией, а между Германией и Англией, Германией и Францией. И теперь туберкулезный 19-летний серб дал хороший повод для выяснения отношений. В течение последней недели июля тлевшие противоречия вспыхивали, как облитое бензином сено. 28 июля Австрия объявила войну Сербии, 1 августа Германия объявила войну России, 2 августа Германия напала на никого не трогающую Бельгию, чтобы только поскорее добраться до Франции. Потом в дело вступила Англия. А вот Австрия вступила войну с Россией только 6-го. О том, с чего все началось, кажется, уже подзабыли.

Между тем покушение Гаврилы Принципа и все, что связано с этой историей, хранит массу интригующих деталей. Вопрос о том, почему австрийская полиция действовала в Сараево столь неуклюже, невольно наводит на предположение, что за «Младой Босной» стояли силы более могучие, чем Апис и его компания. Логично предположить, что силы эти были заинтересованы даже не столько в ликвидации Франца-Фердинанда, сколько в развязывании грандиозного общемирового конфликта. Претендентов на роль поджигателей много – вплоть до мировой закулисы в лице банкиров Лондона и Нью-Йорка, для которых война, как известно, «мать родна» и источник баснословных прибылей.

Но кто точно не ошибся в своих расчетах, так это ребята из «Черной руки» и «Млада Босны». В результате Первой мировой войны действительно возникло единое югославянское государство с династией Карагеоргиевичей во главе и со столицей в Белграде. Правда, лишь немногие из сараевских боевиков дожили до его создания.

ПАТРИОТЫ ИЛИ ПРЕСТУПНИКИ?

По приговору австрийского суда были повешены Илич и двое второстепенных участников покушения. Прочие, как несовершеннолетние (по австрийским законам таковыми считались лица, не достигшие 21 года), отделались длительными тюремными сроками. Самую долгую жизнь прожил Васо Чубрилович. Выйдя после краха Австро-Венгрии на свободу, он стал профессором Белградского университета, во время Второй мировой войны сидел в концлагере за антинемецкую пропаганду, но в 1943 году был освобожден, снова преподавал, занимался научной деятельностью и скончался в 1990 году в 93-летнем возрасте.

Майор Танкосич погиб в 1915 году в боях с австрийцами. А вот Драгутина Дмитриевича расстреляли 23 марта 1917 года по воле сербского короля и премьера Пашича, которые то ли пытались таким способом подать австрийцам сигнал насчет желательности сепаратных переговоров, то ли просто решили избавиться от человека, который слишком много знал и слишком вольно обращался с правящими особами.

И наконец, последний персонаж – Гаврила Принцип. Как несовершеннолетний, он был приговорен к 20 годам заключения. Тюремщики постарались обеспечить ему максимально тяжелые условия заключения, хотя из-за туберкулеза ему и так было отпущено немного. Скончался он 28 апреля 1918 года в Терезинштадте на территории современной Чехии, менее полугода не дожив до победы Антанты и своего вероятного освобождения.

Соотечественники провозгласили его героем и назвали в его честь улицы в Белграде, Нише и Баре.

В июне 2014 года, перед столетней годовщиной сараевского убийства, в Источне-Сараеве в Республике Сербской, входящей в состав Боснии и Герцеговины, Гавриле Принципу поставили памятник.

Присутствовавший на церемонии открытия президент Республики Сербской Милорад Додик заявил, что сербы гордятся предками, боровшимися за сохранение своей идентичности.


1 Августа 2014

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


880 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
76406
Борис Ходоровский
56099
Богдан Виноградов
42739
Виктор Фишман
40781
Роман Данилко
26193
Сергей Леонов
25680
Дмитрий Митюрин
19050
Татьяна Алексеева
11859
Александр Путятин
11830
Светлана Белоусова
11230
Наталья Матвеева
9912
Дмитрий Митюрин
9619
Павел Ганипровский
8937