КРИМИНАЛ
Преступный синдикат
Сергей Леонов
журналист
Санкт-Петербург
871
Преступный синдикат
Даже по прошествии полувека после смерти они остались легендой Америки

Даже по прошествии полувека после смерти они остались легендой Америки. Гангстеры, положившие начало Лас-Вегасу. Красавцы, богачи и киногерои, сумевшие подняться с самого дна, чтобы создать свою империю. Легенду из них много позже сделал падкий на доходные сюжеты кинематограф. Мало кто из существующих людей стал прототипом такого количества киноперсонажей. Ими восхищались. Они стали символом целой эпохи. Но на самом деле это были обычные, смышленые и “тертые” ист-сайдские парни, со своими слабыми и сильными сторонами, со своими сложными характерами. Парни, которые жили по собственным законам, пытаясь занять свое место под солнцем в достаточно жестоком мире и достигли того, чего хотели…

ГЕНЕРАЛЫ ПЕСЧАНЫХ КАРЬЕРОВ

Чарли Лучиано, Бенджамин Сигал и Майер Лански. Судьба свела их, как это нередко бывает, совершенно случайно. Чарли Лучиано, будущий глава преступной империи, родился на острове Сицилия. Когда ему исполнилось восемь лет, семья эмигрировала в Соединенные Штаты. Так Чарли оказался в Нью-Йорке. Поскольку родители его были итальянцами, семья Лучиано поселилась в итальянском квартале, который вплотную примыкал к еврейскому гетто.

В соседстве с ним, и в ту же пору, в еврейском гетто после эмиграции оказались семьи Бенджамина Сигала и Майера Лански. Мальчишек (как большинство еврейских юношей) первым делом определили в школу, но учеба оказалась по вкусу только Майеру. Бенджамин Сигал, к примеру, бросил школу, едва ему исполнилось одиннадцать лет.

К тому времени Майер Лански, который был старше Бенджамина на четыре года, создал подростковую банду. Сначала ребята обирали пьяных, потом занялись грабежами, разбоями, начали собирать дань с местных торговцев. Необходимо отметить, что жизнь эмигрантов в “благословенной” Америке, мягко говоря, не отличалась благополучием. Они не просто были бедны, они в прямом смысле слова голодали, хотя большинство из них сутками надрывалось на тяжелой работе. Пока родители вкалывали, подростки собирались в стаи, пытаясь прокормиться самостоятельно. В их среде царил закон тайги — выживал только сильнейший.

Тем же путем, что и Лански с Сигалом, только в своем квартале, пошел и Чарли Лучиано. В десять лет он не только бросил учебу, но даже умудрился угодить в колонию для несовершеннолетних, которая, конечно же, его не исправила, но зато дала богатый жизненный опыт.

Чуть позже, когда ему исполнилось девятнадцать, он стал вожаком банды “Пять Пунктов”. Членами банды были только итальянцы.

Лански с Сигалом, которым в ту пору исполнилось восемнадцать и четырнадцать лет, возглавляют банду “Жук и Майер”. “Жуком”, или “клопом” (то есть “Багзи” — англ.), за глаза прозвали Бенджамина Сигала за то, что он не задумываясь пускал в ход оружие. Уже в четырнадцатилетнем возрасте за его плечами было несколько “серьезных дел”, а буквально через пару лет он станет полноценным наемным убийцей. Но назвать его “Багзи” в глаза мало кто мог решиться. “Заводился” он на это прозвище моментально. И ни для кого не было секретом, чем такая “заводка” могла окончиться — или могильной плитой или больницей… Друзья называли его Бен или Бенни. Некоторые звали “ковбоем”. Это прозвище, учитывая род занятий молодых людей, в комментариях не нуждается.

Нельзя сказать, что банды двух соседствующих кварталов сосуществовали мирно. Даже когда ребятам было от силы по десять — одиннадцать лет, отношения они уже строили по-взрослому, как большие. “Убирайтесь с нашей улицы!” — и понеслось… Дрались по-мальчишески насмерть. Вот во время этих постоянных стычек и возникла постепенно между Майером Лански и Чарли Лучиано устойчивая приязнь. В общем-то, они были практически ровесниками. Оба были эмигрантами и оба хотели чего-то большего, чем могла им предложить жизнь в их квартале. И они оба были достаточно молоды, чтобы не обращать внимания на разницу в национальностях, которой так много значения предавали их родители, и уважать силу. Бенни Сигал в то время пока просто прислушивался к старшим товарищам. Впоследствии их союз, партнерство и дружба приведут одного из них на вершину власти, другого — на вершину славы, третьему же просто обеспечат спокойную старость, что в их профессии значит немало.

СУХОЙ ЗАКОН

В 1919 году Конгресс США принимает 18 поправку к Конституции и с 1920 года в стране вводится сухой закон. В это время Майеру и Чарли — чуть больше двадцати лет. Со свойственным им азартом они начинают заниматься контрабандой спиртного и сигарет. Между Чарли Лучиано и Майером Лански возникла не просто дружба, они стали как братья. Их постоянно видели вместе. Они вместе работали, вместе отдыхали. Постепенно их просто невозможно было преставить по раздельности. Но тем не менее лидером в их команде оказался Чарли Лучиано — более энергичный, властный и напористый. Майера Лански вполне удовлетворяла вторая роль. Но он всегда был мозговым центром. Бенни Сигал же больше всего любил стрелять. Этим он, в общем-то, и занимался. Помимо контрабанды Чарли и Майер занимаются организацией подпольных азартных игр, лотерей, а Бенни выполняет “заказы” на убийства.

Контрабанда виски из-за границы требовала достаточно большой организованности. Приходилось решать вопросы и с морскими перевозками, и с грузовиками и с, собственно, реализацией. Покупать полицию, чиновников. То есть уже практически заниматься бизнесом, хоть и незаконным. На этом этапе многочисленные и разрозненные банды постепенно начинают понимать необходимость сотрудничества. Понимает это и Лучиано. Он начинает налаживать связи со всеми нью-йоркскими авторитетами. Договаривается о сотрудничестве. Его стратегическими партнерами на некоторое время становятся Арнольд Ротштейн — контрабандист, против него было возбуждено более шести тысяч уголовных дел (и ни одно не увенчалось успехом) и Голландец Шульц, сумевший стать монополистом на нью-йоркском рынке подпольной лотереи. И все бы ничего, но в преступном мире Нью-Йорка в то время главенствовали старые итальянские мафиозные семьи. А у них были свои представления о порядке.

МЕЖДУ ДВУХ ОГНЕЙ

Каждый итальянец в Нью-Йорке в начале 20-х годов должен был для себя определиться — с кем он: с доном Джузеппе Массария или доном Маранзано. Кому он платит, чьей защиты и поддержки он ищет. Встал этот выбор и перед Чарли Лучиано, ведь он тоже был итальянцем. И Маранзано и Массария всячески чтили старые сицилийские традиции, в том числе закон кровной мести. Они постоянно воевали друг с другом из-за сфер влияния, друзей, братьев и родственников. Это сильно мешало бизнесу. Но оказаться между “двух огней” было еще страшнее. Каждый из донов убеждал Чарли вступить в его семью. Однажды для пущей убедительности Чарли ужасно избили. Он выжил просто чудом. С тех пор у него остался поврежденный глаз и прозвище “Лакки” — счастливчик.

Чарли, Майер, Бен, Голландец Шульц и Арнольд Ротштейн примыкают к семье дона Маранзано. Им приказывают убить основного конкурента семьи — дона Массария. “Заказ” исполняет Бен Сигал. С тремя проверенными людьми он вошел в любимый ресторан дона в Кони-Айленде и расстрелял его из помповых ружей.

После чего в 1931 году Лучиано становится заместителем и правой рукой дона Маранзано, помогает последнему стать “Capo di Tutti Capi” — верховным главарем мафии.

БАГЗИ СИГАЛ

После расстрела дона Массария Чарли Лучиано отправляет Багзи Сигала в Калифорнию, в Лос-Анджелес. Он отправляется туда на “постоянное место жительства” с семьей. В виде оплаты за убийство Массария получает “контроль” над скачками и боксерскими поединками. Оплата была щедрой. Через некоторое время ему хватает денег, чтобы учредить телефонную компанию, которая вскоре делает его богатым.

В то время Лос-Анджелес был достаточно провинциальным городом. “Крестным отцом” Лос-Анджелеса в то время уже стал Аль Капоне. Он контролировал большую часть бизнеса. Чикагский клан, возглавляемый Джеком Драгной, контролировал киностудии, музыкальные и игровые автоматы. Бенни Сигала отправили в этот город отнюдь не на пенсию. Во-первых, он должен был “потеснить” клан Драгны, организовав доходный бизнес для нью-йоркского синдиката во главе с доном Маранзано и Чарли Лучиано. А во-вторых, по возможности, пришить Аль Капоне, которого дон Маранзано ненавидел лично.

При всем том, что Бенни был холодным и расчетливым убийцей, ничего человеческое ему не было чуждо. Он болел кинематографом. Болел с самого детства. В кинотеатрах Ист-Сайда в Нью-Йорке, будучи мальчишкой, он повторял за главными героями слова. Переехав в Лос-Анджелес, он мечтал сняться в кино или, по крайней мере, приблизиться к этому миру. Но чикагский синдикат достаточно холодно отнесся к этой его детской мечте. Тогда Сигал учредил “гильдию массовки”. Своеобразный профсоюз, который, кстати, тоже приносил неплохой доход.

У Сигала был старый товарищ. Еще по Ист-Сайду — Джордж Рафт, который смог стать известным актером. Они дружили. Рафту принесли известность роли, где он играл… гангстеров. Говорили, что он очень правдоподобно выглядел на экране. И не удивительно. У большинства его персонажей характер, манера поведения были похожи на Бенджамина Сигала. Воистину это была странная дружба. Гангстера, который мечтал стать актером, и актера, который мечтал стать гангстером. Знакомство с Рафтом, организация гильдии и роман с графиней Грацией Доротти Денизой Тейлор помогли Сигалу войти в голливудскую элиту. Он много путешествовал с Тейлор. Она даже познакомила его с видными политическими деятелями той эпохи — Герингом и Геббельсом. Политические взгляды этой парочки Сигалу страшно не понравились — ведь он был евреем. Не понравились до такой степени, что Сигал всерьез решается “пришить” обоих. Отговорила его все та же Тейлор, объяснив, что между “разборками” в Ист-Сайде и большой политикой все-таки существует маленькая разница. Тем более что ее супруг делает большую ставку на диктатора Италии Бенито Муссолини, которого поддерживают эти политики… Короче говоря, Геринг с Геббельсом остались живы. Чем это закончилось для Германии — помнят многие…

ФЛАМИНГО

Примерно в это же время Бенни влюбляется. Хотя это была не любовь, это была страсть. Его избранницу звали Верджиния Хилл. Они познакомились несколько лет назад еще в Нью-Йорке, в одном из клубов. Она была девушкой друга Чарли Лучиано — Джо Адониса (тоже наемного убийцы). Красавец Бенни без труда “увел” Вирджинию. Увел из “спортивного интереса”, просто чтобы досадить Адонису, которого он недолюбливал. Но их первую ночь ни он ни она уже никогда не смогут забыть. После встречи в Лос-Анджелесе их роман разгорается с новой силой.

Вирджиния, так же как и Бенни, начинала свой жизненный путь в молодежной банде, а потом стала работать на преступный синдикат. Правда, чикагский. Рыжеволосая красавица с потрясающей фигурой, неутомимая любовница. Бенни называл ее Фламинго. Их не связывала духовная общность, но тем не менее неумолимо влекло друг к другу. История их отношений — это история страшных ссор, доходивших до драки и безумных примирений в постели. История бурь, которые не позволяли угаснуть пламени отношений.

“КОРПОРАЦИЯ УБИЙСТВ”

Как только дон Маранзано стал “Capo di Tutti Capi”, Чарли Лучиано стал фактически управлять нью-йоркским синдикатом. И в рамках этого синдиката создает структуру, которую журналисты того времени окрестили “Корпорацией убийств”. Основную идею корпорации остроумно выразил Бен Сигал: “Убиваем мы только друг друга”. Корпорация принимала заказы на устранение неугодных бойцов всей мафии в целом. Простых граждан это не касалось. “Корпорация” была чем-то вроде внутренней мафиозной службы безопасности. Оперативное управление корпорацией находилось в руках Луиса Лепке по прозвищу Бухгалтер. По некоторым данным, за десять лет своего существования “Корпорация” отправила на тот свет более пятисот человек. Ближайшими подручными Лепке были Джо Адонис, с которым так непочтительно обошелся Бенни Сигал и Альберт Анастасиа. Если Адонис был просто хорошим исполнителем, то Анастасиа даже свои считали маньяком.

Кстати, именно Лепке помог Лучиано расправиться в конечном итоге с доном Маранзано и развязать себе руки для нормальной работы. Правда, по неписаному закону мафии человек, виновный в смерти “Capo di Tutti Capi”, никогда не мог занять этот пост. Но Чарли пошел дальше. Он организовал в Нью-Йорке встречу глав самых крупных семей и предложил им создать Национальный комитет. Все споры должны были решаться голосованием представителями этого самого комитета. С междоусобной войной было покончено. Чарли Лучиано члены комитета избрали координатором. Кроме того, в комитет входили Джо Адонис, Голандец Шульц, Луис Лепке, Френк Костелло и Майер Лански (еще один их товарищ — Арнольд Ротштейн — был убит еще в 1928 году после проигрыша в покер почти трехсот тысяч долларов).

Поэтому даже арест Чарли не оставил организацию обезглавленной. Чарли Лучиано арестовали в рамках борьбы с организованной преступностью. Его судили в Нью-Йорке по обвинению в том, что он “контролирует” проституцию. Суд присяжных признал его виновным. Приговор — 30 лет лишения свободы, из которых шесть он провел в тюрьме Денмора, прозванной “Сибирью”. Но даже из-за решетки Чарли продолжал руководить, в том числе и “Корпорацией”.

В “Корпорации” была создана жесткая иерархическая структура, которая практически исключала возможности провала. Однако и в ней случались предательства. Одним из предателей стал Гарри Гринбер по прозвищу Зеленый Верзила. Когда его не устроили условия оплаты, он пригрозил “заложить” “Корпорацию” полиции. И не нашел ничего лучше как скрыться в Лос-Анджелесе. Приказ устранить “стукача” получает, конечно же, Бенни Сигал и 22 ноября 1939 года он вместе с двумя старыми бойцами расстреливает Гринбера в его же машине.

Но тут Бенни постигла неудача — по подозрению в убийстве Гринбера он попадает в тюрьму. Его защищает молодой, но очень перспективный адвокат. Впоследствии он станет адвокатом Чарли Чаплина. Юрисконсульт действительно оказался грамотным и вскоре Бенни выходит из тюрьмы за не доказанностью. А оказавшись на свободе, решает войти в историю. Его проект был великолепен по своей дерзости. Но осуществить его он сможет только через пять лет.

ВОЙНА

7 декабря 1940 японская авиация превратила в пыль американский флот в гавани Перл-Харбор и США вступили во Вторую мировую войну. Сигал не подлежит призыву. Он вкладывает деньги в игорный бизнес в Лас-Вегасе, где азартные игры разрешены законом.

А Чарли Лучиано отчаянно пытается выйти на свободу. Ведь война стала просто очередным Клондайком для США. На войне наживались все. И в первую очередь — гангстеры. А тюрьма, она и есть тюрьма…

Чтобы вытащить Лучиано из тюрьмы, было необходимо, чтобы правительство захотело пойти на сделку с нью-йоркским синдикатом. Достаточно интересная идея приходит Альберту Анастасиа.

Во время мировой войны правительство США, как и другие правительства, было озабочено проблемой диверсий на транспорте. В портовых доках, к примеру, работало много рабочих немецкого и итальянского происхождения. Могли они быть диверсантами? В принципе, могли… На этой “диверсионно-шпиономании” и решил сыграть Анастасиа. Он решил сжечь… один из самых быстроходных и красивейших трансатлантических лайнеров того времени — пароход “Нормандия”, флагман французского флота, который как раз находился в порту Нью-Йорка.

Вскоре пароход загорелся и утонул прямо у причала. После этого правительство, которое понимало, что все доки и порты контролируются преступным синдикатом, было вынуждено идти на переговоры с руководителями синдиката. Майер Лански, прибывший на переговоры, заявил, что этот вопрос может решить только Лучиано. В результате было достигнуто соглашение, по которому Чарли обязались выпустить из тюрьмы за “заслуги перед родиной” взамен на прекращение диверсий в портах.

Но Лучиано помог родине не только этим. Во время высадки американских войск на острове Сицилия он предоставил проводников (сицилийцев по происхождению), которые сильно упростили высадку. Дело в том, что у мафии были свои счеты с Бенито Муссолини. Диктатор практически уничтожил организованную преступность, действуя просто и незатейливо — массовым террором. Следствие и суд были скорыми, быстрыми и беспощадными. Так же на своих постах были смещены выборные чиновники, насквозь пораженные коррупцией, на верных и преданных товарищей по партии. А с фанатиками, как известно, “решать вопросы” сложно. Они видят одну линию — генеральную. Понятное дело — Муссолини такого простить не могли.

ЛАС-ВЕГАС

После окончания войны в США период депрессии сменился периодом подъема. Граждане страны хотели отдыхать. Тратить деньги. Веселиться.

Бенни Сигал решает построить в Лас-Вегасе, пустыне, огромный отель-казино, который не уступал бы по своему размаху казино в Монте-Карло, хотя в пустыне нет вообще ничего. Ни камня, ни леса, ни иных стройматериалов. Проект стоимостью в один миллион долларов. Сумасшедшие по тем временам деньги. Бенни берет их в долг у Лакки Лучиано и Майера Лански. Отель планирует назвать в честь Виржинии Хилл, женщины его жизни — “Фламинго”.

Больше года он не вылезал из пустыни, контролировал движение проекта. Дела в Лос-Анджелесе оказались практически заброшенными. Глава чикагского синдиката Джек Драгна несколько раз намекал Сигалу, что не прочь бы получить пай в его телефонной компании, которая приносила все больше прибыли. Но Сигал был слишком занят своим отелем. В то же самое время партнеры по проекту — Лучиано и Лански — начали тревожиться за свои деньги. Время шло, а прибыли все не было.

Необходимо отметить, что правительство сдержало свое слово, и Чарли Лучиано вышел на свободу. Однако ему запрещено появляться на территории США. Его депортировали в Италию. Чарли пытался обосноваться на Кубе, но правительству Кубы мягко намекнули, что такой гость на острове не желателен. И он снова отправляется в Италию. Главой нью-йоркского синдиката и координатором Национального комитета становится Френк Кастелло.

Сигал все-таки построил отель. На открытие съехались все звезды Голливуда. От блеска имен и брильянтов глазам было больно. Но… В первую же неделю казино “прогорело”. И даже через полгода не дало ожидаемой прибыли.

Френк Кастелло послал в Лос-Анджелес Майера Лански узнать судьбу потраченного миллиона долларов. Бенни убеждал Майера, что такому проекту требуется “раскрутка”, что пройдет всего немного времени и казино в Лас-Вегасе станет самым прибыльным видом бизнеса, золотым дном, Клондайком, Эльдорадо. В ответ Майер по-дружески намекнул Сигалу, что дела должны идти хорошо уже сейчас. Чарли в Италии, глава синдиката — Френк. Обернуться все может по-разному. Тем более что голову Сигала давно уже просит чикагский синдикат, с которым он не поделился телефонной компанией… Сигал его не послушал и интересы чикагского и нью-йоркского синдикатов совпали. Оставалось лишь решить вопрос — как отстранить Бенни от дел. Решение этого вопроса взял на себя чикагский синдикат. Вирджиния Хилл, огненный Фламинго никогда не переставала работать на Джека Драгну. Женщина, которой он доверял свою жизнь, все время была шпионом, которого Бенни, в прямом смысле слова, пригрел на груди.

20 июня 1947 года Бенджамин Сигал приехал к Виржинии. В ее особняк в Беверли Хиллз. Они пообедали. Он сел в кресло напротив окна, раскрыл газету. Девять пуль из автоматической винтовки прошли сквозь стекло и попали точно в затылок, разворотив голову. Впоследствии выбитый одной из пуль глаз нашли за три метра от тела. Лицо Бенни, которым он так гордился, было изуродовано до неузнаваемости.

Лакки Лучиано и Майер Лански вступили во владение отелем. Чикагский синдикат приобрел контроль над телефонной компанией и смог прибрать к рукам весь Лос-Анджелес, поскольку нью-йоркский синдикат на данный момент больше интересовал Лас-Вегас.

ФИНАЛ

Слова Бенджамина Сигала оказались пророческими. Лас-Вегас действительно впоследствии стал Клондайком для тех, кто вложил туда деньги. Сейчас этот город поражает воображение. Он затмил собой Монте-Карло, превратившись в город-сказку, город-мечту. Имя этого города навечно связано с именем Бенджамина Сигала.

Виржиния, золотоволосая Фламинго, за год предприняла пять попыток самоубийства. Но потом успокоилась. И счастливо дожила до старости.

Голландец Шульц нашел свою смерть в любимом ресторанчике. Его расстреляли неизвестные, едва он успел сделать заказ.

Луис Лепке закончил жизнь на электрическом стуле.

Чарли Лакки Лучиано обретает в Италии личное счастье, женится. Открывает ресторан “Калифорния”. Все американцы, посетившие этот ресторан, стремятся получить его автограф на меню. Известный кинопродюссер Мартин Гош предлагает Лучиано сделать фильм о его жизни. После долгих переговоров Лучиано соглашается. Он встречает Гоша в аэропорту. Они обмениваются рукопожатиями. Чарли Лучиано падает и умирает от разрыва сердца в возрасте 62 лет.

Майер Лански умирает своей смертью в 1983 году в возрасте восьмидесяти лет.


Дата публикации: 26 июня 1999

Постоянный адрес публикации: https://xfile.ru/~pUGB5


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
9796381
Александр Егоров
1050810
Татьяна Алексеева
872323
Татьяна Минасян
448023
Яна Титова
272005
Светлана Белоусова
227658
Сергей Леонов
219917
Татьяна Алексеева
214950
Борис Ходоровский
195652
Наталья Матвеева
192353
Валерий Колодяжный
188737
Павел Ганипровский
170704
Наталья Дементьева
123670
Павел Виноградов
120457
Сергей Леонов
113610
Виктор Фишман
97268
Редакция
95656
Сергей Петров
89457
Борис Ходоровский
84959