АНЕКДОТЪ
«Бугровщики» и фальшивомонетчики
Юрий Медведько
журналист
Санкт-Петербург
4121
«Бугровщики» и фальшивомонетчики
Матвей Гагарин перед Петром Великим

Археология по большому счету начиналась с тех, кого сегодня можно было бы назвать черными копателями. Хотя, если брать Россию начала XVIII столетия, эпитет «черный» не совсем уместен, учитывая, в каком правовом поле приходилось этим копателям трудиться.

В 1715 году уральский горнозаводчик Никита Демидов прислал в подарок супруге Петра I Екатерине (точнее, «на зубок» новорожденному царевичу) 100 тысяч рублей золотом и несколько золотых предметов из сибирских курганов. Эти вещи были найдены бугровщиками – людьми, которые промышляли раскопками старинных курганов. Многие купцы Сибири и Приуралья покупали добытые таким путем сокровища и переплавляли их, наживаясь на сбыте золота.

Петр I решил положить этому конец и издал указ, предписывавший все интересные и необычные находки сдавать властям. Вскоре губернатор Сибири князь Матвей Гагарин прислал в Санкт-Петербург около сотни старинных золотых предметов весом 21 кг, которые и легли в основу первой и единственной в мире коллекции золотых сибирских вещей. Сначала коллекцию эту хранили в петровской Кунсткамере, а в 1859 году передали в Эрмитаж. В связи с передачей была учреждена Императорская археологическая комиссия, которой было поручено собирать сведения о памятниках древности и разыскивать предметы старины, относящиеся преимущественно к отечественной истории и жизни народов, обитающих на огромных пространствах России.

С течением времени коллекция разрослась и составляющие ее экспонаты географически вышли далеко за рамки одних только сибирских курганов. Сейчас в ней находится и знаменитое на весь мир скифское золото.

Но вернемся к Матвею Гагарину, который, несмотря на рвение в «приискивании» раритетов, в 1721 году все же отправился на виселицу по обвинениям в коррупции и казнокрадстве. Можно предположить, что древние курганные вещицы он тоже присылал не все. Многие уникальные золотые предметы переплавлялись для изготовления различной утвари. Известно, что из золота и серебра были изготовлены столовые приборы князя и даже колеса его карет и подковы лошадей из его конюшен. Про сокровища Матвея Гагарина долго ходили легенды. Говорили, что его роскошный дворец на Тверской улице в Москве соединялся подземным ходом с подземельями Кремля и именно там были спрятаны его несметные сокровища, вместе с заживо замурованными землекопами.

Вскоре после казни титулованного коррупционера царь издал указ: «Курьезные вещи, которые находят в Сибири, покупать сибирскому губернатору или кому где надлежит настоящей ценою и, не переплавляя, присылать в Берг- и Мануфактур-коллегию».

На самом деле изрядная часть сокровищ по-прежнему оседала у сибирских чиновников. Коллекции скифского золота имелись у Дмитрия Зубова, воеводы Красноярска, Федора Каменского, воеводы Нарыма, и у других представителей власти.

К середине XVIII века гробокопатели уничтожили почти все древние захоронения и стали продвигаться на юго-восток, в степи, где у них происходили столкновения с отрядами калмыков и киргизов – кайсаков. Промысел по поиску сокровищ продолжался и в XIX веке, но уже не в прежних масштабах.

Не остались в стороне от кладоискательства и знаменитые уральские промышленники Демидовы. Но если говорить о драгоценных металлах, то главный профиль их криминальной деятельности был другим.

Акинфий Демидов сделал своей негласной горнодобывающей «столицей» город Невьянск и в 1726 году преподнес императрице Екатерине I образцы алтайских руд, а императрице Елизавете презентовал незадолго до своей смерти серебряный слиток, выплавленный из этих руд на невьянском заводе. Заводчик рассчитывал получить льготы, ставящие его в независимое от местных властей положение, и при этом выразил готовность передать предприятия в личное владение самой императрице. Естественно, предполагалось, что именно он и будет управлять ими от ее имени, легализовав уже налаженную нелегальную выплавку серебра из алтайской руды.

Считается, что выплавка происходила в башне Невьяновского завода. А поскольку сбыть такое количество серебра было невозможно, Демидов из слитков стал чеканить монеты, более качественные, чем государственные. Но все равно это было в чистом виде фальшивомонетничество.

В Невьянске рассказывали, что однажды Демидов проиграл большие деньги столичному чиновнику в карты. Чтобы быстро погасить долг, он сбегал в подвал башни и принес совершенно новые, даже немного теплые серебряные рубли.

Другой анекдот относится к царствованию Анны Иоанновны. С ней Демидов тоже играл в карты и тоже проиграл крупную сумму. Императрица, радуясь выигрышу, лукаво спросила Демидова, какими деньгами он рассчитывается: государственными или своими. На что находчивый заводчик ответил, что все, что есть у него, принадлежит государыне.

Именно благодаря такой покладистости за руку Акинфия Никитича не поймали, но Колываново-Воскресенские заводы в 1747 году (через два года после его кончины) как бы выкупили, а фактически изъяли в казну.

При передаче заводов государству в их кладовых нашли более двух пудов неочищенного серебра и около двухсот пудов серебросвинцового полуфабриката.

При Екатерине II сыновья Акинфия Никитича подняли вопрос о компенсации, но их деликатно «отфутболили», прозрачно намекнув на «многогрешность» родителя.


Дата публикации: 28 марта 2023

Постоянный адрес публикации: https://xfile.ru/~kea6R


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
9796381
Александр Егоров
1050810
Татьяна Алексеева
872323
Татьяна Минасян
448023
Яна Титова
272005
Светлана Белоусова
227658
Сергей Леонов
219917
Татьяна Алексеева
214950
Борис Ходоровский
195652
Наталья Матвеева
192353
Валерий Колодяжный
188737
Павел Ганипровский
170704
Наталья Дементьева
123670
Павел Виноградов
120457
Сергей Леонов
113610
Виктор Фишман
97268
Редакция
95656
Сергей Петров
89457
Борис Ходоровский
84959