ИСТОРИЯ ЛЮБВИ
«Секретные материалы 20 века» №14(530), 2019
Тайны легкомысленной бабушки
Наталья Дементьева
журналист
Санкт-Петербург
1976
Тайны легкомысленной бабушки
Адюльтер начался на балу

Любили ли в пушкинское время сплетни? Нравилось ли светским львам и львицам покопаться в чужой личной жизни? Можно без сомнения ответить: да. Любви к сенсациям все поколения покорны. Без телефонов, Интернета и телевидения, только с помощью таких архаичных средств, как письма и личные встречи, люди узнавали и передавали горячие новости. Жертвами общественного любопытства становились абсолютно все, даже царские особы. Только немногим удавалось избежать огласки своих любовных приключений или личных дел.

 «Моя бедная бабушка»

 Эуфрозии Ульрике фон Поссе повезло. Она избежала внимания светского общества и пушкинистов. Если вы будете читать труды о родне Пушкина, то имя Ульрики найдете внизу страницы, в сносках, напечатанное мелким шрифтом. Там будет сказано, что она была бабушкой жены Пушкина Натальи Николаевны. Воображение сразу рисует благообразную старушку в чепце, которая вяжет носок для внучат. Однако в жизни Ульрики фон Поссе не было приторного благообразия, но была страшная тайна, которую успешно скрывали.

Наталья Николаевна знала удивительную историю своей бабушки. Сохранилось письмо, которое она написала своему второму мужу генералу Ланскому, командированному в Ригу: «Ты и шагу не можешь сделать в Лифляндии, не встретив моих благородных родичей, которые не хотят нас признавать из-за бесчестья, какое им принесла моя бедная бабушка».

«Бедная бабушка» Натальи Николаевны происходила из очень богатого рода прибалтийских немцев. Отец Ульрики барон Карл фон Липхарт имел монополию на торговлю спиртом и содержал трактиры, приносившие огромные доходы. Барону фон Липхарту принадлежало около 12 тысяч крестьян и несколько поместий.

У супругов Липхартов было восемь детей. Ульрика была младшим ребенком в семье.

Природа одарила Ульрику ослепительной красотой, таинственным взглядом лесной феи, невероятно тонкой талией и нежной бархатистой кожей. Когда ей исполнилось семнадцать лет, к ней посватался барон Мориц фон Поссе. Родители посчитали, что он подходящая партия для дочери. Прежде всего, Мориц происходил из знатного немецкого семейства. Он служит в русской армии в чине ротмистра, а значит, имел доход и возможность карьерного роста. К тому же Мориц признался, что любит Ульрику и сделает все возможное, чтобы она была счастлива.

Браки в тесном дворянском кругу приводили к удивительному переплетению ветвей генеалогических древ. Мориц фон Поссе приходился племянником известному полководцу Барклаю де Толли и по этой линии был родственником прадеда Пушкина Абрама Петровича Ганнибала, а следовательно, родней самому Александру Сергеевичу. Если бы судьбе было угодно, барон Мориц фон Поссе мог бы дожить до рождения Саши Пушкина и по-родственному качать его на руках.

Венчание барона Морица фон Поссе и Эуфрозии Ульрики фон Липхарг состоялось 10 мая 1778 года. Молодые супруги поселились в городе Дерпте (ныне город Тарту в Эстонии).

 Он был настоящий полковник

 С давних пор бытует немецкое выражение: «Kinder, Küche, Kirche». Эти три слова определяли роль женщины в браке: «Дети, кухня, церковь». Жизнь Морица и Ульрики складывалась согласно заведенному правилу. 30 сентября 1779 года Ульрика родила дочь, названную Иоганной Вильгельминой. Казалось, что идеал супружеской жизни был достигнут. Ульрика заботилась о малышке Иоганне, заказывала повару завтраки, обеды и ужины, по воскресеньям они с мужем ходили в церковь. Показное счастье рухнуло в одну минуту, в тот самый миг, когда баронесса Ульрика фон Поссе увидела полковника Ивана Александровича Загряжского.

В Петербурге Загряжский был известие как страстный картежник и отчаянный гуляка, менявший женщин как перчатки. Он был женат и имел троих детей. Как и Ульрика, он вступил в брак без любви, по настоянию родственников, которые наивно думали, что женитьба остепенит буйную головушку. Ангельское терпение жены ничуть не охладило пыл бравого покорителя женских сердец.

Иван Александрович познакомился с баронессой фон Поссе в 1782 году, ему тогда исполнилось тридцать три года. Роковая встреча Ивана и Ульрики произошла в январе, в самый разгар ярмарочных балов. Самый блистательный бал давал отец Ульрики, барон фон Липхарт, в своем поместье Ратсхоф. Дворец приводил современников в восхищение: «Это был настоящий музей, дом, построенный в чистейшем стиле Людовика XVI с невероятной роскошью. Весь дом был наполнен слепками с произведений искусства греческого периода и итальянского Возрождения».

Представьте, какое волнение у прекрасной половины населения Дерпта вызвало известие, что недалеко от города расположился Каргопольский карабинерский полк. Это означало, что на балу у Липхарта не будет недостатка в свежих кавалерах. Командир полка Загряжский – герой войны с турками и просто красавец – сразу оказался в центре женского внимания. Достаточно было взглянуть на роскошную военную форму с меховыми выпушками и золотыми петличками, и дамские сердца начали биться сильнее. Загряжский опытным взглядом оценил пестрый и несколько провинциальный цветник местных прелестниц. Его внимание привлекала молодая женщина, напоминающая случайно попавшую на бал лесную фею. Даже в ее имени – Ульрика – слышалось что-то сказочное, далекоеот мирской суеты. Полковник пригласил Фею на танец и сразу пустил в ход орудия главного калибра. Он сжал ее руку несколько сильнее, чем позволяли приличия, и нашептывал на ушко смелые комплименты.

Нежная Ульрика оказалась достойным противником. Она не жеманилась, не смущалась, не краснела, а лишь смотрела на полковника зовущим, манящим взглядом, способным свести мужчину с ума. По окончании танца кавалер должен подвести даму к ее родственникам и откланяться, но Иван и Ульрика, не сговариваясь, вышли из бального зала. Они прошли по золоченой галерее, полной гостей. Мраморные греческие боги и богини лукаво смотрели им вслед. Дошли до пустынной отдаленной части дворца, где располагались жилые комнаты. Ульрика распахнула перед Загряжским дверь в спальню. Их губы, тела, души и жизни слились.

 В чужие сани не садись!

 В начале февраля 1782 года в канцелярию императрицы Екатерины II поступило прошение барона Морица фон Поссе: «В январе месяце прошлого года я ездил со своей супругой в Ратсхоф к моему тестю. Моя супруга в обществе своей горничной поздно вечером на маленьких санях выехала из Ратсхофа, сказав, что хочет съездить к своей сестре в Дерпт. Однако, не отъехав и одной версты, навстречу ей приехали крытые сани с четверкой лошадей и несколькими слугами. Моя супруга покинула свои сани и вместе с горничной пересела в крытые сани, сказав моему слуге, чтобы он передал мне, что она никогда не вернется.

Как только я получил сие неожиданное известие в Дерпте, я сейчас же по всем дорогам разослал людей, чтобы по возможности получить известия о моей супруге. Но скорость, с которой ехала моя супруга, не позволила ее догнать. Позднее я узнал, что крытые сани и прислуга принадлежали господину полковнику Загряжскому, который по Псковской дороге выставил на каждой станции свежих лошадей, и что во Пскове моя супруга пребывала в приготовленной господином полковником квартире и часто была навещаема им».

Кажется, что сбежавшая жена – это дело семейное, в которое не следует посвящать посторонних, поскольку пересудов будет предостаточно. Будут осуждать родителей, воспитавших беспутную дочь. Самая неприглядная роль выпадет на долю обманутого мужа. Несчастный рогоносец всегда выглядит водевильным персонажем, над которым можно без устали потешаться и показывать на него пальцем. Однако после обращения к императрице Екатерине II бегство баронессы Поссе из дела семейного превратилось в государственное. Беглянку следовало разыскать, задержать и вернуть мужу для дальнейшего прохождения супружеской жизни. Полиция принялась за работу.

Баронесса Поссе и полковник Загряжский проживали во Пскове в доме купца Сафъянщикова. Отец Ульрики обратился к псковским властям с просьбой «о благопристойном задержании дочери, которая без ведома отца и мужа неведомо с какими людьми уехала и находится ныне во Пскове». Было известно, что Ульрика сбежала с любовником, но написать, что она уехала «с неведомо какими людьми», намного благопристойнее.

В дом купца был направлен прапорщик Кауров, «дабы подать несчастной руку помощи». Кауров попросил Загряжского допустить его к беглянке, но полковник приказал убираться прочь. Прапорщик Кауров не испугался и пригрозил, что вызовет караул и оцепит дом, «что помянутого господина полковника побудило баронессу показать, и она посланному объявила, что с мужем жить не хочет и ее никто не увозил. Она едет добровольно в Санкт-Петербург и просит о разводе с мужем». Ульрика написала письмо отцу, в котором объявила, что никогда не вернется домой. В псковской канцелярии письмо перевели «на российский диалект», сняли копию и подшили к «делу».

 Развод по-баронски

 Мориц немедленно подал на развод. Прошение – бумага официальная, но обида и разочарование пробиваются сквозь казенные строки: «Бегство моей супруги было для меня столь неожиданно, я ее так любил и с такой нежностью всегда встречал и так сильна моя боль от разлуки с ней, да еще таким неслыханным образом. Итак, я должен вчинить моей супруге иск о разводе не только потому, что своим злоумышленным бегством она разорвала брачные узы, но и поскольку она бросилась в руки чужой мужской персоны и позволила ему соблазнить себя».

Бракоразводный процесс проходил в Риге, но баронесса Поссе наотрез отказалась явиться в суд. Видимо, посмотреть в глаза опозоренному отцу и брошенному мужу была для нее слишком тяжким испытанием. Ульрика изложила свою позицию письменно: «Мое личное присутствие было бы совершенно напрасным, так как примирение между мной и моим супругом невозможно. Наши души слишком ожесточены друг против друга».

Церковный суд был неумолим. Баронесса фон Поссе приехала в Ригу и 23 августа 1782 года дала объяснения по мотивам развода:

«Я должна признать себя виновной. Со своей стороны я вижу причину в том, что наши характеры привели к исключительно обидной и для меня невыносимой дисгармонии, ежедневного неудовлетворения бытием и жалким сожительством».

Бедный, бедный Мориц! Такого оскорбления он не ожидал. Брошенный супруг ответил жестко. Он не собирается принимать в дом женщину, которая «была в руках чужого мужчины, хотя и на короткое время». Разводы не изменились за прошедшие двести лет. Когда излита вся желчь, накопившаяся за годы совместного проживания, в ход пускают самое страшное оружие – детей. Баронесса Поссе потребовала, чтобы ей дали опеку над дочерью. Все же удивительной женщиной была Ульрика. За хрупкой, романтической внешностью скрывался железный характер. Сбежала от мужа, бросила ребенка и после этого потребовала, чтобы ей отдали дочь!

4 августа 1782 года суд объявил Морица фон Поссе свободным от брачных обязательств. Мориц получил право вступить в новый брак. Немцы говорят, что «Семья – это рай и ад». Женившись на красавице Ульрике, Мориц побывал в аду, искать дорогу в супружеский рай он не захотел и больше не женился,

Ульрика тоже стала совершенно свободной. Свободной от всего, что еще недавно составляло ее жизнь. Родители и многочисленная родня отказались от нее. Они не искали встреч, не переписывались и в разговорах не упоминали ее имени – Ульрика для них умерла. Суд отказал баронессе фон Поссе в опеке над дочерью. Ульрика никогда больше не видела Иоганну, а малышке, наверное, сказали, что мама умерла, ведь девочке трудно свыкнуться с мыслью, что ее бросили, как ненужную вещь.

В 1797 году Иоганна фон Поссе вышла замуж за полковника Левиза-оф-Менара. В счастливом браке родилось двенадцать детей. Нет сомнения, что Иоганна подарила им материнскую любовь, которой не знала сама.

 Союз жены и любовницы

 О Петербург! Великолепные балы, театры, светские рауты, магазины с товарами со всего света, зимой – катание на санях, летом – прогулки по императорским паркам. Какое раздолье для молодой женщины! Для Ульрики радости столичной жизни были недоступны. Любовницам нет места в официальной жизни светского общества. Не мог женатый Загряжский показаться на людях с разведенной женщиной. Это объясняет скудость сведений об Ульрике. Ни одного слова о баронессе нет ни в воспоминаниях, ни в письмах – нигде, словно, и не жила она в Петербурге. Наверное, долгими зимними вечерами Ульрика сидела у окна и ждала, когда вернутся милый друг Иван, пахнущий вином, табачными дымом и незнакомым ароматом духов.

Каргопольский полк, которым командовал Загряжский, был переведен в Тамбов. В Тамбовской губернии Иван Александрович владел имением Кариан, куда он и перевез любовницу подальше от любопытных глаз. Иван Загряжский и баронесса фон Поссе прожили три года. Наконец случилось событие, которое так укрепляет отношения мужчины и женщины, – Ульрика забеременела. В общем-то, ничего страшного для неженатой пары. Сколько незаконнорожденных детей выросло в дворянских семьях – да просто не перечесть. Но тут, как на грех, полк Загряжского получил приказ о переводе на Кавказ. Кому поручить заботу о беременной любовнице? Иван Александрович нашел из ряда вон выходящее решение.

Один любознательный обитатель села Ярополец так описал это удивительное событие: «Шел 1785 год. Этот день в усадьбе Загряжских ждали с особым волнением. В любую минуту здесь могла появиться карета хозяина. Несколько лет Иван Александрович Загряжский провел в Петербурге, где служил в дипломатическом ведомстве, потом был направлен в Дерпт. Больше других волновалась Александра Степановна, не видевшая мужа так долго. И вот во двор въехал ожидаемый экипаж. Александра Степановна двинулась навстречу и вдруг остановилась. Она увидела супруга, бодро покинувшего карету, но он был не один. Его сопровождала 24-летняя красавица баронесса Ульрика фон Поссе. Семейное положение Загряжского было для нее не меньшей тайной, чем для Александры новое увлечение супруга. Женщины встретились взглядом, баронесса чуть побледнела и упала в обморок, ведь она ждала ребенка от Загряжского.

– Бабье дело – сами разберутся, – заключил Иван Александрович и тут же уехал в Москву».

Выскажу ненаучное, непрофессиональное, неформальное мнение. Какой подлец этот Загряжский! Скрывал от женщины, что женат! «Подлец» – это самое мягкое выражение, которое приходит на ум. В научных трудах такого не напишут, как-никак Иван Загряжский – дедушка жены нашего великого поэта. Считайте мое мнение чисто женскими эмоциями.

Не хватает воображения, чтобы представить, как жена и любовница смотрели в глаза друг другу, как они вошли в дом, под крышей которого им предстояло жить, о чем говорили или молчали. В такой ситуации женщин может объединить только одно – ненависть к подлецу, который сломал их жизни, растоптал любовь, предал и бросил. Согласно семейной легенде, законная супруга и любовница жили «в любви, довольстве и согласии». Иван Александрович не мешал идиллическим отношениям женщин. Он обосновался в Москве, «жил на холостую ногу и не упускал случая повеселиться». В имении Загряжский не показывался. Зачем портить настроение, выслушивая бабские упреки?

 Юность тещи Пушкина

 22 октября 1785 года Ульрика родила дочь, названную Натальей. Появление в имении ребенка и неизвестной дамы нужно было как-то объяснить соседям. Маленькую Наташу называли воспитанницей. На воспитание в дворянские семьи брали сирот, детей бедных родственников или маскировали таким образом «плоды любви несчастной». Никаких прав воспитанники не имели, их будущее целиком зависело от воли воспитателей.

Обычно повзрослевшие воспитанницы получали небольшое приданое и жениха, согласного на брак с девушкой неизвестного происхождения.

Дочь баронессы фон Поссе – это совсем другое дело. Наташа воспитывалась вместе с детьми Загряжских. Александра Степановна «не делала никакого различия между Натальей и собственными дочерьми». Можно сказать, что жизнь Ульрики наладилась, но она грустила, болела и «зачахла, как цветок». Ульрика фон Поссе умерла в 1791 года в возрасте тридцати лет. Какая болезнь свела ее в могилу – неизвестно, место захоронения затерялось.

Иван Александрович пальцем не пошевелил, чтобы устроить будущее Наташи, да и своими родными детьми интересовался мало. В 1796 году на престол взошел император Павел I. Он отправил в отставку многих любимцев императрицы Екатерины II. Иван Александрович Загряжский был уволен со службы без пенсии и права ношения военного мундира. Теперь ничто не отвлекало Ивана Александровича от беспутной жизни. Он обставил свое имение Кариан с царской роскошью, завел балетную труппу, чтобы наслаждаться балетами и крепостными балеринами.

Александра Степановна Загряжская «приложила все старания при помощи своей влиятельной родни, чтобы узаконить рождение Натальи, оградив все ее наследственные права, а в то время этого было нелегко достигнуть». Незаконнорожденная дочь баронессы фон Поссе стала именоваться Натальей Ивановной Загряжской. Обратите внимание, что Наталье были даны все наследственные права, то есть Александра Степановна добровольно уменьшила долю наследства своих родных детей. Действительно, в этой истории она единственный положительный герой.

Для юных девушек самое главное – это удачно выйти замуж, а подыскать достойных женихов в глуши невозможно. Александра Степановна перевезла Наташу и своих родных дочерей Софью и Екатерину в Петербург. Снова в ход были пущены родственные связи, и девицы Загряжские стали фрейлинами императрицы Елизаветы Алексеевны.

Если баронессу Ульрику фон Поссе можно назвать легкомысленной дамой, то у ее дочери Натальи Ивановны характер был тяжелый и неуравновешенный. Это повлияло на отношения с мужем Николаем Афанасьевичем Гончаровым и попортило много крови знаменитому зятю. «Теща моя не унимается; ее не переменяет ничто, ни время, ни разлука, ни дальность расстояния, бранит меня, да и только», – жаловался Пушкин.

После бегства Ульрики от мужа прошло почти семьдесят лет. Наталья Николаевна Пушкина-Ланская пыталась разыскать свою тетушку Иоганну Вильгильмину и наладить отношения «с отпрысками сестры моей матери». Однако лифляндская родня не захотела ворошить позорное прошлое. Из затеи Натальи Николаевны ничего не вышло...

24 Июня 2019

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


880 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
76294
Борис Ходоровский
55737
Богдан Виноградов
42506
Виктор Фишман
36080
Роман Данилко
25675
Сергей Леонов
25667
Дмитрий Митюрин
18067
Татьяна Алексеева
11832
Александр Путятин
11813
Светлана Белоусова
11211
Наталья Матвеева
9889
Дмитрий Митюрин
9306
Павел Ганипровский
8920