РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №1(413), 2015
Великий инквизитор Российской империи
Олег Семенов
журналист
Санкт-Петербург
38
Великий инквизитор Российской империи
«Начальник Тайной канцелярии А.С. Ушаков допрашивает княжну Юсупову». Н.В. Неврев

Среди примечательных российских исторических сериалов последнего десятилетия можно отметить фильм «Пером и шпагой», поставленный по одноименному роману Валентина Пикуля. Правда, от первоисточника в экранизации осталось очень мало. Многие персонажи выглядят просто карикатурами на реальных исторических деятелей.

СВОЙ ЧЕЛОВЕК В «ОРГАНАХ»

Особенно сильно досталось от постановщиков Александру Ивановичу Шувалову, во времена императрицы Елизаветы Петровны возглавлявшему Тайную розыскных дел канцелярию. В телесериале «Великий инквизитор Российской империи» (так называла Шувалова, будучи еще великой княжной Екатерина II) изображен неким суперменом с примесью садиста-маньяка, да к тому же с замашками Лаврентия Павловича Берии, охочим до женщин и власти.

На самом же деле граф Александр Иванович Шувалов был опытным руководителем тогдашних российских спецслужб, ловким царедворцем и искушенным политиком. Именно при нем Тайная канцелярия получила правовой статус, перестала чинить откровенный произвол и сумела раскрыть несколько опасных заговоров, инспирированных из-за рубежа.

Род дворян Шуваловых не мог похвастаться древностью и богатством. По происхождению Шуваловы были костромские помещики, лишь после Смутного времени перебравшиеся в Москву. Первым из представителей семейства сделал карьеру Иван Максимович Шувалов, ставший при Петре I комендантом только что отбитого у шведов Выборга. Старший сын его Александр и стал впоследствии главой Тайной канцелярии.

Родился Александр Иванович Шувалов в 1710 году. Пользуясь своими связями при дворе, Иван Максимович Шувалов сумел пристроить сыновей Александра и Петра пажами ко двору. Позднее братья стали камер-юнкерами при дочери Петра Великого цесаревне Елизавете Петровне.

Оба Шуваловых участвовали в событиях памятной ночи 25 ноября 1741 года, когда горстка молодых дворян и триста солдат лейб-гвардии Преображенского полка, свергнув с престола малолетнего императора Иоанна Антоновича, возвели на трон цесаревну Елизавету Петровну.

Легкость, с которой был совершен этот государственный переворот, наглядно показал новой императрице и ее окружению – как важно иметь хорошо налаженную спецслужбу, которая бы отслеживала все зреющие заговоры и надежно защищала верховную власть.

Поэтому Елизавета Петровна направила своего верного придворного Александра Шувалова, получившего за участие в возведении ее на трон звание камергера и чин подпоручика лейб-кампанской роты Преображенского полка (что соответствовало чину армейского генерал-майора), в святая святых российских спецслужб – в Тайную розыскных дел канцелярию.

ШКОЛА ПЫТОЧНОГО МАСТЕРСТВА

В те времена Тайной канцелярией руководил человек, чье имя наводило ужас на всех жителей Российской империи, независимо от их звания и происхождения. Звали его Андрей Иванович Ушаков. Достаточно сказать, что руководил он Тайной канцелярией во времена кровавой императрицы Анны Иоанновны, когда (только по официальным данным) в России было казнено более тысячи человек.

И вот в 1742 году Александр Шувалов стал помощником Андрея Ушакова. Работа под руководством такого опытного руководителя и мастера политического сыска стала для Александра Шувалова хорошей школой. Он лично арестовал принца Людвига Гессен-Гомбургского, одного из сторонников свергнутой правительницы Анны Леопольдовны, вместе с Ушаковым расследовал дела герцога Бирона, фельдмаршала Миниха и канцлера Остермана. Все они были признаны судом виновными во «многих важных, а особливо против собственной нашей персоны и общего государства покоя преступлениях». Подсудимые были приговорены к смертной казни, но так как Елизавета Петровна при вступлении на престол дала клятву не подписывать ни одного смертного приговора, всех осужденных отправили в вечную ссылку в Сибирь.

Уже в 1746 году Александр Шувалов сменил часто болевшего престарелого Андрея Ушакова на его посту. Через два года после выхода на заслуженный отдых Ушаков умер.

А граф Александр Шувалов (этот титул он получил в том же 1746 году) стал как хозяин приходить на службу в Петропавловскую крепость, в неприметный одноэтажный особнячок с подъездом под козырьком и восемью высокими окнами по фасаду. Туда стекалась вся информация о происходящих в Российской империи делах, которые в той или иной степени могли угрожать ее безопасности. Здесь же проводился допрос подозреваемых в «злоумышлении на жизнь и власть Государыни». Допросы порой проводились «с пристрастием», то есть с применением пыток.

Правда, при Шувалове в Тайной канцелярии пытки применялись уже скорее как крайняя мера (для сравнения: за двадцать лет правления Елизаветы Петровны пытано было 14 тысяч человек, в то время как за десять лет царствования Анны Иоанновны – 37 тысяч).

Установлен был регламент допроса под пыткой и круг лиц, чье присутствие считалось необходимым для проведения допроса. Обвиняемого сперва предупреждали о том, чем ему может грозить отказ от дачи показаний либо дача ложных показаний. К тому времени из пыточного арсенала Тайной канцелярии исчезли многие инструменты для членовредительства. Кроме того, Сенатом был принят закон, запрещающий пытать несовершеннолетних (а совершеннолетие тогда в России наступало с 17 лет). Впрочем, несмотря на все послабления и гуманизацию тогдашнего законодательства, Тайная канцелярия продолжала внушать людям страх.

КОМПРОМАТОМ ХРАНИМЫЙ

Среди наиболее громких дел, расследованием которых лично руководил Александр Шувалов, было дело канцлера Алексея Петровича Бестужева-Рюмина и фельдмаршала Степана Федоровича Апраксина. В этом заговоре оказалась замешана и будущая императрица Екатерина. Тогда она была женой наследника престола Петра Федоровича и активно шпионила в пользу прусского короля Фридриха II, с которым Россия воевала, и попутно готовила свержение императрицы Елизаветы Петровны. Душой заговора был канцлер Бестужев-Рюмин – отъявленный взяточник, состоящий на содержании Лондона и Берлина и за деньги направо и налево торговавший интересами России.

Получив информацию о шашнях заговорщиков с английскими и прусскими шпионами, Шувалов сумел выйти на главарей. Вскрылась и прямая измена командующего русской армией фельдмаршала Апраксина, который явно уклонялся от боевых действий против пруссаков, а узнав о тяжелой болезни Елизаветы Петровны, вообще приказал вывести русские войска из уже завоеванных областей Восточной Пруссии.

Но императрица Елизавета выздоровела, и фельдмаршала Апраксина арестовали. Допрашивал его лично Шувалов. Во время следствия по этому делу было установлено участие в заговоре канцлера Бестужева и великой княжны Екатерины. Канцлер, правда, успел перед арестом уничтожить всю компрометирующую переписку. Поэтому главари заговора отделались легким испугом – канцлера отрешили от дел и отправили в ссылку, а Екатерина после долгого унизительного допроса была строго-настрого предупреждена императрицей о вредности сибирского климата для немецких принцесс. Фельдмаршал же Апраксин, которого содержали в Нарвской крепости, скончался от инфаркта, когда услышал от допрашивавшего его Шувалова о возможности применения к нему крайних методов дознания – пытки.

Императрица Екатерина Великая в своих мемуарах так описывает «Великого инквизитора»: «Александр Шувалов не сам по себе, а по должности, которую занимал, был грозою сего двора, города и всей империи, он был начальником инквизиционного суда, который звали тогда «Тайной канцелярией». Его занятие вызывало, как говорили, у него род судорожного движения, которое делалось у него на всей правой стороне лица от глаз до подбородка всякий раз, как он был взволнован радостью, гневом, страхом или боязнью».

Екатерина II, даже став императрицей, испытывала к Шувалову, как она сама признавалась, «страх и отвращение». Злые языки поговаривали, что у «великого инквизитора» был компромат на Екатерину, касающийся ее поведения в деле Бестужева – Апраксина, а также незаконного происхождения наследника престола Павла Петровича.

Как бы то ни было, но после своего восшествия на престол в результате военного переворота 1762 года (который Шувалов почему-то «просмотрел», несмотря на его разветвленную агентуру в гвардейских и дворцовых кругах) Екатерина не обрушила никаких репрессий на «Великого инквизитора». Наоборот, после ее коронации в 1763 году он был отправлен в отставку с пожалованием ему двух тысяч крестьянских душ. Последние годы жизни он провел как частное лицо в своем имении, где и умер в 1774 году.

Ирония судьбы: его внучатый племянник граф Петр Андреевич Шувалов в 1857 году был назначен начальником петербургской полиции, а в 1860 году – директором одного из департаментов Министерства внутренних дел. Позднее он стал шефом жандармов и главой Третьего отделения, то есть тем, кем был брат его деда, – «Великим инквизитором Российской империи».


1 Января 2015


Последние публикации


200 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
70365
Борис Ходоровский
44086
Богдан Виноградов
36859
Сергей Леонов
24258
Александр Путятин
11028
Дмитрий Митюрин
9647
Светлана Белоусова
9614
Наталья Матвеева
8409
Павел Ганипровский
7530
Богдан Виноградов
6712
Светлана Белоусова
6075
Борис Кронер
5874