ЖЗЛ
Баллада о Беринге
Ольга Патренкина
журналист
Санкт-Петербург
4048
Баллада о Беринге
Витус Беринг и пролив, названный его именем

«Отечества Отец», Петр I, активно приветствовал все, что способствовало процветанию Российского государства. В конце 1724 года, уже приближаясь к смертному одру и чувствуя «в теле своем болезненные припадки», он остался верен себе и озаботился тем, «о чем мыслил давно и что другие дела предпринять мешали». Его практический ум интересовал путь «через Ледовитое море в Китай и Индию», с которыми он намеревался установить торговые отношения. Другая задача заключалась в фиксации северо-восточных рубежей Российской империи.

По приказу государя Адмиралтейств-коллегия начала готовить экспедицию на Камчатку, для чего надлежало «сделать один или два бота с палубами» и далее «плыть возле земли, которая идет на норд» с целью поиска пролива, разделяющего Азию и Америку. Начальником экспедиции стал капитан 1-го ранга, а позднее – капитан-командор Витус Йонассен Беринг, уже более двух десятилетий верно служивший России. Он был лично известен самодержцу, как энергичный, смелый и образованный человек, протекцию которому оказывал уважаемый государем вице-адмирал Корнелий Крюйс.

Мореплаватель был родом из Дании, но ранний период его жизни мало известен. Родился он в Хорсенсе 12 августа 1681 года в многодетной набожной семье разорившейся аристократки Анны Беринг и таможенного работника Йонаса Хальмстадта. Имя Витус получил в честь своего дяди, датского королевского историографа, «гордости рода и самого замечательного из Берингов», жизнью своею оправдав такое высокое доверие родственников.

Детство в портовом городе на берегу морского залива настраивало на романтический лад: мальчика с ранних лет манили путешествия в дальние страны. Мечты сбылись: в 14 лет, после окончания школы, на пару с двоюродным братом Свеном он записался матросом на голландский корабль и дважды совершил плавание в Ост-Индию, побывав на Карибах и в североамериканских колониях. Практический опыт дополнило теоретическое обучение в морском кадетском корпусе в Амстердаме, который считался одним из лучших в мире. Учителя хвалили способного парнишку, считая, что из Витуса Беринга выйдет отличный капитан.

Судьбоносное знакомство в Амстердаме Беринга с Крюйсом, вербовавшим на русскую службу в военно-морском флоте опытных моряков, сделало двадцатитрехлетнего юношу командиром небольшого судна и открыло перспективы для карьерного роста.

Пару лет Витус (Иван Иванович – на русский манер) руководил шхуной, занимавшейся доставкой леса с берегов Невы к острову Котлину. Здесь по государеву приказу набирала силу военно-морская крепость Кроншлот, впоследствии ставшая главной базой Балтийского флота. В 1706 году Беринг подрос до лейтенанта, а в 1710-м стал капитан-лейтенантом, и на его долю стали выпадать более ответственные поручения.

В ходе длительной Северной войны Беринг неоднократно принимал участие в противостоянии шведам. Сначала он принял командование кораблем, ходившим дозором у побережья Финского залива. С переменой политической ситуации – разразилась русско-турецкая война 1710–1713 годов – начальствовал на одной из девяти боевых шняв, действовавших на Азовском море. После поражения русских мореход вновь был переведен в район Финского залива, но уже на другой корабль, «Рига», который курсировал под вымпелом вице-адмирала Крюйса.

Суровые будни военно-морской службы в 1713 году прервало радостное событие – женитьба капитана. Избранницей стала дочь состоятельного бюргера-коммерсанта Анна Кристина Пюльзе, которую он повстречал в отвоеванном у шведов Выборге. Подробности романа история не сохранила, но известно, что 8 октября указанного года Анна и Витус были записаны в церковную книгу шведского прихода Выборга как законные супруги.

Судьба сразу же устроила молодоженам проверку на прочность: вскоре после свадьбы у финских прибрежных островов Беринг был захвачен в плен шведскими корсарами. Ему удалось бежать из плена, но лишь год спустя – осенью 1714 года.

Вскоре опытный моряк получил личное задание Петра I – минуя шведские дозоры, привезти в Кронштадт из Гамбурга 50-пушечный корабль «Перл». Добраться сразу до Кронштадта не удалось, и Иван Иванович принял решение отвести корабль на зимовку в Ригу. Похожий по сложности переход он совершил год спустя: из Архангельска в Кронштадт по Белому морю был доставлен 52-пушечный линейный корабль «Селафаил», который Петр I затребовал для усиления флота русских в ходе Северной войны.

Тоннаж кораблей, которыми приходилось командовать Берингу, с каждым годом становился все больше. В июле 1718 года в Адмиралтейской верфи на воду был спущен первый российский линейный корабль «Лесное», в строительстве которого активное участие принимал император. Судно вошло в состав самой крупной эскадры петровского времени генерал-адмирала Федора Апраксина, и вскоре на капитанский мостик трехпалубника ступил Витус Беринг.

При заключении Ништадтского мира многие морские офицеры, даже младше его по службе, были повышены чином. Но милость государя на этот раз обошла датчанина стороной, и после 17 лет верного служения российскому самодержцу Беринг продолжал числиться капитаном второго ранга.

Подстрекаемый женой, которую любил всем сердцем, в 1724 году бравый моряк подал рапорт об отставке, ожидая исправления несправедливости. Однако неожиданно легко получил удовлетворение просьбы. И только ходатайство престарелого свата императора, Федора Матвеевича Апраксина, перед которым прекрасная Анна с мольбой о муже пала на колени, исправило ситуацию. Спустя пять месяцев мореход был вновь призван на службу, причем наконец в чине капитана первого ранга.

Этот факт знаменует окончание первого, докамчатского периода в русской биографии датчанина Витуса Беринга, продолжением которого, говоря словами историка Георга Миллера, стало признание его «достойным к чрезвычайным делам, каковые-то были двукратные на него положенные проведания».

Первое «проведание» – экспедиция для определения Северного морского пути – стартовало 24 января 1725 года. В ее составе, по разным данным, числилось от 20 до 34 штатных сотрудников, включая двух ближайших помощников Беринга – лейтенантов Алексея Ильича Чирикова и Мартына Шпанберга. Кроме них, в экспедицию входили геодезист Григорий Путилов, плотники, в том числе Федор Козлов – мастер по строительству ботов, кузнец, конопатчики и другие специалисты, а также вспомогательный персонал из гребцов, поваров, подмастерьев и т. д.

План экспедиции был таков: через Сибирь сухопутьем добраться в Охотск, оттуда на судах – на Камчатку и далее морем к месту назначения – вожделенному проливу между восточным краем русских владений и Америкой.

До Охотска добирались два года: все экспедиционные группы прибыли только к январю 1727-го. Страшные морозы и голод, когда, согласно рапорту Беринга, «от недостатка провианта ели ремни, кожаные штаны и подошву», сократили состав участников на 15 человек. «В пути пропало и померло 267 лошадей за неимением фуража» – две трети от общего количества, что на время обездвижило партию.

Но старались не падать духом. В одночасье поставили избы и амбары, чтобы дожить до конца зимы: возможностей местных дворов не хватило. Пополнили людские и продовольственные запасы. Построили десятиметровый шитик «Фортуна» для запланированного перехода морем далее на восток. Перезимовав, по воде и на собачьих упряжках доставили людей и снаряжение к устью реки Камчатки в ныне не существующий город Нижнекамчатск, где летом 1728 года из местного строительного леса был построен бот «Святой Гавриил». Изначально в морское плавание планировалось взять с собой и шитик, но он дал течь и требовал капитального ремонта, поэтому остался на суше.

13 (24) июля 1728 года 44 члена команды судна «Святой Гавриил» во главе с Берингом вышли в море, взяв курс на север. Это было нарушением инструкции Петра I, которая предписывала пройти от Камчатки на юг или восток и только потом – на северо-восток вдоль материка. Но моряки не имели никаких навигационных карт, и отсутствовал опыта плавания в приполярных водах. Поэтому, страхуясь, шли вдоль берега, определяя местонахождение с помощью магнитного компаса.

16 августа 1728 года, не зная об этом, миновали пролив и оказались в Чукотском море на параллели 67°19′ северной широты. Корабль окутал туман, и Беринг повернул назад, мотивируя тем, что «к Чукоцкому, или Восточному, углу земли никакой не подошло» и экспедиционное задание выполнено: азиатское и североамериканское побережья не соединяются.

После новой зимовки в Нижнекамчатске по указу Адмиралтейств-коллегии Беринг снова сделал попытку достичь американского берега, «понеже слышали от камчатских жителей, что есть земля против камчатского устья в близости», но, пройдя чуть больше 200 км, из-за сильного ветра и тумана приказал вернуться. 23 июля 1729 года капитан сдал «Святого Гавриила» командиру порта в Охотске под расписку и через 8 месяцев вместе с командой оказался в Петербурге.

Пятилетнее путешествие на Камчатку стало первой в истории научной экспедицией в высокие широты. Она внесла важнейший вклад в развитие географических представлений о северо-востоке Азии – прежде всего от южных пределов Камчатки до северных берегов Чукотки. Миру были явлены географические карты с точными координатами, включая 55 территориальных и 18 океанографических открытий.

Сам мореход по результатам своего плавания ничего не напечатал, но представил правительству карту и краткий отчет. Он утверждал, что Камчатка и Северная Америка находятся в близости друг от друга, что позволяло организовать торговлю с местными предпринимателями. Кроме того, в проекте «Предложения» путешественник призвал к активному хозяйственному освоению Сибири, где можно добывать железо, соль и заниматься землепашеством.

Одновременно Беринг подал записку со вторым «Предложением», где речь шла о новой камчатской экспедиции. Цель проекта: разведка морского пути к устью Амура и Японским островам, где «с японцами торг завесть, что к немалой прибыли Российской империи впредь могло оказаться», и дальнейший выход к Американскому континенту.

Хотя задание Петра I побывать на берегах Америки не было выполнено, мореплаватель получил 1000 рублей премии и чин капитана-командора, а к запросу о новой, пусть и дорогостоящей экспедиции новоиспеченная императрица Анна Иоанновна неожиданно отнеслась благосклонно.

Подготавливали путешествие Адмиралтейств-коллегия и лично ее глава – вице-адмирал Николай Федорович Головин. Осуществить экспедицию планировали несколькими отрядами, каждый из которых шел своим маршрутом и выполнял свои задачи. На первом этапе из Петербурга в Сибирь отправились свыше пятисот морских офицеров, ученых и матросов, среди которых были Степан Малыгин, Дмитрий и Харитон Лаптевы, Семен Челюскин. На особом положении находилась группа исследователей Петербургской академии наук, сформированная для исторического и естественно-научного изучения Сибири, Камчатки и вновь открытых земель.

Общее руководство работой почти всех отрядов осуществлял Витус Беринг, взяв в помощники участников первого путешествия: Алексея Чирикова, Мартына Шпанберга, «ботового и шлюпочного дела мастера» Федора Козлова и некоторых других.

18 апреля 1733 года вместе с женой и двумя детьми (еще двое остались в Петербурге) капитан-командор выехал в Якутск, где в течение трех лет занимался организацией экспедиции. Коррумпированные местные власти всячески чинили препоны во время заготовки продовольствия и снаряжения, несмотря на стращание из Петербурга «не токмо штрафом, но и жестоким истязанием», а также писали на несговорчивого «немца» доносы. Поэтому только семь лет спустя после отъезда из столицы из Охотска на восток Камчатки вышли два свежевыстроенных 200-тонных пакетбота с именами апостолов Христа на борту – «Святой Павел» и «Святой Петр». Из-за позднего старта пришлось зазимовать в Авачинской губе, и лишь мае следующего года взяли курс на Северную Америку.

В ходе плавания командор использовал немецкую карту, где была нанесена мифическая «Земля Жуана-да-Гама». В напрасных поисках ориентира потеряли больше недели и в один из дней попали в густой туман. Удары в корабельные колокола и стрельба из пушек не помогли: корабли Чирикова и Беринга разлучились и с этого момента продолжили путь поодиночке.

17 июля 1741 года «Святой Петр» достиг наконец американского берега. Цель, поставленная императором 17 лет назад, была достигнута. Но радости не было: треть экипажа, включая самого Беринга, свалила цинга, не хватало пресной воды, а точные координаты местонахождения определить не удавалось. Продвижению вперед мешал сильный ветер и шторма, один из которых описан в вахтенном журнале как «великое волнение». Обессиленный капитан принял решение возвращаться на Камчатку, дав обещание верной команде зазимовать, как только близко покажется земля.

Надежду на спасение дала полоска суши, которую 4 ноября экипаж разглядел на горизонте. Очертания берега чем-то напоминали окрестности Авачинской губы; иные видели в них камчатскую землю. Высадившись на берег, соорудили нечто вроде землянок: в песке вырыли прямоугольные ямы и сделали над ними крыши из парусов. Больной Беринг лежал не поднимаясь. В предсмертных мучениях он уже не ощущал голода, но холод совершенно его измучил: он зарывался в песок, чтобы хоть немного согреться.

Трижды по его заданию способные держаться на ногах моряки уходили обследовать землю, прежде чем всем стало понятно, что они оказались на необитаемом острове. Предстояла сложная зимовка, которую капитан пережить не смог. 6 декабря 1741 года Беринг скончался. Спустя годы на останках знаменитого морехода следов цинги не нашли, и, возможно, он умер от какой-то другой болезни.

После смерти командора руководство отрядом принял штурман Свен Ваксель, хотя от болезни у него были парализованы руки и ноги. Под его руководством весной выжившие члены экипажа построили гукор «Святой Петр» из остатков разбитого штормом пакетбота. На нем в конце августа 1742 года вернулись на Камчатку. Потребовалось еще немало времени, чтобы добраться до Петербурга и сообщить о кончине Беринга. В это время остальные отряды экспедиции в основном уже закончили работу.

Вторая экспедиция капитан-командора на Камчатку оставила миру еще более богатое картографическое наследие, чем первая, дала ценные метеорологические данные и записи о Сибири и ее обитателях. Было окончательно установлено существование пролива между Азией и Америкой, о котором еще почти 100 лет назад докладывал якутский казак Семен Дежнев, открыты десятки географических объектов, в том числе богатые пушниной Алеутские острова. Это позволило позднее основать здесь Российско-американскую компанию – единственное колониальное владение России на другом континенте. Экспедиция Беринга дала направление сотням последующих исследований, а масштабный объем собранных отрядами сведений до сих пор полностью не освоен.

Русскому герою освоения Севера датчанину Витусу Берингу выпала честь неоднократно оставить свое имя на карте нашей планеты. В честь него назвали пролив, море, ряд островов, ледник на Аляске, поселок в Чукотском автономном округе и Командорские острова.


Дата публикации: 13 июля 2023

Постоянный адрес публикации: https://xfile.ru/~DU925


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
9796381
Александр Егоров
1050810
Татьяна Алексеева
872323
Татьяна Минасян
448023
Яна Титова
272005
Светлана Белоусова
227658
Сергей Леонов
219917
Татьяна Алексеева
214950
Борис Ходоровский
195652
Наталья Матвеева
192353
Валерий Колодяжный
188737
Павел Ганипровский
170704
Наталья Дементьева
123670
Павел Виноградов
120457
Сергей Леонов
113610
Виктор Фишман
97268
Редакция
95656
Сергей Петров
89457
Борис Ходоровский
84959