НАУКА
«Секретные материалы 20 века» №1(439), 2016
Куда летят дроны?
Дмитрий Митюрин
журналист, историк
Санкт-Петербург
108
Куда летят дроны?
Interstate TDR-1. Ударный БПЛА

В военных конфликтах последнего времени роль беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), или, иначе говоря, дронов (от английского drone – трутень, жужжащий бездельник), постоянно возрастает. Между тем не только публика, но и специалисты зачастую не представляют всех возможностей этого вида оружия. И еще: хотя дроны воспринимаются как своего рода ноу-хау, в реальности они почти сверстники большой авиации и даже воздухоплавания.

ОТ ВОЗДУШНОЙ МИШЕНИ ДО БОМБАРДИРОВЩИКА

Если говорить не о технологии, а о принципе использования, то надо вспомнить, что еще в 1849 году беспилотные воздухоплавательные аппараты использовали австрийцы при осаде Венеции. К нижней части воздушного шара подвешивалась 30-фунтовая зажигательная бомба, еще ниже – жаровня из кровельного железа, которая загружалась 5–7 килограммами древесного угля. Пламя в жаровне одновременно нагревало воздух и вызывало тление шнура, на котором висела бомба. По первому пробному полету аэростата определяли длину шнура, силу ветра и скорость движения к цели.

Разумеется, точность бомбардировок при таких методах оставляла желать лучшего, но психологический эффект от них был несомненен. Столь же несомненным было и осуждение передовой общественности, которая возмущалась тем, что смертоносные снаряды обрушивались на один из прекраснейших городов мира. Да и в самой ситуации, когда бездушный аппарат поражал живых людей, было нечто, как говорят англичане, «неспортивное».

В общем, продолжения эти опыты не имели. Так что датой рождения дронов правильнее считать 1910 год, когда вместо аэростатов и дирижаблей на авансцену выступили аэропланы.

Сконструированный американским военным инженером Чарльзом Кеттерингом летательный аппарат был начинен взрывчаткой и управлялся не человеком, а механизмом. Пролетев некоторое время по прямой, он сбрасывал крылья, после чего падал вниз на позиции противника.

Полученное в 1914 году от правительства США финансирование дало возможность изготовить несколько экземпляров, которые, однако, так и не были опробованы в реальных боевых действиях.

Далее был проект Hewitt-Sperry Automatic Airplane, разработанный штабными офицерами Военно-морских сил США Элмером Сперри и Питером Хьюитом. Оба они увлекались авиацией и занялись разработкой беспилотной торпеды – крылатой бомбы на радиоуправлении. Тестовый полет их детища датируется сентябрем 1917 года, но Первая мировая война закончилась до того, как разработку можно было запустить в серию. А после войны бюджет американского флота съежился и деньги стали выделять только на самое необходимое.

Зато в Британии на военном бюджете особо не экономили. И следующий серьезный прорыв в области беспилотной авиации состоялся именно благодаря разработкам английских инженеров.

В 1933 году ими была создана модель радиоуправляемого БПЛА, ставшая своего рода ориентиром для всех, кто работал в данном направлении. Проект получил название Queen Bee. Главным достоинством аппарата считалась его хорошая дистанционная управляемость, позволявшая находящемуся на борту военного корабля оператору отсылать самолет на достаточно большое расстояние, а затем вызывать его обратно.

Естественно, новшеством заинтересовались конструкторы других стран. Так, к примеру, во время Второй мировой войны Советским Союзом был успешно применен для подрыва мостов беспилотный самолет – бомбардировщик ТБ-3. Германия, в свою очередь, выпустила серии «самолетоснарядов» ФАУ-1 и ФАУ-2.

В Соединенных Штатах (которые, собственно, и стояли у истоков беспилотной авиации) решили вернуть себе первенство, запустив в массовое производство Radioplane QQ-2, использовавшийся в качестве мишени для тренировки летчиков и зенитчиков. Всего фирмой Radioplane в 1941–1945 годах было создано для ВВС США около 15 тысяч беспилотников. Значительную роль в их «раскрутке» сыграл тот факт, что в проекте принимал участие популярный актер Дени Ридженатальт, увлекавшийся радиоуправляемыми моделями больше, чем кинобизнесом.

Но самой знаковой разработкой можно считать первый в мире классический ударный БПЛА Interstate TDR. Речь шла о радиоуправляемом самолете-торпедоносце. «Фишкой» конструкции была сверхкомпактная телевизионная камера, созданная русским инженером Владимиром Зворыкиным. Ее использование позволяло полностью решить вопрос с наведением самолета на цель.

Летом 1944 года эти беспилотники участвовали в боевых действиях на Тихом океане, атакуя вражеские островные батареи и другие военные объекты. Всего было израсходовано 26 самолетов из 47 имевшихся, еще три разбились по техническим причинам.

Казалось, все замечательно, но командующий Тихоокеанским флотом адмирал Честер Нимиц относился к беспилотникам скептически, и проект закрыли. Оставшиеся экземпляры использовали как мишени либо продали частным лицам.

Из последующих моделей, благодаря которым Соединенные Штаты смогли не только реанимировать программу, но и утвердиться в качестве лидеров по части беспилотной авиации, особого внимания достоин появившийся в 1950-х противолодочный вертолет QH-50 DASH, выглядевший для своего времени настоящим гигантом. При взлетном весе в одну тонну и с поршневым двигателем в 330 лошадиных сил он, следуя командам корабельной системы наведения, выдвигался в зону нахождения вражеской субмарины (до 70 километров) и сбрасывал противолодочную торпеду. Таких аппаратов для американского флота было выпущено 750 экземпляров, но в 1970 году финансирование закрыли. США вели тогда войну во Вьетнаме и занимались оптимизацией бюджета. А против хозяйничавших в джунглях вьетконговцев такие торпеды были без надобности.

Однако, проиграв войну и залечив раны, в Пентагоне снова обратили внимание на беспилотники. Из аппаратов этого класса самые распространенные сегодня – MQ-1 Predator, вооруженные противотанковыми ракетами и с 1995 года помогавшие насаждать демократию в Боснии, Югославии, Ираке, Афганистане, Йемене. Были сбиты и разбились в авариях за это время 58 дронов. Для сравнения: только в Афганистане и Пакистане и только в период 2006– 2009 годов эти беспилотники, по данным пакистанской разведки, уничтожили 746 человек, включая 147 гражданских лиц, в том числе 94 ребенка (до 18 лет). Наибольшее количество детей (80) было убито в результате налета на религиозную школу в Исламабаде в октябре 2006 года. Обычные издержки демократии.

Впрочем, в последнее время более широкую известность приобрел разведывательно-ударный беспилотник MQ-9 Reaper. На его счету ликвидированный в апреле 2010 года в Афганистане третий человек в руководстве «Аль-Каиды» Мустафа Абу Язид и убитый 7 мая 2012 года один из руководителей йеменского крыла «Аль-Каиды» Фахд аль-Куса. Скорее всего, список будет продолжен.

УБИЙЦЫ И ТРУДЯГИ

По управляемости современные беспилотные аппараты делят на дистанционные, автоматические и неуправляемые. По размерам, времени полета и дальности действия – на «микро», «мини», средние («миди») и тяжелые. На верхнем пороге находятся беспилотники, способные находиться в воздухе более суток и с высотой полета до 20 километров. Относительно нижней границы все очень сложно. В сущности, любая летающая радиоуправляемая модель может быть отнесена к беспилотникам, даже если речь идет о маленьком пластмассовом аэропланчике. Вроде безобидная игрушка, но если приладить к нему моторчик помощней, подвесить бомбочку и пустить с галереи в каком-нибудь универмаге…

Такие сценарии давно стали кошмарным сном для сотрудников самых разных служб безопасности, и, в общем-то, эффективных методов борьбы с подобными угрозами пока не разработано. Вот, например, возле Белого дома уже трижды падали небольшие беспилотники, запускаемые местными гражданами шутки ради. Хотя использование дронов в центре Вашингтона запрещено еще с памятных сентябрьских терактов 2001 года.

В апреле нынешнего года небольшой дрон сел на крышу резиденции японского премьера Синдзо Абэ, а в Германии чуть раньше похожий маленький самолетик отважно таранил трибуну, с которой выступала Ангела Меркель.

Смех смехом, но во Франции в октябре и ноябре 2014 года спецслужбы зафиксировали скопления мини-беспилотников неустановленной принадлежности, летавших над атомными электростанциями. И это уже не повод для веселья.

Такие самолетики сравнительно легко начинить пластичной взрывчаткой, радиоактивными, биологическими или химическими веществами. И эта угроза не мнимая, а реальная. В одной из американских тюрем уже «мотает» 17-летний срок студент Бостонского университета Ризван Фирдаус, начинивший взрывчаткой радиоуправляемые модели истребителей F-4 и F-86, которые, по его задумке, должны были атаковать Пентагон с Белым домом.

Конечно, те, кому положено, тоже не даром едят свой хлеб. Подозрительные мини-дроны учатся сбивать другими дронами, ракетами, пулями и даже лазером. Одна из новеньких установок разработки компании «Боинг» весит 295 килограммов и представляет собой комплекс из ноутбука, лазера, системы водяного охлаждения, отсека аккумуляторной батареи и прибора управления в карданном подвесе. Такой комплекс можно установить даже в обычном автомобиле, если, конечно, имеются опасения, что террористы захотят расправиться с его владельцем с использованием дронов. Но в общем это не панацея, поскольку конструкторы беспилотников, включая, возможно, неведомых миру «темных гениев», тоже не стоят на месте.

Конечно, дроны несут не только угрозу, но и служат прогрессу. Они могут отслеживать климатические изменения, патрулировать протянувшиеся через тайгу газопроводы, выискивать на морских просторах тех, кто потерпел крушение, обнаруживать и даже тушить лесные пожары. Однако сермяжная правда состоит в том, что самые масштабные проекты, связанные с производством и использованием беспилотников, касаются именно военной сферы.

На войне такие аппараты могут быть либо разведчиками, либо бомбардировщиками, а вот попытки использовать их в качестве истребителей пока не предпринимались, если не говорить о перехвате, когда перехватывающий вражеский самолет или ракету дрон заранее обрекается на гибель. Понятно, что в таком деле, как воздушный бой, никакая автоматика пока еще не может заменить пилота.

Притом что американцы сегодня лидируют в сфере БПЛА, внушительными достижениями в этой сфере могут похвастаться их ближайшие союзники – англичане, а также израильтяне.

Во время войны Судного дня 1973 года израильские дроны использовались для ведения авиаразведки, а также в качестве ложных целей, отвлекавших на себя внимание египетских и сирийских зенитчиков. Спустя девять лет во время боевых действий в Ливане беспилотник IAI Scout и аппараты из класса «мини» точно определили местонахождение сирийских зениток и аэродромов, которые затем были накрыты противорадиолокационными ракетами. Сирийцам этот удар стоил 18 зенитно-ракетных комплексов.

Ну а что же советские и российские авиаконструкторы?

КБ Туполева еще в 1957 году получило заказ на разработку мобильной ядерной сверхзвуковой крылатой ракеты среднего радиуса действия, известной как Ту-121. Правда, в конечном счете предпочтение было отдано баллистическим ракетам конструкторского бюро Королева. Тем не менее туполевская продукция использовалась в качестве мишеней и стала к тому же основой, на базе которой появились беспилотные самолеты-разведчики Ту-123 «Ястреб», Ту-143 «Рейс» и Ту-141 «Стриж», состоявшие на вооружении с 1964 по 1979 год.

Модель Ту-143 «Рейс» в 1970-х годах поставлялась ближневосточным союзникам Москвы, а две созданные еще во времена Варшавского договора эскадрильи и сегодня несут боевое дежурство: одна – в ВВС Чехии, другая – в ВВС Словакии.

Ту-141 «Стриж» по-прежнему состоит на вооружении ВВС Украины. Украинское командование, впрочем, в последнее время заявляет, что страна за последние месяцы совершила в сфере беспилотников прорыв, на который в других государствах потребовались бы десятилетия. Однако говорить о чем-то конкретном пока не приходится.

РОССИЙСКИЙ ОПЫТ. ПОЧТИ С НУЛЯ

В постперестроечной России весьма внушительный технологический задел по части конструирования и производства беспилотников оказался растранжирен в 1990-е годы.

Здесь следует учитывать, что любой БПЛА представляет собой комплекс из минимум двух сложных систем – самолета и пульта (панели) управления. Создание каждой из таких систем возможно только при наличии серьезной проектной организации и компании-производителя. При этом мы не говорим о навигационном оборудовании, системах слежения, вооружении и т. д.

В общем, собственную беспилотную авиацию может позволить себе только страна с развитой промышленностью, сильными научными и инженерными кадрами. В России же только в последние 10–15 лет всерьез взялись не столько даже за создание нового, сколько за сбережение прежнего потенциала.

Над тем, что собой представляют дроны и зачем они нужны, по-серьезному задумались только после войны 2008 года с Грузией, когда выявились значительные пробелы по части ведения авиаразведки.

Для начала пошли самым простым путем, заключив в 2009 году с одной из израильских компаний контракт на покупку крупной партии беспилотников. Практически одновременно были выделены средства на ведение собственных разработок, хотя после израсходования 5 миллиардов рублей тогдашний заместитель министра обороны РФ Владимир Поповкин заявил прессе, что ни одна из представленных моделей не выдержала программы испытаний.

Вопросы о том, объективно ли проводились испытания, насколько экономически оправданной оказывалась цена предлагаемых российскими и иностранными разработчиками моделей, а также в какой степени на дело влияли конкретные лоббистские группы, надо полагать, когда-нибудь удостоится внимания историков. Но в общем обозначилась та же линия, по которой российская авиация развивалась до революции, когда весь авиапарк (за исключением тяжелой бомбардировочной авиации) состоял из самолетов иностранных моделей, но произведенных преимущественно в России.

В нашем конкретном случае с беспилотниками в 2010 году компания «Оборонпром» подписала с израильской фирмой IAI контракт о создании совместного предприятия по сборке беспилотников «Форпост» с развертыванием производства в Татарстане и на «Уральском заводе гражданской авиации» (УЗГА).

Полтора года назад шесть комплектов таких беспилотников поступили на вооружение Тихоокеанского флота. Но затем грянули события на Украине, присоединение Крыма, экономические санкции, и реальность стала представляться несколько по-другому.

Во всяком случае, тезис о том, что оружие лучше производить в собственной стране, при всей своей банальности наполнился реальным содержанием, а термин «импортозамещение» стал одним из самых употребляемых в лексиконе российских политиков.

Впрочем, справедливости ради стоит заметить, что еще в 2011 году было принято решение о том, что созданием дронов для военного ведомства займутся в петербургской компании «Транзас» и в казанском ОКБ «Сокол». Решение было принято по результатам тендера, причем решающую роль сыграл тот факт, что разработанный этими предприятиями разведывательно-ударный БПЛА «Дозор-60» по своим характеристикам не уступал такому почтенному, хотя и пожилому мэтру, как MQ-1 Predator.

Вспомнили и о закрытом в 2007 году беспилотнике «Скат», который, как выяснилось задним числом, был перспективной моделью с достойными заимствования идеями.

Интересный микродрон был испытан в декабре 2012 года в Тульской дивизии ВДВ. Комплекс «Искатель» состоит из размещающейся в рюкзаке базовой станции, планшетного компьютера, на который транслируется изображение с камеры беспилотника и который одновременно выполняет функции пульта управления, а также двух аппаратов Т-4 весом 1,3 килограмма каждый и с размахом крыльев 60 сантиметров. Такие самолетики запускаются «с руки» и за 40 минут полета передают «хозяину» картинку местности. Предназначены они в основном для частей специального назначения, ведущих бои в горной местности.

Поступивший на вооружение российской армии в 2013 году разведкомплекс «Орлан-10» имеет большую массу (10 килограммов), время полета до 16 часов и к тому же может поднимать до 5 килограммов груза. Известно, что такие дроны используются российскими войсками в Сирии, но подробности и результаты их применения по вполне понятным причинам засекречены. В СМИ только проскочила информация, что предположительно российский беспилотник был сбит турками, но затем эту историю как-то забыли, хотя те, кому положено, надо полагать, сделали из нее нужные выводы.

Сходная ситуация с относящимся к классу «микро» Т-23 «Элероном» (вес 3,4 килограмма, продолжительность полета 75 минут). Фотография такого сбитого беспилотника в июле 2015 года появилась в социальных сетях, публикующих материалы от террористической организации «Джабхат ан-Нусра».

На последнем авиасалоне МАКС фирма «Рикор» представила новый БПЛА, по официальной информации предназначенный «для доставки гражданских малогабаритных грузов, охране территорий, а также мониторинга ландшафта», но, разумеется, тоже не чуждый военному делу.

Очень осторожно анонсируются перспективы создания к 2020 году беспилотника, способного держать под наблюдением рубеж протяженностью до тысячи километров и со временем полета не менее суток.

В общем, работа по дронам закипела, после того как жареный петух клюнул нас в самое незащищенное место. Впрочем, в России по-другому и не бывает.


1 Января 2016


Последние публикации


200 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
70362
Борис Ходоровский
44084
Богдан Виноградов
36857
Сергей Леонов
24252
Александр Путятин
11026
Дмитрий Митюрин
9645
Светлана Белоусова
9612
Наталья Матвеева
8408
Павел Ганипровский
7524
Богдан Виноградов
6708
Светлана Белоусова
6074
Борис Кронер
5868