СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №20(536), 2019
На секретной службе «вождя народов»
Александр Путятин
писатель-историк
Москва
22627
На секретной службе «вождя народов»
Ледоруб, которым был убит Троцкий

Если когда-нибудь состоится чемпионат по разведывательно-диверсионному многоборью среди резидентов-нелегалов, то первое место на нем получит сотрудник госбезопасности СССР Иосиф Григулевич. В принципе, он может занять весь пьедестал, если поделит работу на этапы и выступит под псевдонимами.

Будущий суперагент родился 5 мая 1913 года в семье литовских караимов. Его отец Ромуальд Григулевич был фармацевтом. В 1924 году он продал аптеку и уехал за «лучшей жизнью» в Аргентину, оставив семью в Вильно. Его сын Иосиф увлекся марксистскими идеями в гимназии. В 13 лет он вступил в ЛКСМ Литвы и занялся революционной деятельностью, из-за которой провел два года в тюрьме. Выйдя на свободу, Иосиф бежал во Францию, где учился в Высшей школе социальных наук при университете Сорбонны, работал в Международной организации помощи революции (МОПР), выступал на антифашистских митингах и писал статьи в коммунистическом журнале. 

В августе 1934 года Григулевич получил письмо из Аргентины: отец серьезно заболел и попросил приехать, чтобы помочь с делами фирмы. Их фармацевтическая компания успешно освоила местный рынок и выходила на уругвайский. Руководство МОПРа, узнав об этом, рекомендовало Григулевича в свой латиноамериканский филиал.

Несколько месяцев Иосиф провел в провинции Энтре-Риос, в поместье отца. Он знакомился с процессом производства лекарств, их хранения, перевозки и сбыта, изучал испанский язык. К этому времени Григулевич свободно говорил по-русски, по-литовски, по-польски и по-французски, мог общаться на идише. Так что испанский был уже шестым языком.

Через полгода МОПР поручил Иосифу работу с региональными отделениями. Ему это было нетрудно – благодаря знанию языков и умению копировать интонации собеседника, его всюду принимали за своего.

Акт первый: чистильщик-ликвидатор

Когда стало известно о мятеже Франко, Григулевич решил бороться с фашизмом с оружием в руках. Он приехал в Испанию под именем Хосе Окампо, прошел курс в учебном лагере для новобранцев и попал в 5-й «коммунистический» полк Энрико Листера. Путь от рядового до командира Хосе Окампо прошел за считаные дни. Со своей интернациональной ротой он отличился в боях за Толедский мост и был отправлен на повышение – помощником начальника штаба Центрального фронта. Но кабинетная работа казалась горячему «аргентинцу» скучной, и он вернулся к Листеру.

После одной из побед Листер устроил «протокольный» ужин для политиков, журналистов и дипломатов. На приёме он познакомил Окампо с советским атташе Львом Николаевым. Под этой легендой скрывался старший майор госбезопасности Лев Фельдбин. Он предложил «аргентинцу» перейти из армии в Сегуридад – контрразведку Мадрида. Фельдбин был уверен: «пятая колонна» готовит восстание в столице. Он получил сведения, что «фалангисты» тайно стягивают в Мадрид боевиков и завозят оружие. Все это прячется в посольском квартале, защищенном дипломатической неприкосновенностью. Необходимо пресечь их деятельность.

Вскоре агенты Окампо внедрились в состав путчистов. Оказалось, что боевики осели в домах перуанского генконсульства, турецкого посольства и финской дипломатической миссии. Сегуридад тут же нанесла удар. Было арестовано свыше трех тысяч «фалангистов», изъяты сотни ящиков с оружием и боеприпасами. 

Власти Мадрида до сих пор часто конфликтуют с северными провинциями, особенно с Каталонией. В ее столице Барселоне тогда были сильны позиции анархистов и сторонников Троцкого из POUM (Рабочая партия марксистского единства). К началу мая 1937 года разногласия с центром перешли в стадию уличных боев. Мадрид попытался договориться, но сепаратисты на уступки не пошли. В результате к середине июня отряды Сегуридад подавляют восстание и арестовывают его организатора – руководителя POUM Андреса Нина. Власти объявляют, что его ждет справедливый суд… Но 20 июня Нин исчезает из тюремной камеры. 

В POUM уверены, что он убит по заданию Сталина. Исполнителем приказа считают Окампо, который 16 июня арестовал Нина в отеле «Фалькон», а за день до исчезновения инспектировал тюрьму. Догадка недалека от истины. Окапмо действительно участвовал в похищении, но возглавлял операцию Фельдбин. Он убил Нина выстрелом в затылок и велел охранникам закопать тело. Окампо ждал их в машине. 

Руководя репрессиями в Барселоне и Валенсии, Фельдбин «соблюдал приличия». Аресты производили работники испанских спецслужб – во главе с Окампо. POUMовцы не оставались в долгу. Сторонники Мадрида исчезали ничуть не реже, чем сепаратисты. Но если из Сегуридад арестованные могли выйти на свободу (как это случилось, к примеру, с английским писателем Джорджем Оруэллом и будущим канцлером ФРГ Вилли Брандтом – перед ними Окампо даже извинился), то людей, попавших к ликвидаторам POUM, можно было сразу считать покойниками. Вскоре НКВД получил информацию, что каталонское подполье собирается похитить и убить Окампо. По рекомендации Фельдбина руководство отозвало перспективного агента в Москву.

Полгода Григулевич провел в Малаховке – на курсах подготовки резидентов. В мае 1938 года его (с оперативным псевдонимом Макс) отправили в США и Мексику для организации убийства Троцкого. 24 мая 1940 года два десятка боевиков под командованием Давида Сикейроса атаковали виллу в Койоакане. Часовых на улице скрутили без шума. Завербованный Максом дежурный Боб Харт по условному стуку открыл калитку. Внутреннюю охрану обезоружили мгновенно. Пройдя сквозь кабинет Троцкого в спальню, боевики открыли огонь из автоматов и в считаные секунды пули изрешетили все вокруг. Но люди Сикейроса были воинами, а не ликвидаторами: про осмотр тела и контрольный выстрел никто не вспомнил. Троцкий остался жив и даже не был ранен. Услышав шум шагов и хлопающей двери, они с женой скатились с кровати в «мертвую зону» у стены. Автоматные пули не смогли пробить дубовые доски.

Сикейрос был готов повторить налет, но Григулевич дал боевикам «отбой». У него был запасной вариант. Два месяца назад в окружении Троцкого появился канадец Жак Морнар, на самом деле испанец Рамон Меркадер. 20 августа 1940 года он убил Троцкого ударом ледоруба. Григулевич покинул Мексику чуть раньше. Ему помогли скрыться будущая жена Лаура Араухо и генеральный консул Чили в Мехико поэт Пабло Неруда.

Закрытым указом Президиума Верховного Совета СССР Меркадеру за эту акцию присвоили звание Героя Советского Союза. Григулевича, как «подлинного руководителя» покушения, наградили орденом Красной Звезды.

Акт второй: подрывник в Буэнос-Айресе

А тот уже был в Аргентине – ему поручили создать нелегальную резидентуру в Южной Америке. Иосиф договорился с отцом о сотрудничестве с его фирмой и стал изображать коммивояжера, часто бывающего в Чили и Уругвае. Он вербовал в свою организацию старых знакомых: коммунистов, МОПРовцев, соратников по Испании. А в июле 1941 года Центр поставил новую задачу: срывать поставки в Германию стратегического сырья.

Иосиф создал диверсионную группу, которую возглавил поляк Феликс Вержбицкий. Его помощник, аргентинец Антонио Гонсалес, работал в химической лаборатории и взялся изготовить мины замедленного действия. Для первой акции наметили книжный магазин «Гёте», торговавший нацистской литературой и прессой. Агент Григулевича, женщина, работавшая под псевдонимом Грета, подбросила на склад магазина бомбу, которая взорвалась глубокой ночью. «Коричневая» литература сгорела дотла, и число предпринимателей, желающих сотрудничать с «Гёте» заметно поубавилось.

Следующим объектом атаки стал склад недалеко от порта. Пожар уничтожил десятки тысяч тонн чилийской селитры, ждущей отправки в Германию. Пока полиция прочесывала город, Григулевич снял в порту склад и оборудовал там мастерскую по производству мин. 

Диверсии продолжались до лета 1944 года, когда Центр приказал свернуть операции. За все это время ни один из агентов Григулевича не был арестован. Они уничтожили свыше миллиона тонн грузов. Операция обошлась советской разведке в смехотворную сумму – чуть больше двух тысяч долларов. Остальное Григулевич оплатил из прибыли своей фирмы.

Акт третий: посол Коста-Рики в Европе

С окончанием войны перед резидентом встала новая задача: наладить работу против вчерашних союзников – Англии и США. Делать это в Южной Америке было трудно: слишком долго Григулевич путешествовал по ее странам, слишком много фамилий сменил. За это время только Коста-Рика оставалась вне сферы его интересов. И наверное, именно поэтому она стала плацдармом для рывка в Европу. К августу 1945 года были готовы новые документы, и в сентябре Теодоро Бонефиль Кастро – костариканец, долго живший в Сантьяго, – перебрался в Бразилию и принялся обрастать там нужными связями.

В годы войны фирмы Макса занимались всем подряд: производили лекарства и стеарин, торговали лекарствами, продуктами питания и алкоголем. Это помогало собирать информацию о грузах для Германии. Теперь Теодоро Кастро сосредоточился на поставках в Европу кофе. Это позволило выйти на костариканских плантаторов и их лидера, Хосе Фигереса.

В 1948 году партия Фигереса выиграла выборы, но президент Рафаэль Гуардия отказался это признать. Оппозиция подняла восстание и захватила власть, после чего Фигерес предложил Теодору Кастро объединить усилия и «подвинуть» бразильских конкурентов на западноевропейском рынке. Условия были очень заманчивыми – советскому резиденту, как главному реализатору товара, предлагалась половина прибыли.

Кастро стал чрезвычайным посланником в ранге полномочного министра Республики Коста-Рика в Италии, Югославии и Ватикане.

В январе 1952 года на VI сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Париже он несколько раз вступал в полемику с представителем СССР Андреем Вышинским, чем привлек внимание госсекретаря США Дина Ачесона. 

Вскоре Кастро становится политиком мирового уровня. Он на короткой ноге с премьер-министром Италии, а папа Пий XII возводит советского резидента в рыцарское достоинство. Через Кастро в Москву течет секретная информация стратегического значения... И вдруг 5 декабря 1953 года он отправляет в Коста-Рику телеграмму: «Вынужденный серьезной болезнью жены, выезжаю сегодня в Швейцарию». А затем бесследно исчезает. 

Почему его отозвали из Рима? Скорее всего, виной тому технический прогресс. Телевидение добралось до Южной Америки, а у Григулевича была яркая внешность, и его могли узнать. Допустить, чтобы человек, чья память содержит сведения о шпионской сети целого континента, попал в руки врага, Москва не могла. 

В России резиденту Максу пришлось начинать новую жизнь. Из разведчика он превратился в историка – специалиста по Латинской Америке. Защитил кандидатскую, а затем и докторскую диссертацию, стал членом-корреспондентом Академии наук СССР. Умер в 1988-м.

В 1970 году бывшие коллеги направили рапорт начальнику внешней разведки Александру Сахаровскому с просьбой присвоить разведчику-нелегалу Иосифу звание Героя Советского Союза. Бумага эта и поныне хранится в его личном деле без какой-либо резолюции...


8 Сентября 2019

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


880 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
76353
Борис Ходоровский
55909
Богдан Виноградов
42591
Виктор Фишман
38539
Роман Данилко
25891
Сергей Леонов
25673
Дмитрий Митюрин
18611
Татьяна Алексеева
11841
Александр Путятин
11820
Светлана Белоусова
11217
Наталья Матвеева
9895
Дмитрий Митюрин
9481
Павел Ганипровский
8925