СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №15(349), 2012
Охота на Троцкого
Анатолий Буровцев, Константин Ришес
журналисты
Санкт-Петербург
29387
Охота на Троцкого
Схватка Троцкого (Ричард Бертон) и Меркадера (Ален Делон). Кадр из фильма «Ледоруб»

Октябрьский переворот октября 1917 года и закончившаяся победой большевиков Гражданская война вознесли Льва Давидовича Троцкого на самую вершину властного олимпа. Популярность его среди революционных масс была столь высока, что он уверенно занял вторую (после Ленина) ступень в сложившейся иерархии молодой республики. Столь же велики были и амбиции Льва Давидовича.

БЕСПОКОЙНЫЙ СТАРИК

Впрочем, после окончания Гражданской войны его популярность пошла на убыль. Однако это не мешало самому Троцкому считать себя безусловным наследником Владимира Ильича и откровенно готовиться к обретению в скором времени статуса лидера советской России. Но чем явственнее просматривался близкий финал дряхлеющего вождя, тем ясней становилось, что на роль его преемника претендует далеко не один Троцкий. Главным его конкурентом на пути к трону стал Иосиф Сталин.

В начале января 1924 года, когда дни Ленина были сочтены, воспользовавшись пребыванием Троцкого на лечении, была предпринята попытка лишить его поста народного комиссара по военным и морским делам. Эта первая попытка не достигла цели, но через год Троцкого вынудили «добровольно» сложить полномочия народного комиссара, а потом и вовсе исключили из партии, сняв при этом со всех занимаемых постов.

Свержение кумира вызвало весьма бурную реакцию в рядах старых партийцев, крайним проявлением которой стало протестное самоубийство одного из старейших членов большевицкой партии, заместителя наркома иностранных дел Адольфа Иоффе.

Летом 1928 года Троцкого арестовали. Для начала отправили в Алма-Ату, а два года спустя выслали за пределы Союза. После долгих скитаний, сменив ряд городов и стран, Троцкий остановил свой выбор на Мексике. В эту страну его как личного гостя пригласил один из приверженцев троцкизма известный художник Диего Ривера, предоставивший в распоряжение Льва Давидовича свой дом. После создания Троцким Четвертого Коммунистического Интернационала Ривера вошел в его руководящие органы. Но дружба художника с политиком оказалась недолгой, вскоре их пути разошлись, и Троцкий перебрался в купленную для него виллу, которую превратил в хорошо укрепленную и охраняемую крепость.

Здесь он развил бурную деятельность, направленную главным образом против Сталина. Троцкий прекрасно знал его коварство и злопамятность и к тому же был осведомлен о многих моментах непростой биографии своего соперника.

В июне 1937 года Лев Давыдович отправляет во ВЦИК СССР телеграмму: «Политика Сталина неминуемо приведет страну как к внутреннему, так и к внешнему поражению. Единственным спасением может стать немедленный поворот в сторону советской демократии».

Этот чрезвычайно рискованный демарш переполнил чашу сталинского терпения. НКВД получил прямое указание – любым путем и любой ценой убрать Троцкого с политической арены. Охота на Старика (псевдоним Троцкого в разработках НКВД) по личному указанию Сталина была возложена на боевиков Иностранного отдела НКВД, уже имевших немалый опыт так называемой ликвидации неугодных советскому руководству личностей, в том числе и за рубежом.

В 1937 году была предпринята попытка ликвидации Старика группой под руководством Сергея Шпигельглаза. Провал этого важнейшего правительственного задания стоил руководителю операции жизни.

СУДОПЛАТОВ ЗАПУСКАЕТ «УТКУ»

Год спустя после неудачи Шпигельглаза в кремлевский кабинет Сталина вместе с Лаврентием Берией был приглашен Павел Судоплатов – один из видных боевиков Иностранного отдела.

Из кабинета вождя Павел вышел уже в должности заместителя начальника Иностранного отдела, получив вместе с повышением суровое напутствие Сталина: «Троцкий должен быть устранен в течение года. <...> Без его устранения... мы не можем быть уверены в случае нападения на Советский Союз в поддержке наших союзников по международному коммунистическому движению». При этом Судоплатову был дан карт-бланш при наборе исполнителей столь ответственного задания вождя.

Первым, кого он привлек к делу и сделал руководителем боевой группы, стал хорошо известный ему по гражданской войне в Испании опытный агент-нелегальщик Наум Эйтингон, по предложению которого предстоящей операции был присвоен шифр «Утка». В данном контексте этот термин понимался в значении «дезинформация».

При подборе исполнителей «Утки» Эйтингон вспомнил о Рамоне Меркадере дель Рио, которого достаточно близко узнал в годы гражданской войны в Испании.

Рамо́н родился 7 февраля 1913 года в Барселоне в семье крупного железнодорожного магната. Его мать, кубинка Каридад дель Рио, увлекшись идеями анархизма, ушла от своего буржуазного супруга вместе с тремя сыновьями. Тогда же она была завербована Эйтигоном. Под влиянием матери Рамон оказался в рядах коммунистов, вошел в руководство местного комсомола в Барселоне, отсидел несколько месяцев в тюрьме. В гражданской войне выступал на стороне республиканцев, дослужился до майора. Его старший брат геройски погиб, бросившись со связкой гранат под танк франкистов.

Под началом Эйтингона были подготовлены две независимые группы террористов. Одну из них (шифр «Конь») возглавил известный мексиканский художник Давид Сикейрос, второй группой (шифр «Мать») руководила Каридад Меркадер, включившая в число боевиков сына Рамона.

Тем временем Берия решил усилить агентурную сеть в Мексике. С этой целью он направил туда Григулевича, который, прибыв в страну в апреле 1940 года, сумел оперативно собрать третью (резервную) группу нелегалов. Григулевич сотрудничал с группой Сикейроса и сумел завести знакомство с неким Шелдоном Хартом – одним из охранников виллы Троцкого.

В ночь на 24 мая 1940 года, когда Харт нес вахту у ворот, Григулевич постучал в них и Харт приоткрыл ворота. Группа Сикейроса тотчас ворвалась на территорию виллы и открыла шквальный огонь из автоматов по дверям и окнам дома. Но, поскольку стреляли вслепую, никто в доме, включая спрятавшегося под кроватью Троцкого, не пострадал. Харта «ликвидировали», чтобы он не смог выдать Григулевича. А неудачник-террорист Сикейрос был схвачен полицией. В общем, «Конь» проскакал неудачно, теперь настала очередь группы «Мать».

УДАР ЛЕДОРУБОМ

Учтя опыт первой неудачи, следующее покушение готовили серьезнее. Роль исполнителя на этот раз была отведена Меркадеру. Прибыв в 1939 году в Мексику по фальшивым канадским документам на имя Фрэнка Джонсона, Рамон сумел познакомиться и сблизиться с Сильвией Агелофф, одной из помощниц Троцкого. С ее помощью в марте 1940 года он впервые попал на виллу, был представлен ее хозяину, на которого сумел произвести самое благоприятное впечатление, выдав себя за журналиста.

20 августа 1940 года Меркадер приехал на виллу под предлогом того, что хочет показать Троцкому свою статью, а когда тот начал читать рукопись, ударил его сзади по голове принесенным под полою ледорубом. Этим страшным ударом он надеялся мгновенно покончить с Троцким и незаметно покинуть дом. Однако тот с криком набросился на Рамона. Примчавшимся на шум охранникам он еще успел приказать не убивать нападавшего.

После полученного смертельного ранения Лев Троцкий прожил еще почти сутки. Арестованный Меркадер заявил, что действовал в одиночку и по причинам сугубо личным – якобы Троцкий препятствовал его отношениям с Сильвией. Суд приговорил его к максимальному по мексиканским законам сроку – 20 годам заключения, которое он и отбыл в мексиканской тюрьме «от звонка до звонка».

«ТОВАРИЩ ЛОПЕС» И ДРУГИЕ

Освобожденный 20 августа 1960 года, он прибыл в Москву, в которой никогда раньше не бывал. Здесь он был принят председателем КГБ Шелепиным, вручившим ему золотую медаль Героя Советского Союза.

В 1961 году в Центральном архиве КПСС появился новый сотрудник – 48-летний Рамон Иванович Лопес, симпатичный южанин, спокойный и доброжелательный человек. Был он полиглот, но по-русски говорил с заметным акцентом. Никто из коллег, кроме разве что начальника отдела кадров, не знал прошлого новичка, скромно носившего на груди Звезду Героя. Его считали ветераном войны, предпочитающим не распространяться о подвигах. Правда, сослуживцы несколько удивились, когда Рамону Ивановичу предоставили государственную дачу и четырехкомнатную квартиру в Москве неподалеку от метро «Сокол». Проработал товарищ Лопес лет 10, а затем исчез так же неожиданно, как некогда появился. Позже выяснилось, что убыл он на Остров свободы, где трудился в качестве советника в кубинском МИДе. Там же в 1978 году он мирно скончался. Прах покойного доставили в Москву и похоронили на Кунцевском кладбище. На могиле установлен памятник со Звездой Героя и надписью: «Лопес Рамон Иванович. 1913–1978». На траурной церемонии присутствовал вернувшийся после 14 лет заключения в советской тюрьме Наум Эйтингон.

Мать Рамона Каридад Меркадер после преступления сына запоздало мучилась укорами совести. «Я превратила в убийцу моего Рамона», – жаловалась она другу в одном из писем. В 1944 году с согласия советских властей Каридад перебралась из СССР в Мексику, а позже – в Париж, где и скончалась, так и не дождавшись встречи с сыном.

Об организаторах убийства 1940 года вспомнили в 1953-м, после низложения их бывшего шефа – Лаврентия Барии. И Судоплатов, и Эйтингон по совокупности многих своих деяний оказались на долгие годы за решеткой. В 1992 году оба были реабилитированы (Эйтингон – уже посмертно). Об операции «Утка» миру поведал в своих интереснейших мемуарах отсидевший 15 лет Судоплатов.


Дата публикации: 30 мая 2023

Постоянный адрес публикации: https://xfile.ru/~YOEhw


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
9796381
Александр Егоров
1050810
Татьяна Алексеева
872323
Татьяна Минасян
448023
Яна Титова
272005
Светлана Белоусова
227658
Сергей Леонов
219917
Татьяна Алексеева
214950
Борис Ходоровский
195652
Наталья Матвеева
192353
Валерий Колодяжный
188737
Павел Ганипровский
170704
Наталья Дементьева
123670
Павел Виноградов
120457
Сергей Леонов
113610
Виктор Фишман
97268
Редакция
95656
Сергей Петров
89457
Борис Ходоровский
84959