СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №16(350), 2012
Наш агент Пауль
Константин Ришес
журналист
Санкт-Петербург
3400
Наш агент Пауль
Хайнц Фельфе

Стояла глухая зимняя ночь, когда на границе двух немецких земель – гэдээровской Тюрингии и западногерманского Гессена – в феврале 1969 года собралась не совсем обычная мужская компания: 21 человек в сопровождении охраны приехали сюда сообща на автобусе, прибывшем с восточного направления. Прошло не более 2–3 минут, и со встречного направления подъехал и остановился у пограничной черты легковой автомобиль, пассажиром которого был (не считая троих конвоиров) всего один человек.
Именно он и являлся объектом предстоящего явно неравного (21 к 1) обмена. Отчего же КГБ и контрразведка смирилась с таким вопиющим неравенством – отдать чуть ли не две дюжины провалившихся в Советском Союзе и в ГДР западных разведчиков, получая взамен лишь одного своего агента?
Многое становится понятным, если учесть, что этой ночью советские спецслужбы встречали одного из самых ценных своих агентов – 50-летнего Хайнца Фельфе, на протяжении не менее десятка лет очень продуктивно работавшего на них под псевдонимом Пауль.

ХАЙНЦ СТАНОВИТСЯ ПАУЛЕМ

Хайнцу Фельфе не хватило ровно 10 лет для того, чтобы отметить свой вековой юбилей. Он умер в ставшем снова общегерманской столицей Берлине 8 мая 2008 года, а 8 марта того же года сердечно поздравила своего Пауля с 90-летием ФСБ России.

Родился Хайнц в Дрездене, где окончил школу, выучился на механика и начал работать. Появившийся на политической арене Германии Адольф Гитлер своими идеями и личным шармом буквально очаровал Хайнца (как и миллионы прочих, особенно юных, немцев). Хайнц посчитал, что, стань Гитлер во главе Германии, он непременно даст немецкому народу то, чего ему остро недоставало в смутное межвоенное время, – ясную цель, строгий порядок и жесткую дисциплину.

И 13-летний Хайнц вступает в Гитлерюгенд, в 18 лет он уже член СС, телохранитель высокопоставленных деятелей гитлеровской партии. В 1943 году Фельфе становится сотрудником службы безопасности СД (кстати, одновременно с порожденным фантазией Юлиана Семенова Штирлицем). Здесь под руководством Вальтера Шелленберга он быстро поднимается до звания оберштурмфюрера (все же оставаясь на две ступени ниже «нашего штандартенфюрера Штирлица») и становится начальником управления, курирующего Швейцарию, в которой, помимо прочего, активно занимается сбытом фальшивых фунтов стерлингов. В 1944 году Фельфе направляют в Голландию, откуда он руководит заброской диверсионных групп в тыл наших западных союзников.

В мае 1945-го Хайнц оказался в английском лагере военнопленных, где провел полтора года. Здесь он привлек к себе интерес и вскоре был завербован осведомленной о его прошлом британской спецслужбой МИ-6. После освобождения Хайнц становится студентом юридического факультета университета в Бонне. Он совмещает учебу с тем, что по заданию МИ-6 выявляет среди студентов и преподавателей коммунистов и им сочувствующих. По завершении образования Фельфе много разъезжает по Германии как журналист. В этот период он снова оказывается в поле зрения чужой разведки, на этот раз советской.

КГБ НЕ ПРОСЧИТАЛСЯ

Надо заметить, что контрразведка США с предубеждением и большим недоверием относилась к бывшим нацистам, считая сотрудничество с ними не только несколько аморальным, но и, главное, недостаточно надежным: бывших наци всегда можно было, шантажируя их темным прошлым, перевербовывать. Как в воду глядели американцы – именно так и произошло с Хайнцем Фельфе. Его перевербовал бывший коллега, офицер СД Ганс Клеменс, ставший после войны агентом КГБ. Как-то летом 1950 года Клеменс во время задушевной беседы за выпивкой сказал: «Хайнц, у тебя своя голова на плечах. Русские в отличие англосаксов не доказывают нам, немцам, что мы дерьмо. При этом платят хорошие деньги».

Одновременно Клеменс напомнил Хайнцу о том, как в 1944 году он организовывал засылку диверсионных групп в тыл англо-американцам, которые об этом пока не знают. Но ведь «нет ничего тайного, чтобы не стало явным». Хайнц прекрасно понял прозрачный намек коллеги. Вскоре в лесу под Веной состоялась его встреча с резидентом КГБ Виталием Коротковым, который произвел на Хайнца самое благоприятное впечатление. С этого момента Фельфе становится агентом Паулем. Единственное условие, которое Фельфе поставил, заключалось в том, что ни один западный агент, которого засветит Фельфе, не должен быть арестован. И это условие советской стороной исполнялось неукоснительно.

Осенью 1950 года, используя старые связи, Фельфе вернулся к работе в немецкой разведке – так называемой «Службе Гелена», возглавляемой генерал-лейтенантом вермахта Рейнхардом Геленым. Ныне это Федеральная служба информации (БНД). Служил он, как всегда, старательно и в 1955 году был назначен начальником отдела контршпионажа против СССР. Так «щуку бросили в реку».

В том году состоялся официальный визит в Советский Союз первого канцлера ФРГ Конрада Аденауэра. Подготовка визита проходила при активном участии «Службы Гелена». В эти дни от Пауля в московский Центр потоком шла ценная информация. Он сообщал, что канцлер в вопросах разрядки будет исключительно сдержан и основную цель своего визита видит в освобождении немецких военнопленных. Особое значение имела информация о том, что Аденауэр настроен категорически против установления дипломатических отношений с СССР. В итоге советское руководство заранее знало, как правильно построить политический «торг».

Фельфе сообщал даже мельчайшие подробности инструктажа канцлера, которому, например, ссылаясь на коварство русских, советовали выпивать перед официальными приемами немного оливкового масла, так как у русских есть манера, чтобы добиться большей сговорчивости партнеров, накачивать их алкоголем. Так или иначе, дипломатические отношения были установлены, а немецкие военнопленные вернулись домой.

Фельфе лично руководил проводимой совместно БНД и ЦРУ операцией по установке сети подслушивающих «клопов» в новом здании советского представительства в Бонне. Он заблаговременно сообщил об этом своему советскому куратору. В здании побывала группа советских технических специалистов. Через всю сеть этого «клоповника» был пропущен импульс тока такой силы, что все электронные «насекомые» мигом прекратили свое существование.

Через Фельфе проходили предназначенные для канцлера доклады БНД по перевооружению, внешней политике и вопросам НАТО. От Фельфе советская разведка получала массу документов с грифами «Совершенно секретно» или «Космик» (специальный гриф секретности НАТО). В общей сложности КГБ получил более 15 тысяч секретных документов, в том числе ключи к кодам, данные о тайниках и маршрутах курьеров БНД. Но одной из главных заслуг Фельфе явилось то, что за все 10 лет сотрудничества с ним ни один советский разведчик не был раскрыт и арестован.

Координируя работу разведки ФРГ против советских спецслужб, Фельфе постоянно поддерживал контакты со спецслужбами США, Англии и Франции. Таким образом, ему зачастую становились известными те операции, которые осуществлялись этими службами против СССР.

ПРОВАЛ

Фельфе не стеснял себя в средствах и жил на широкую ногу, благо деньги и от БНД, и от КГБ получал регулярно. В конце концов коллегам по цеху образ жизни Хайнца показался подозрительным. За Фельфе было установлено наблюдение, но никаких подтверждающих подозрения улик добыть не удалось. К провалу Пауля, как чаще всего и бывает, привело предательство. Осенью 1961 года сбежал в США майор КГБ Голицын, сообщивший, что в БНД засел важный советский агент, имени которого Голицын не знал.

Поисками «крота» руководил лично Гелен. Начался «прессинг по всему полю».

27 октября немцам удалось расшифровать радиограмму КГБ, предназначенную Паулю. Это был конец: 6 ноября Фельфе был арестован прямо в кабинете Гелена.

Но даже находясь под следствием в тюрьме в Карлсруэ, Фельфе умудрялся поддерживать связь с советской разведкой. В его письмах матери в Дрезден содержались сообщения для резидента КГБ, написанные с помощью невидимых чернил – смеси воды и алунита. Благодаря этому КГБ было осведомлено о том, что именно известно немецкой контрразведке.

22 июля 1963 года суд в закрытом заседании приговорил Хайнца Фельфе к 14 годам тюрьмы и крупному штрафу.

В заключительной речи прокурор отметил, что имя Фельфе, без сомнения, войдет в историю разведки. И не ошибся: Фельфе посвящена глава в «Очерках истории российской внешней разведки» под редакцией Евгения Примакова.

Без малого шесть лет Фельфе провел в одиночке тюрьмы баварского Штраубинга. Его пребывание здесь скрашивало то, что к услугам заключенных были бассейн, спортивный зал, стадион. Позже в мемуарах Фельфе отметил: «Медицинское обслуживание также было достаточно хорошим. Врачи не давали никаких оснований для жалоб». Попутно Хайнц освоил новую для себя профессию переплетчика.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Тем временем в ходе переговоров с участием авторитетных политиков СССР, ГДР, ФРГ и США удалось договориться о обмене Фельфе, как мы уже знаем, на целый автобус агентов ФРГ и США.

После освобождения Фельфе до 1978 года, живя в Москве, служил в КГБ. Вернувшись в ГДР, защитил докторскую по теме «Постоянство политики германского империализма» и получил профессорскую должность в Берлинском университете, где до самой пенсии читал лекции по криминалистике. Одновременно написал книгу «10 лет человек Москвы в БНД», переведенную на русский под названием «Мемуары разведчика. Шпионаж – в пользу войны, разведка – в пользу мира». Свои мемуары бывший поклонник фюрера завершил словами: «Тяжелые годы работы в качестве разведчика на службе СССР были лучшими в моей жизни».

Все спецслужбы, которым служил Фельфе, высоко ценили его профессиональность, старательность и результативность. БНД в свое время отметила его заслуги медалью «За верную службу». КГБ (что вполне объяснимо) оказался щедрее немцев, удостоив своего Пауля орденами Красной Звезды и Красного Знамени, а также знаком «Почетный сотрудник госбезопасности». На средства, заработанные в КГБ за годы сотрудничества, Фельфе, вернувшись на родину, смог купить себе вполне приличный дом в Баварии.


Дата публикации: 7 июня 2023

Постоянный адрес публикации: https://xfile.ru/~40mBZ


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
9936454
Александр Егоров
1060603
Татьяна Алексеева
880803
Татьяна Минасян
463997
Яна Титова
274896
Светлана Белоусова
229154
Сергей Леонов
220218
Татьяна Алексеева
217916
Борис Ходоровский
197564
Наталья Матвеева
193786
Валерий Колодяжный
190365
Павел Ганипровский
174976
Наталья Дементьева
127548
Павел Виноградов
122926
Сергей Леонов
113706
Виктор Фишман
97344
Редакция
96418
Сергей Петров
89818
Борис Ходоровский
85044