СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
Большая игра по-советски
Виктор Фишман
журналист
Мюнхен
4268
Большая игра по-советски
Митинг британских коммунистов. 1930-е годы

Хорошо развитая система советского шпионажа в Великобритании в первой половине ХХ века не была следствием пренебрежительного отношения разведывательных служб Соединенного Королевства к возможностям разведывательных органов советской России, а затем и СССР.

ДЖЕНТЛЬМЕНЫ ЧУЖИХ ПИСЕМ НЕ ЧИТАЮТ?

Угрозу, которую представлял собой Советский Союз для Британской империи, еще в конце 1920-х годов объяснил своему правительству глава английского разведывательного бюро в Дели сэр Дэвид Петри, который в дальнейшем (1941–1946) был генеральным директором национальной службы безопасности Великобритании МИ-5.

Он написал засекреченную записку «Коммунизм в Индии, 1924–1927 гг.», хождение которой было ограничено небольшим количеством высокопоставленных британских чиновников в Лондоне и Дели. Петри предупреждал, что Советский Союз представляет собой угрозу для Британской империи особенно в Индии, так как Москва поддерживала антиколониальные движения внутри Великобритании. Как оказалось, прогноз Петри был поразительно точен: на протяжении более семи десятилетий, последовавших за захватом большевиками власти в 1917 году, с перерывом только на Вторую мировую войну, Советский Союз вел так называемую Большую игру, поддерживая антиколониальные движения в Британской и других европейских колониальных империях.

Конфликт Великобритании и России, великолепно описанный английским писателем Редьярдом Киплингом в романе «Ким» (1901), возможно одном из величайших шпионских романов всех времен и народов, показывает эту Большую игру как, по сути, конфликт разведки, который «не прекращается ни днем ни ночью», когда и Великобритания, и Россия используют шпионов и осведомителей, чтобы узнать намерения друг друга.

Перед изложением сути затронутых вопросов расскажем, какие английские спецслужбы действовали в самом Соединенном Королевстве…

Великобритания создала свою разведывательную систему намного позже, чем это сделали Россия, Франция или Германия. Когда соответствующий вопрос дебатировался в английском парламенте, нашлись заявлявшие, что «джентльменам не гоже заглядывать в чужие письма». Поэтому становление английских разведывательных служб в метрополии и империи шло с большим скрипом.

В период между Первой и Второй мировыми войнами за общую безопасность империи отвечала упомянутая выше служба МИ-5. Она поддерживала прямые контакты с руководством британской разведки в Индии – разведывательным бюро в Дели (DIB), или, как его еще называли IB, через небольшую лондонскую организацию – Индийскую политическую разведку (IPI). Официально IPI входила в состав министерства по делам Индии, которое определяло ее бюджет, но начиная с 1925 года она переместилась в штаб-квартиру МИ-5 по адресу: Кромвель-Роуд, 25, в Лондоне.

Объектами этих английских спецслужб сразу стали шпионы коммунистов, которые под видом сотрудников Коминтерна разъезжали по всему миру, выполняя задания подпольной сети, которую Москва создала уже в марте 1919 года.

Главным следственным механизмом, на который опирались МИ-5 и IPI, был ордер министерства внутренних дел (HOW), который позволял перехватывать телефонные переговоры и почтовые отправления. В отличие от SIS, которая действовала за границей и нелегально собирала информацию в зарубежных странах, МИ-5 и IPI, работавшие в Великобритании и империи, были ограничены законом, который не применялся к SIS. В те времена МИ-5 (и IPI) не обладала никакими полномочиями ни по уставу, ни по общему праву, которые позволяли бы ей перехватывать почтовую корреспонденцию. Несмотря на свое существование в теневом правовом мире, как показывают документы МИ-5, она изо всех сил старалась действовать в юридических, если не сказать легальных, рамках.

Чтобы получить HOW, МИ-5 нужно было каждый раз обращаться в министерство внутренних дел с письменным объяснением причин необходимости этого ордера, и только потом его подписывал министр внутренних дел. Некоторые из этих перехваченных сообщений, которые в настоящее время можно найти среди документов МИ-5, содержат информацию о частной жизни людей, представлявших интерес для британской контрразведки, и их более широкий социальный анамнез, который не найти ни в каком другом архиве. Телефонные разговоры также перехватывались Центральной коммутационной станцией (GPO), в штате которой имелась небольшая группа стенографистов. В эту группу входили люди, говорившие на иностранных языках, особенно русские белоэмигранты (те, что были против большевиков), переводившие телефонные разговоры с русского и других восточноевропейских языков.

ПРОВАЛ ПЕРСИ ГЛЕЙДИНГА

Первые успехи коммунистической разведки в Великобритании были связаны с именем Перси Глейдинга, члена компартии Великобритании. Он же стал первым шпионом, которого МИ-5 выявила как курьера Коминтерна.

В 1925 году Перси Глейдинг выехал из Лондона в Индию под вымышленным именем Р. Кохрейн. О поездке Глейдинга стало известно благодаря перехваченному сообщению с помощью HOW.

В последующие годы он использовал свою секретаршу Ольгу Грей для доставки денег коммунистам в Индии. Однако ни Глейдингу, ни кому бы то ни было другому среди британских красных не было известно, что эту симпатичную 25-летнюю блондинку еще в 1931 году внедрил в компартию Великобритании легендарный агент-связник МИ-5 Максвелл Найт – один из самых успешных контрразведчиков МИ-5 в XX веке.

Поездка Ольги Грей в Индию в 1935 году с поручением британской компартии дала МИ-5 и IPI возможность понять, как агенты Коминтерна выходят на связь, а также помогла выявить коммунистических агентов в Индии. При этом МИ-5 пошла на все, чтобы прикрыть Грей. Максвелл Найт помог ей сочинить подходящую историю-прикрытие (будто бы она проститутка). Он также боялся, что если ее паспорт и другие бумаги на поездку будут оформлены слишком быстро, то руководители компартии могут что-нибудь заподозрить. Поэтому кураторы в МИ-5 сделали так, что документы на какое-то время задержали, чтобы не вызвать подозрений. Как позднее вспоминал Максвелл Найт, поездка была настолько плохо организована компартией, что без помощи МИ-5 Ольга вряд ли добралась бы до Индии.

После поездки Грей сообщила МИ-5 о существовании большой советской шпионской сети, действующей в Великобритании. Ее главой был не кто иной, как Перси Глейдинг, а ее база находилась в Вулиджском арсенале в Лондоне, где резидент работал механиком и вместе со своими агентами получал доступ к точной информации о британских вооружениях.

Если бы с Ольгой Грей в 1937 году не случился нервный срыв, МИ-5 еще долго следила бы за действиями Перси Глейдинга. А так МИ-5 приняла решение покончить с советской шпионской сетью в Вулиджском арсенале. На судебном процессе в Центральном лондонском уголовном суде в феврале 1938 года, когда Глейдинга судили за шпионаж, Грей давала показания, находясь за ширмой, анонимно, как «мисс Икс». Эти показания помогли осудить его за работу на советскую разведку на шесть лет тюремного заключения. Судья поблагодарил ее за «необыкновенную смелость» и «большую услугу своей стране». Вскоре после этого она уехала в Канаду, где еще много лет жила под вымышленным именем.

СЛЕДЯ ЗА «СОВЕТСКИМ ЛЕОПАРДОМ»

Информация, предоставленная Ольгой Грей, помогла Правительственной школе кодов и шифров (GC&CS) – первой официальной организации SIGINT Великобритании, созданной еще в 1921 году, – расшифровать радиосообщения, которыми обменивались штаб-квартира Коминтерна в Москве и его многочисленные представители за границей, находящиеся в Китае, Австралии и Соединенных Штатах Америки. В GC&CS дали этому радиопотоку кодовое название «Маска».

Собранная информация доказала правительству Великобритании, что Москва тайно субсидировала компартию Великобритании, а также ее газету «Дейли уоркер». В январе 1935 года GC&CS выявил существование тайного радиопередатчика в Уимблдоне (место проведения знаменитого теннисного турнира на травяном покрытии), который использовал член подпольной ячейки компартии для отправки сообщений в Москву. Имя этого агента Коминтерна до сих пор не названо.

После начала Второй мировой войны у британской разведки появились сложности политического характера: министерство иностранных дел не позволяло принимать активные действия против союзников. Тогда GC&CS придумало свой оригинальный способ получения информации, используя перехваченные немецкие сообщения, которые касались СССР.

Для изучения советского шпионажа МИ-5 открыло специальный отдел под кодовым названием «Ф», который занимался расследованиями «подрывной деятельности». Возглавил его Роджер Холлис, пришедший на работу в МИ-5 в военное время из табачной фирмы на Дальнем Востоке.

Неважно, что его выгнали из Оксфорда за нетрезвый образ жизни. Роджер Холлис станет генеральным директором МИ-5 и будет ложно обвинен в том, что он советский шпион. На самом деле он, возможно, более, чем кто-либо другой в британском разведывательном сообществе, пытался изучать советскую разведывательную деятельность во время войны. Холлис утверждал, что «советский леопард» не поменял свою окраску.

В условиях союзнических действий против фашистской Германии МИ-5 уже не могла пристально наблюдать за советским посольством в Лондоне. Однако теперь приоритетом МИ-5 стала слежка за деятельностью компартии Великобритании. Это был единственный легальный, хотя и малоэффективный путь, ибо советские шпионы умели дистанцироваться от легальных коммунистических организаций.

Личным достижением Холлиса стала установка прослушивающей аппаратуры в штаб-квартире британской компартии на Кинг-стрит в Лондоне в 1942 году. В послевоенные годы эти приборы дали ключевую информацию о различных антиколониальных лидерах «освободительных» движений, которые поддерживали связь с компартией Великобритании.

ПРОВАЛ КИМА ФИЛБИ

Ближе к концу войны, в 1944 году, в организации SIS появился новый «Отдел 9», в задачу которого входили «сбор и интерпретация информации, касающейся советской и коммунистической шпионской и подрывной деятельности во всех уголках мира за пределами британской территории». Первым начальником «Отдела 9» был не кто иной, как проникший в его ряды советский агент высокого уровня Ким Филби.

Он был, вероятно, самым удачливым из таких «кембриджских шпионов», как Гай Берджесс, Дональд Маклин, Энтони Блант и Джон Кернкросс. Их успешное продвижение на руководящие должности объяснялось тем, что до войны очень немногие офицеры МИ-5 и SIS имели университетские дипломы – у большинства из них была военная биография и зачастую лишь опыт службы в колониях. Помимо университетского образования и респектабельного прошлого, другой причиной, по которой члены «кембриджской пятерки» сумели проникнуть в «сердце Британии», был слабый уровень проверок, сводящийся к изучению информации, имевшейся в картотеке.

МИ-5 не проводила никаких собственных проверок происхождения, биографий, окружения, связей. Упускался тот простой факт, что агенты могли сделать себя невидимыми для МИ-5, намеренно держась подальше от организаций, членство в которых могло привести к попаданию их имен в ее картотеку.

О Киме Филби и причинах его разоблачения написано немало. Дополним эту информацию малоизвестными фактами. Искусно перехитрив своих соперников, особенно своего непосредственного начальника Феликса Коуджилла, и столкнув друг с другом две группировки в SIS, Ким Филби сделал себя самым очевидным кандидатом на должность начальника «Отдела 9». Находясь на этой должности, он имел возможность сообщать Москве обо всех самых важных контрразведывательных мероприятиях британских спецслужб.

Перед окончательным разоблачением в начале 1950-х годов его кандидатура даже рассматривалась в качестве будущего руководителя SIS. Послевоенные дневники Гая Лиддела из МИ-5, рассекреченные лишь в октябре 2012 года, показывают, насколько умело Ким Филби скрывал свою шпионскую деятельность. Не случайно этот тезка героя Киплинга был назван величайшим разведчиком в истории.


Дата публикации: 18 июля 2023

Постоянный адрес публикации: https://xfile.ru/~xYPlK


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
9796381
Александр Егоров
1050810
Татьяна Алексеева
872323
Татьяна Минасян
448023
Яна Титова
272005
Светлана Белоусова
227658
Сергей Леонов
219917
Татьяна Алексеева
214950
Борис Ходоровский
195652
Наталья Матвеева
192353
Валерий Колодяжный
188737
Павел Ганипровский
170704
Наталья Дементьева
123670
Павел Виноградов
120457
Сергей Леонов
113610
Виктор Фишман
97268
Редакция
95656
Сергей Петров
89457
Борис Ходоровский
84959