НАУКА
«СМ-Украина»
Манихейство: от величия до забвения
Анатолий Карпов
журналист
Украина
45
Манихейство: от величия до забвения
Манихейство: учение о царстве Света

Учение пророка Мани (Манеса) называли первой в истории человечества синкретической духовно-философской системой, первой мировой религией, опасной ересью… Зависело это от особенностей конкретной исторической эпохи и личности высказывавшего свои суждения. На пике своего влияния, в V—VI веках, манихейство распространилось на большую часть тогдашнего цивилизованного мира, а по числу последователей превосходило христианство, да и, наверное, другие существовавшие в то время религиозные течения. За коротким, в историческом контексте, периодом расцвета, последовал жестокий и неумолимый закат.

ВИДЕНИЯ ПРОРОКА МАНИ

Основатель учения, мистик Мани родился в 216 году в Ктесифоне, столице Парфянского царства (ныне это территория Ирака) в знатной семье. В городе проживали представители различных национальных и религиозных общин, чему способствовали активные торговые связи парфян с разными народами и толерантная политика правителей государства. Имя Мани, что в переводе с арамейского означает «светлый», «несущий свет», будущий пророк взял себе самостоятельно, при рождении его звали Шуриаш или Суриак.  Его отец Фаттак (в римской транскрипции — Паттиций) принадлежал к раннехристианской секте мугатасилахов, исповедовавших крайний аскетизм. В частности, практиковался отказ от вина, мяса и женщин. Ради этого Фаттак бросил семью и ушёл жить в общину. Когда сыну исполнилось 4 года, отец забрал его с собой. Мальчик наравне со взрослыми претерпевал все ограничения и бытовые трудности жизни в замкнутой общине. Может быть, именно в силу этой причины с 12 лет у него начались видения. А к 24 годам Мани, обретший уже это имя, решил, что готов к самостоятельной миссионерской деятельности. Пресыщенная религиозными исканиями родина встретила его прохладно, и молодой проповедник отправился в Индию. В своей дебютной проповеди в городе Гундешапуре он провозгласил себя мессией, подобным Будде, Заратустре, Христу и объявил о своём намерении нести истину во все земли. Его выступление имело большой успех, Мани был представлен правителю тех территорий и пользовался его благосклонностью.

По Мани, мир представляет собой арену непрерывной битвы Добра со Злом. Космогония манихейства поражает своими красочностью и детализацией. Сторону Добра представляют Царь Света, светлый эфир и светлое царство (рай). Высшее божество, Царь Света, обладает 5 доблестями (любовь, вера, верность, мужество и мудрость). Светлый эфир является носителем пяти свойств: спокойствия, знания, рассуждения, тайны и понимания. Наконец, земля света содержит в себе также пять компонентов — воздух, прохлада, свет, вода и согревающий огонь. Согласно учению, наступает момент, когда все силы Добра собираются вместе с целью создания первочеловека — Адама.

Соответствующие подразделения наличествуют в Царстве Зла. Суть «тёмной земли» составляю яд, вихрь, мрак, туман и пожирающее пламя. Все они собираются воедино для производства воплощения зла — Сатаны. Обустроив физический мир, ангелы-зиждители отправляются восвояси, чем пользуются князья тьмы-архонты. Они поглотили и задержали в себе светоносный панцирь первочеловека. Следствием этого стало появление Адама и Евы, разделение человечества на два пола. Цель сил Зла — привязать человеческий дух к бренному телу. Спасение человечества, в толковании манихеев, возможно лишь через понимание своего пребывания в объятиях Зла. Если человек не проснётся от невежества, не возопит о своём спасении, ему грозит неминуемая гибель.

Такой пересказ учения Мани, конечно, неполон и утрирован, но всё-таки даёт представление о том, каким видели мир сторонники манихейства. Из него мы заключаем, что данную религию не зря определяют как синкретическую. В ней присутствуют отзвуки и прямые цитаты из практически всех существовавших на то время религиозных, философских, идеологических учений. Необходимость избавления от невежества Мани позаимствовал из гностицизма, весьма распространённой во II—III столетия на территории Ближнего Востока религиозно-философской системы. Гностики полагали, что некогда мир был полон истинного знания и от человечества требуется возвращение к этому «золотому веку». Идея бесконечного противостояния Добра и Зла, Света и Тьмы почерпнута из господствовавшего в то время в Иране зороастризма. Наличествуют здесь также элементы буддизма, индуизма, иудаизма, христианства, даже языческого шаманства северных народов. Оттуда, в частности, перекочевала в манихейство идея Мирового Дерева. Только Мани и его последователи превратили его в два: Древо Жизни и Древо Смерти. 

Особый интерес представляет отношение основателя манихейства к Иисусу Христу. На протяжении длительного времени историкам были доступны лишь тексты критиков манихейства из числа христианских и мусульманских богословов. В них парфянский пророк предстает в самом чёрном свете (к этому мы ещё возвратимся). Только в 1930 году в Эль-Файюме (Египет) были обнаружены папирусы, содержавшие перевод сочинений Мани на коптский язык. Таким образом, появилась возможность изучать постулаты древней религии из почти первоисточников. Никого из своих великих предшественников Мани не отвергал и лжеучителями не называл. Все они, по его мнению, прокладывали по мере сил дорогу к свету и истинному знанию. И только он, Мани, объединил всё лучшее из существующих религий ради окончательной победы Добра. Христос, являющийся богом, действует через человека по имени Иисус, покидая его в момент распятия. В других манихейских трудах утверждается, что Иисуса и вовсе не существовало, а была только видимость, форма, которую приняло сошедшее на Землю божество. 

Для манихейства большое значение имел повседневный аскетизм в быту. Овощи и фрукты считались творением света, а мясная пища — тьмы. Этот тезис привёл приверженцев мани к строгому вегетарианству. Предполагались также отказ от алкоголя и половой жизни. Поскольку эти требования не могли быть выполнены всеми без исключения верующими, по мере развития манихейства все его приверженцы были разделены на три категории. «Слушатели» жили среди обычных людей, почитали Мани и его труды, не истязая себя при этом излишней аскезой. Следующая стадия посвящения, «избранные», вели жизнь странствующих монахов, распространявших учение в новые земли. Высшая стадия, «совершенные», обитали в пещерах или хижинах в отдалённых местностях, делясь своей мудростью с паломниками. Примечательно, что ни церковной иерархии, ни богослужебной практики манихеи так и не сформировали.  Единственное о чём сообщают источники — совместное распевание членами общины религиозных гимнов и коллективное чтение трудов Мани.

ЗЁРНА ЛЕГЛИ В БЛАГОДАТНУЮ ПОЧВУ

Ударила молния, грянул гром, и раздался над Эгейским морем нечеловеческий голос: «Пан умер!» Так ярко и красочно описывает легенда крах древнего многобожия и начало поиска новых истин. Мы можем много рассуждать о причинах сумерек и гибели древних богов, козлоногого Пана, Зевса-громовержца и многих-многих других, выискивать этому экономические, социальные, даже физиологические подоплёки. И каждый, наверное, будет по своему прав. Не последнюю роль сыграл тот фактор, что древние родоплеменные божества не были ни всемогущими, ни всемилостивыми, ни, в ряде случаев, даже бессмертными. По существу, они были почти людьми, со своими грехами, страстями и страданиями, только очень сильными и долгоживущими. Парадигма  личного (и общественного) сознания изменялась в сторону необходимости наличия божества, охватывавшего своим влиянием все стороны бытия и гарантировавшего каждому уверовавшему в него спасение. Иными словами, способного избавить человека от страха жить и страха умирать.

Как известно, предложение порождает спрос, на протяжении нескольких столетий, сыгравших ключевую роль в истории цивилизации (не зря Поппер и Ясперс писали об «осевом времени») философы, богословы, мистики создали огромное количество теорий и учений на любой вкус. Все они, иногда проповедями и наущениями, а чаще железом и огнём добывали себе право на жизнь. Повезло, разумеется, немногим, но именно манихейство оказалось на первом этапе своего существования среди самых востребованных. 

Мани с самого начала стремился к выходу своего учения за рамки Парфии. Для этого он и сам предпринимал длительные и опасные путешествия по разным странам, и охотно вербовал в число проповедников представителей различных восточных и западных народов — греков, индусов, китайцев. При этом его личный жизненный путь не был усыпан одними только розами. Во времена правления царя Парфии Шапура I, он пользовался царской благосклонностью, и даже смог утвердить манихеизм в качестве главной «теневой» религии страны, элитарного учения для избранных. Жрецы-зороастрийцы восприняли конкурента в штыки и после смерти Шапура попытались взять реванш. Однажды Мани угодил в тюрьму за отказ от демонстрации чудес. Якобы ему предложили, для подтверждения своих праведности и могущества испить расплавленного олова. О конце его жизни источники сообщают скупо и обиняками. Мани снова угодил в тюрьму, где то ли умер в заточении, то ли был казнён. Произошло это между 274 и 277 годами.

«Учение Мани всесильно, потому что оно верно». Манихейство стало популярным на огромном пространстве от Карфагена до Китая. На протяжении десятилетия преданным манихеем был Августин Аврелий (354—430), известный в последствии как Августин Блаженный, один из отцов христианской церкви, автор фундаментального труда «О граде Божьем» и многочисленных критических опусов, направленных против своих бывших единоверцев. В частности, Августин обвинял манихеев в стремлении к замкнутости, «…нищему, если он не манихей, не подавай хлеба и воды». Хотя подобное актуально и для некоторых современных религий, в том числе представленных на территории Украины. Ещё манихеев обвиняли в чрезмерной конспиративности, в том, что ради сохранения тайн своей общины им позволительно лгать и совершать преступления…

Первым народом, безоговорочно воспринявшим новую религию стали уйгуры, жившие (и живущие поныне) на территории Северо-Западного Китая и Восточного Туркестана. Благодаря их влиянию на политику и экономику Китая, ближневосточное учение приобрело популярность в Поднебесной империи. Считается, что первым проповедником манихейства в Китае был перс Махр, проживший в этой стране с 689 по 705 год. Китайцы инкорпорировали идеи Мани в свою натурфилософию, смягчив, к примеру, борьбу Света и Тьмы, воспринимая её больше, как взаимодействие традиционных инь и янь. Но китайское учение имело название «монинцзяо», т. е., «учение полированной жемчужины». Именно в Восточной Азии манихейство приобрело наибольшее количество почитателей и просуществовало самый продолжительный период. Правда, и здесь манихеям  время от времени приходилось несладко. Уйгуры, основные носители «религии Света» играли в Поднебесной роль живого щита на западных границах. Когда в XI столетии они проиграли несколько сражений киргизам, китайские власти усмотрели первопричину поражений в «неправильном» вероучении. Согласно запискам японского посланника в Китае Эннина, «императорский указ предписывал, чтобы все манихеи были убиты, а их храмы — разрушены». Однако при очередной смене династий (когда к власти пришёл Чжу Юаньчжан, первый правитель династии Мин) манихеям удалось вернуть себе надлежащий статус, влияние и имущество. 

«МИРОВАЯ ЕРЕСЬ»

Вероятно, ни одна религия в истории мира не вызывала к себе такого резко отрицательного отношения со стороны представителей других культов, как манихейство. Несмотря на то, что манихеи проповедовали царство Света и непременную победу добра над злом, их обвиняли во всех смертных и прочих грехах. Манихеев называли язычниками за то, что они признают двух богов — Добра и Зла. Их считали развратниками, выступающими против брака и деторождения. Примечательно, что в христианском мире приверженцев манихейства нередко считали скрытыми мусульманами, призванными разложить и уничтожить веру во Христа. Мусульманские богословы, напротив, рассматривали адептов древней религии как эмиссаров иудейско-христианского влияния. Первым достоверно известным нормативным актом против манихейства следует считать эдикт правителя Римской империи Диоклетиана, датируемый 287 годом. Вследствие его исполнения многие манихеи были убиты, остальным пришлось уйти в «катакомбы». В Северной Африке жестоким гонениям приверженцев Мани подверг король вандалов Гунерих.

В чём же причина такого резкого неприятия? Версий может быть высказано множество. Но наиболее вероятной кажется опасность, которую внушало духовенству и властям разных стран учение Мани. Универсализм этой религии, её гибкость и способность адаптироваться под местные реалии и потребности практически не оставляла остальным культам шансов на равноправную конкуренцию. «Сильных мира сего» тревожило растущее влияние вероучения — в нём они видели себе конкурента. Особенно эти настроения усилились после радикализации манихейства, произошедшего в начале VI века. Иранец Маздак дополнил учение Мани социальными лозунгами: «Для победы Добра необходимо раздать имущество богатых беднякам». Маздакиты стали мощным общественно-политическим течением, однако их попытка захвата власти была подавлена шахом Хосровом в 529 г. После этого все приверженцы манихейства, как маздакиты, так и традиционалисты, либо уничтожались, либо изгонялись из страны. 

В Африке вероучение пришло в упадок в ІХ веке вследствие арабской экспансии. В Центральной Азии оно продержалось до XIII столетия, здесь исчезновение манихейства связывают с нашествием монголов. В европейских странах манихейские идеи служили обоснованием для возникновения позднейших ересей: павликиан, богумилов, и в особенности катаров (альбигойцев). Нет нужды объяснять, что все они были жестоко подавлены официальной церковью. Напрашивается вывод: мирное в основе своей вероучение (не зря Мани называл себя Параклетом, т. е. утешителем) пало в неравной схватке с эпохой, в которой вынуждено было существовать. Впрочем, некое ощущение исходящей от него  опасности до сих пор присутствует в ряде религиозно-культурных наслоений. Еще в прошлом веке класик английской литературы, рьяный католик Дж. К. Честертон писал о манихействе, как об одной из «…богомерзких ересей, которые обильно позникали на заре христианства». Русская православная церковь, которая никогда и нигде напрямую с манихейством не сталкивалась (как религия, оно не было представлено ни в Древней Руси, ни в Российской Империи, ни в СССР; манихейские идеи проникали в страну либо как элементы философских систем, либо в качестве литературных приёмов — всё это заслуживает, может быть, отдельного разговора) всё равно посвятила ему несколько анафем. Последнюю, совсем уж недавно, силами одного из ведущих своих  нынешних теоретиков православия о. Владислава Чаплина. Ополчились на манихейство и борцы с «жидомасонами». Для этого сгодилось  даже созвучие имени пророка с английским money: вот, мол, древний мистик стал предтечей нынешнего владычества «жёлтого дьявола».

Китайское «монинцяо», хоть и потеряло большинство своих позиций, ещё в середине ХІХ века имело немало поклонников в провинциях Ганьсу и Фуцзянь. Роковым для китайских манихеев стало их решение поддержать участников тайпинского восстания (1853—1864 гг). После его подавления на последователей Мани обрушились кары на равне со всеми иными повстанцами, а, может, и более того. Религия, просуществовавшая более полутора тысяч лет, оказалась перед реальной угрозой полной гибели. 

НЕТ, ВЕСЬ Я НЕ УМРУ…

Практически уничтоженная жестокими репрессиями «мировая ересь» стала достоянием истории. Источники сообщают об одной-единственной сохранившейся до наших дней общине манихеев. Она существует в горной местности провинции Фуцзянь и насчитывает всего несколько сотен верующих. На всех остальных необъятных просторах Евразии не осталось ни одной общины, ни одного культового сооружения. Только лишь строки исторических документов свидетельствуют о многомиллионной некогда  армии приверженцев вероучения Мани.

Впрочем, считать манихейство полностью позабытым-позаброшеным тоже нельзя. Оно совершенно неожиданно возродилось в Интернете. Сайты приверженцев Мани функционируют во всемирной паутине на разных языках, к существующим постоянно добавляются новые. Религия без чёткой иерархии и регулярных богослужений прекрасно прижилась в Сети. Пользователи обсуждают вопросы различной проблематики, публикуются новые труды по манихейству, как историографические, так и богословские. Разумеется, непросто очертить круг современных манихеев и определить их национальную принадлежность. Так же невозможно узнать, в каких пропорциях в их мировоззрении смешиваются религиозность, поиски философских истин и мода на мистику, экзотику, эзотерику. Впрочем, всё это кажется вторичным. Более интересно то, что современные технологии неожиданно продлили жизнь совсем уже угасающему учению. 

В более широком смысле манихейством пронизана значительная часть нашего бытия: от детских сказок до марксизма-ленинизма, тоже полагавшего неизбежной победу «светлого мира социальной справедливости над уродливым мраком капитализма». В психиатрии даже существует понятие манихейского бреда. Так называют состояние, в котором больной видит себя объектом приложения добрых и злых сил, поочерёдно берущих верх. В особых случаях личность больного становится ареной битвы за будущее человечества. 

Кто знает, будь путь учения Мани более удачливым, скажем, появись оно на свет на пару столетий раньше, возможно бы Европа не стала христианской, а ислам не занял доминирующий позиций в арабском мире. Все народы континента могли бы исповедовать единую религию, учащую, что каждый из нас достоин быть Богом. Вся последующая история человечества могла бы стать совсем другой.


9 Октября 2019


Последние публикации


200 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
70364
Борис Ходоровский
44086
Богдан Виноградов
36859
Сергей Леонов
24258
Александр Путятин
11028
Дмитрий Митюрин
9647
Светлана Белоусова
9614
Наталья Матвеева
8409
Павел Ганипровский
7530
Богдан Виноградов
6711
Светлана Белоусова
6075
Борис Кронер
5874