ИСТОРИЯ ЛЮБВИ
«Секретные материалы 20 века» №22(538), 2019
Неразрешимый ребус
Наталья Дементьева
журналист
Санкт-Петербург
235
Неразрешимый ребус
Спиритический сеанс

«Тайна мироздания – неразрешимый ребус. Вся природа – вечный ребус. Вся наука – вечный труд над вечным ребусом. Сам человек – ближайший и труднейший из ребусов. Прочтется ли он когда-нибудь? Неизвестно». Эти слова были девизом журнала «Ребус», первого в России издания, посвященного мистическим и спиритическим явлениям. Издателем и главным редактором «Ребуса» был капитан первого ранга в отставке Виктор Прибытков. За многолетнюю службу на флоте Виктор Иванович не встретил ни одного привидения, русалки или восставшего из небытия пирата. Он столкнулся с необъяснимыми явлениями природы в родном Петербурге, а виновницей знакомства с потусторонним миром стала его жена…

В 1874 году Виктор Иванович и его жена отметили пятилетие супружеской жизни. Семейное счастье омрачалась тем, что Елизавета Дмитриевна никогда не чувствовала себя вполне здоровой. Врачи не могли поставить четкий диагноз и говорили, что она страдает «женскими нервическими припадками», но, как оказалось впоследствии, это были первые проявления способностей медиума, то есть проводника между миром живых и мертвых.

У Елизаветы Дмитриевны была одна вредная для женской талии привычка: в полночь она любила плотно перекусить бутербродами с бужениной и холодными рябчиками, а потом отправлялась спать. Ничего необычного во время ночных перекусов не происходило, но весной 1874 года в столовой стали явственно слышаться сильные постукивания. Виктор Иванович так описывает непонятное явление: «В первый же вечер, который провел дома, я услышал стуки ровно в половине первого ночи. Они исходили из досок, которыми был покрыт пол, и из стула, на котором сидела жена». На месте жены господина Прибыткова я обратила бы внимание на то, что муж «первый вечер провел дома». Интересно, где он проводил все остальные вечера?.. Супруги стали искать причину стуков и не нашли. Прислуга вынесла свой вердикт: «Черти из квартиры выживают!» Летом Прибытковы переехали на дачу, а вернувшись в город, на всякий случай наняли другую квартиру, но стуки продолжались.

Знакомый Прибытковых, посвященный в тайны спиритизма, сообщил, что стуки имеют потустороннее происхождение и можно разговаривать со стучащими невидимками, если составить азбуку: называешь букву, потустороннее существо отвечает некоторым количество стуков разной длительности. Оказалось, что «стучит» бывший крепостной слуга отца Виктора Ивановича Егор Маленький. Почему именно он явился из загробного мира, чтобы побеседовать с сыном бывшего барина, выяснить не удалось. Ничего примечательного Егор не рассказал. «Он говорил о том, о чем могла говорить только прислуга моего отца», – констатировал Прибытков.

Для участия в спиритических сеансах Виктор Иванович стал приглашать знакомых. Один из них оказался телеграфистом, который понял, что духи владеют азбукой Морзе. «Призраки желали разговаривать с нами телеграфным способом, мы согласились, и было принято несколько депеш». 

Методы общения с загробным миром постоянно совершенствовались. Сестра господина Прибыткова, опытная гадальщица, предложила беседовать с духами с помощь блюдечка. На листе бумаги пишутся буквы алфавита. На блюдечке рисуется стрелка, и его кладут на середину листа. Участники сеанса легко прикасаются к блюдечку, и оно начинает двигаться по бумаге, указывая на буквы. С помощью «блюдечного» разговорника был вызван из небытия дух отца Елизаветы, участника Крымской войны. «Покойный отличался замечательной честностью. Беседуя с нами о его пребывании в действующей армии, он очень прозрачно намекнул, что его смерть не была случайна: он мешал воровать казенное имущество». Старого честного вояку попросили рассказать об условиях и подробностях загробной жизни, на что он ответил: «Не имеем право сказать». 

Веселой и оживленной получилась беседа с бывшим однокурсником господина Прибыткова. Друзья, живой и покойный, вспоминали забавные эпизоды из обучения в военном корпусе. «Иногда забывалось, что беседуешь с незримым существом, словно покойный друг мой был передо мной.

– Где ты тут находишься? – шутя, спросил я. 

– Я сижу рядом с тобой на стуле.

В тот же момент последовало три сильных удара в сиденье этого стула», – вспоминал Прибытков.

Конечно, не обошлось без вызывания духов Пушкина и Лермонтова, потревожили даже покой императора Николая I. Духи поэтов отделались написанием плохих стихов, а царь рассказал о своих военных подвигах.

Проделки столов и стульев

Сила Елизаветы Дмитриевны как медиума росла с каждым спиритическим сеансом. Вскоре у нее открылся дар управления мебелью. Началось с того, что большой круглый стол, за которым сидели спириты, поднялся выше голов участников сеанса, затем плавно и бесшумно опустился. После первого удачного взлета стол, прежде чем опуститься, плавно колыхался в воздухе. Однажды он взлетел так высоко, что достал до подвесок хрустальной люстры, и они зазвенели. Следует напомнить, что высота потолков в петербургских квартирах была около четырех метров. По просьбе спиритов стол осенял их крестным знаменем, выстукивал мелодию «Боже, царя храни», различные военные марши и камаринскую, при этом он дрожал и прыгал в такт музыке. Стол отвечал на любые вопросы: три стука ножкой означало «да», два стука – «нет». В конце концов мебель в квартире Прибытковых совсем расшалилась и стала проявлять ненужную инициативу: «Мы неоднократно были свидетелями, как ломберный столик, стоявший у стены, вдали от нас, подходил к нам. Отодвинутый на место, он вновь повторял то же движение. Излишне говорить, никаких приспособлений для этого движения не было». 

Весной 1878 года супруги Прибытковы обедали в Благородном собрании. После обеда в ожидании танцев они сели за столом в гостиной, положив на него руки. Стол был с огромной, очень тяжелой мраморной крышкой, но «начавшиеся в нем стуки были настолько сильны, что проходившие через гостиную начали обращать на нас внимание. Вдруг тяжелое кресло, стоявшее вдали от нас, около окна, выдвинулось по направлению к нам. Тогда мы перешли в столовую. Проявление силы не прекратилось и там. Едва мы успели сесть в конце длинного составленного из нескольких частей чайного стола, как началось заметное его движение в разные стороны». 

Не следует думать, что все участники спиритических сеансов были, мягко говоря, не в своем уме. Частым гостем Прибытковых был известный химик академик Александр Михайлович Бутлеров. Ученый с мировым именем не скрывал, что верит в спиритизм, ясновидение и телепатию. 30 апреля 1886 года Бутлеров присутствовал на сеансе и был свидетелем того, как «тяжелая бронзовая пепельница, бывшая на столе, была поставлена на руки госпожи Шкот. Она сказала, что не курит и лучше забрать от нее пепельницу и передать кому-нибудь из курящих. Это было исполнено, пепельница с рук госпожи Шкот была поднята наверх и перенесена на руки другой дамы (курящей). Госпожа Шкот попросила невидимого гостя написать ей что-либо на бумаге. Потушили свечи, на стол положили листок бумаги и карандаш, послышалось легкое шуршание. Бумага была брошена прямо на руку госпожи Шкот. Зажгли свечи. На листке было написано: «Благословляю вас всех для Варвары Шкот». 

– С фактами не поспоришь, – сказал академик Бутлеров. 

Профессор Китари проводил опыты со столом, считая, что действующей силой является электричество. Он поставил стол на стеклянные подставки, чтобы разобщить с полом, но это не мешало появлению стуков. В присутствии профессора Александра Данилевского впервые наблюдалось свечение платья Елизаветы Дмитриевны, а у всех участников сеанса засияли огоньками обувь. 

Осенью 1875 года у госпожи Прибытковой проявились первые признаки медиумического транса. Во время спиритического сеанса она засыпала, лицо бледнело, пульс становился неровным. Продолжительность транса становились глубже и длительнее, иногда ее с большим трудом удавалось вывести из этого состояния. 

Прощальные гелиотропы

14 сентября 1878 года произошло уникальное явление, которое никогда больше не повторялось. Прибытковы жили на даче, окруженной большими цветниками. На клумбах оставались только астры и поблекшие гелиотропы. «Среди сеанса после разнообразных явлений, мы почувствовали сильный запах гелиотропа, зажгли свечу и увидели, что все сидение кушетки, стоявшей недалеко от нас, усыпано гелиотропами. Цветы были очень свежи и покрыты росою». Осмотрели клумбу и не нашли срезанных цветов. Ну как было не рассказать широкой публике о таком чуде, да и обо всех остальных необъяснимых явлениях? Однако серьезные журналы, такие как «Вестник Европы», не соглашались публиковать материалы о стуках в стульях и бегающих столах. Приходилось печататься в «Петербургском листке», который никакими материалами не брезговал. У Прибыткова родилась мысль создать собственное издание. В 1881 году вышел первый номер журнала «Ребус». Виктор Иванович начал издательскую деятельность осторожно с публикации ребусов и шарад, за разгадывание которых платили денежную премию, а потом на страницы «Ребуса» широким потоком хлынули статьи о мистике и спиритизме. Журнал стал пользоваться ошеломительным успехом. 

Однако количество спиритических сеансов, которые дали бы новый материал для журнала, пришлось сократить до минимума. Елизавета Дмитриевна двенадцать лет была медиумом на сеансах, и это сильно сказалось на ее здоровье. В середине лета 1886 года врачи диагностировали «большую истерию». В квартире Прибытковых ни одной ночи не проходило спокойно. Виктор Иванович закрывался в кабинете, а его жена буквально бомбардировала запертую дверь различными предметами обстановки. Однажды она бросила в мужа бронзовый подсвечник, который, ударившись об стену, согнулся пополам. 

Прибытков решил, что тишина и свежий воздух благотворно подействуют на здоровье супруги. Он построил за городом удивительный дом, похожий на плывущий по бурному морю корабль. Местность была очаровательная, многие петербургские дачники ее облюбовали. Единственный недостаток – паровозы проходили мимо поселка без остановки. Прибытков обратился в железнодорожное ведомство, и появилась остановка, которую назвали по имени просителя – Прибытково. 

Виктор Иванович умер в 1910 году. Журнал «Ребус» продолжал выходить до 1918 года. Новая власть сочла его идеологически вредным, и издание прекратилось. В 1937 году журналы «Ребус» стали изымать из библиотек и переводить в специальные, закрытые для читателей хранения. 

И все же чудеса случаются! Большевики проглядели, что одна из станций железной дороги названа в честь знаменитого спирита. Электрички регулярно останавливаются на станции Прибыткова, а совсем недалеко находится дом Виктора Ивановича, который чудесным образом пережил революцию, войну и перестройку. В нем расположена Прибытковская поселковая библиотека. Нет сомнения, что сохранение дома – это работа потусторонних сил, потому что, кроме них, об архитектурных памятниках никто не заботится…


16 Октября 2019


Последние публикации


880 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
71890
Борис Ходоровский
45336
Богдан Виноградов
37778
Сергей Леонов
25331
Александр Путятин
11511
Светлана Белоусова
10713
Дмитрий Митюрин
10298
Наталья Матвеева
9636
Павел Ганипровский
8548
Богдан Виноградов
7298
Борис Кронер
6801
Светлана Белоусова
6460