ЯРКИЙ МИР
Политика в салоне
Денис Кузьмин
журналист
Санкт-Петербург
1476
Политика в салоне
Французский салон XVIII века

Понятие «салон» несет на себе некий отпечаток, подразумевающий, что речь идет об избранном круге тех, кого принято называть элитой общества. Однако элита существует не в безвоздушном пространстве, и со временем высказанные в салонах идеи становились достоянием масс, воздействуя на политику, социальные отношения, моду, культуру.
А что же салоны, в которых эти самые новые идеи когда-то впервые были озвучены? Они оставались или сменялись другими, в которых новые «избранные» высказывали новые, пока еще не оцененные народом идеи…

АФИНАМИ ПРАВИТ ГЕТЕРА

История всей современной культуры уходит корнями в Античность. Мы, конечно, не знаем, собирались ли у царицы Нефертити представители древнеегипетского богемы вкупе с наиболее «продвинутыми» министрами и беседовали ли они о политике и культуре, но, в сущности, в подобном предположении нет ничего невероятного. Другое дело, что никакими фактическими свидетельствами такие предположения не подтверждаются, так что обратимся к фактам, оспаривать которые не возьмется ни один серьезные историк…

Итак, Афины V века до нашей эры. В проникнутой гомосексуальными тенденциями культуре Эллады женщина существовала где-то на задворках общественной жизни, рассматриваясь даже не в качестве объекта любви, а почти исключительно в качестве аппарата по продолжению рода. Наверное, многие мужья даже любили своих жен, но, вообще-то, демонстрация подобных чувств считалась неприличной (в отличие от далеко не платонической любви к мальчикам и юношам).

Чем же занимались мужчины в свободное от войн и политических дискуссий время? Они собирались на пирушки и, потягивая разбавленное вино, рассуждали о высоком. Женщины на подобные собрания не приглашались, за исключением гетер, которые (если верить платоновским диалогам) время от времени тоже высказывали неглупые мысли.

А самая умная из этих гетер – Аспазия смогла выйти замуж за ведущего афинского политика Перикла. Бедняга настолько подпал под ее влияние, что – о ужас! – даже позволял себе на людях целовать свою подругу! Но самое удивительное заключалось даже не в этом. Гости-философы Сократ, Анаксагор, Зенон, Протагор, драматург Еврипид, врач Гиппократ, ваятель Фидий приходили не столько к Периклу, сколько к Аспазии!

Разумеется, ревнители общественной нравственности не могли остаться равнодушными. Аспазия так и не получила афинского гражданства, а самого именитого из бывавших у нее художников Фидия отдали под суд по вздорному обвинению. Первый известный в истории салон тихо зачах, чтобы обрести второе дыхание уже во времена Возрождения…

ФРАНЦУЗСКИЕ ШТУЧКИ

Складывавшийся в эпоху рыцарства культ прекрасной дамы способствовал тому, что вся светская жизнь начинала крутиться вокруг женщины. В честь них одерживались победы на турнирах, им посвящали свои песни трубадуры и менестрели. В Италии XIV–XV веков появились кружки, на которых дамы вместе со своими мужьями и кавалерами обсуждали литературно-художественные новинки вкупе с произведениями античных авторов.

После того как представительница знатного флорентийского рода Екатерина Медичи вышла замуж за короля Генриха II, мода на такие кружки распространилась и во Франции. Родившаяся у Генриха и Екатерины дочь Маргарита Валуа (королева Марго) была известна не только своей красотой и разгульным поведением, но и образованностью, а также тягой к литературным занятиям. И те вечера, на которых она сама и ее приближенные декламировали собственные произведения, вполне подпадают под современное определение салона.

В отличие от мужских кружков и клубов здесь доминировала женщина, причем это доминирование объяснялось не только ее высоким происхождением и красотой, но и прекрасной образованностью, хорошим вкусом, чуткостью к новым веяниям и способностью примирять противоположные точки зрения (в тех случаях, когда дело не касалось политики). В какой-то степени королева Марго была модератором, направляющим ход дискуссий в нужное русло, грамотно подбирающим участников таким образом, чтобы избежать конфликтов и в то же время придать спорам определенную остроту и увлекательность.

Правда, Марго осваивала столь сложную науку интуитивно, а бурные перипетии ее биографии так и не позволили обрести этому кружку законченную идеальную форму.

Так что слава создательницы первого в мире салона досталась другой француженке – Катрин де Вивон.

Приближенная другой представительницы рода Медичи, королевы Марии (супруги Генриха IV), не отличалась крепким здоровьем, что компенсировалось ее выдающимися интеллектуальными данными. Начиная с 1617 года в особняке, принадлежавшем ее мужу маркизу де Рамбуйе, начали организовываться вечера, собиравшие весь свет парижской интеллигенции (включая Мольера и Расина). Для приема гостей была выделена большая зала – приемная-салон с интерьерами, разработанными самой хозяйкой. Вместо традиционных темных тонов преобладали яркие – зеленый, голубой, золотистый. Зала была украшена живыми цветами, множеством хрустальных канделябров, фарфором. В общем, минимум официоза и максимум всего, что способно расположить к свободному и приятному общению. Но главное – сама хозяйка, отнюдь не красавица, весьма среднего по аристократическим меркам происхождения, зато умница и душа общества!

САЛОНЫ ПРОТИВ ДВОРЦОВ

В XVII и особенно XVIII веках салоны стали одним из непременных атрибутов жизни высшего общества. Естественно, это способствовало определенному соперничеству между хозяйками, желавшими залучить к себе ту или иную модную знаменитость.

В каждом салоне существовали определенные правила: в одном можно было говорить только стихами, в другом – требовалось называть друг друга по псевдонимам, заимствованным из греческой мифологии, в третьем – разрешалось появляться исключительно в одежде определенного цвета или покроя. Общими же чертами являлись непринужденная обстановка и умение общаться без оглядки на титулы и богатство. Состав приглашенных определялся исключительно вкусом хозяйки и был главным фактором, способствовавшим успеху салона. Явиться в этот круг избранных без приглашения или за компанию с кем-то из гостей считалось верхом неприличия.

К чему привело соблюдение этих правил, видно на примере Франции. В считавшихся главными достопримечательностями Парижа салонах мадемуазель де Скюдери и мадам Жоффрен какой-нибудь герцог мог запросто оказаться в одной компании с нищим, но уже признанным за гения поэтом, философом-просветителем (Дидро) или публицистом (типа Вольтера), общаться с ним на равных, спорить и, как правило, терпеть в этих дискуссиях поражение. Упечь своего оппонента в какую-нибудь Бастилию герцог не мог, поскольку ему грозило отлучение от салона.

Таким образом, граница между интеллектуальной и политической элитой постепенно размывалась. «Административный ресурс» оказывался бессилен перед идеями, которые, будучи озвучены в салонах, выплескивались на парижские улицы. Так постепенно формировалось общественное мнение, враждебное самой идее монархии. Итог известен – Французская революция!

Борцы за «свободу», «равенство», «братство» сделали правильные выводы из печальной судьбы своих противников. В период якобинской диктатуры салоны были прикрыты, а хозяйки самых известных из них (мадам Роллан) лишились своих очаровательных головок. Правда, уже во времена Директории началось возрождение салонной культуры, но ставший императором Наполеон Бонапарт снова прибег к репрессиям. Считавшиеся центрами оппозиции салоны мадам Рекамье и мадам де Сталь были закрыты, а их хозяйки высланы из Парижа: первая в провинцию, вторая вовсе – за пределы Франции. И в результате император заработал себе репутацию тирана.

Период Реставрации на троне Бурбонов, казалось бы, стал и периодом реставрации салонной культуры, но это была только видимость. К концу XIX века аристократия растворилась в буржуазии, а женщины увлеклись идеями феминизма. Прекрасные дамы с утонченным изысканным вкусом уступили место яростным суфражисткам и стриженым студенткам, восторженно слушающим патлатых анархистов и нигилистов. Интеллектуальная и художественная элита перемещалась из гостиных в кабак, а вместо салонной культуры появилась новая культура – богемная.

ИМПЕРАТРИЦА-КАПРАЛ И КОРОЛЕВА ДЕКАДЕНТОВ

История салонов в Германии, Англии, Италии и других европейских государствах в общем и целом развивалась по французскому сценарию, хотя изучение тех или иных «национальных особенностей» может послужить материалом для целого ряда научных монографий. Мы остановимся на более близком нам российском опыте, начав с эпохи Петра Великого…

Конечно, устраиваемые царем-реформатором ассамблеи больше напоминали традиционное русское разгуляево, однако люди, известные своим воспитанием и образованностью (фельдмаршал Борис Шереметев, Феофан Прокопович), предпочитали в этот период посещать дворец царевны Натальи Алексеевны. Сестра государя полностью поддерживала политику своего брата, но в отличие от него была личностью изысканной и весьма образованной, писала довольно неплохие пьесы и даже приобрела известность в качестве организатора театральных представлений.

К сожалению, заложенные ею традиции были продолжены только во второй половине XVIII века с восшествием на престол Екатерины II, ставшей основательницей первого в России салона (во французском смысле этого термина). Собиравшийся в Эрмитаже круг приближенных государыни включал в себя весьма разношерстную публику, начиная от Екатерины Дашковой и богача-мецената Александра Строганова до французских дипломатов графов Сегюра и Корберона. Новинкой было разделение посетителей на Большое, Среднее и Малое собрания. На Большом (состоявшем в основном из министров и дипломатов) обсуждались политические и государственные вопросы, на Среднем (куда допускались деятели искусства и науки) – новости светской и культурной жизни. Малое же включало в себя особ, приятных императрице, и было почти полностью свободно от условностей придворного этикета. Известно, что члены Малого собрания имели «воинские звания», ранг которых зависел от способности к веселым дурачествам. Сама Екатерина, например, «дослужилась» до чина «капрала», присвоенного ей за умение шевелить ушами (этому фокусу ее научил Потемкин). Имели место и более серьезные развлечения, как то: прослушивание музыкальных произведений, организация спектаклей в Эрмитажном театре.

Павел I, видевший в салонах один из очагов распространяющейся из Франции «революционной заразы», повел с ними непримиримую борьбу и в этом отношении оказался близок к Наполеону. Зато Александр I относился к ним вполне терпимо, поскольку в юности сам не был чужд либеральным увлечениям. Правда, политические дискуссии в этот период переместились в разного рода мужские кружки и клубы (самым известным из которых был Английский).

Затем наступила николаевская эпоха, когда напуганный выступлением декабристов государь с большим вниманием начал отслеживать витающие в воздухе настроения. Боязнь шпионов заставляла людей реже говорить о политике и чаще – об искусстве, что отразилось и на салонной культуре. Исследователь Д. П. Ивинский делит салоны пушкинского времени на аристократические и демократические (разночинные). «Как правило, аристократический салон ориентировался на тип дилетанта, демократический салон – на тип профессионала, профессионального художника, музыканта или литератора. При этом аристократический салон был литературоцентричен: предполагалось, что в принципе всякий светский человек должен быть немного литератором и, уж во всяком случае, должен уметь поддержать разговор о литературе.

Разделение на аристократический и демократический салоны отнюдь не всегда находилось в зависимости от происхождения и социального статуса хозяина. Так, в доме князя Владимира Одоевского было два салона – демократический и аристократический. Первый держал (как тогда говорили) князь, второй – его супруга, крайне недовольная тем, что в доме бывают разночинные художники и музыканты, чиновники, ученые и литераторы».

Своеобразную атмосферу этого дома описывал в своих мемуарах Иван Панаев: «Одоевский принимал каждого литератора и ученого с искренним радушием и протягивал дружно руку всем вступающим на литературное поприще, без различия сословий и званий. Он хотел показать своим светским приятелям, что кроме избранников, посещающих салон Карамзиной, в России существует еще целый класс людей, занимающихся литературой. Но светские люди не хотели сближаться с людьми не своего общества. Они на вечерах Одоевского окружали обыкновенно хозяйку дома, которая разливала чай в салоне, а литераторы были битком набиты в тесном кабинете хозяина, боясь заглянуть в салон. Целая бездна разделяла этот салон от кабинета. Но для того, чтобы достичь вожделенного кабинета, бедным литераторам надобно было проходить через роковой салон – и это было для них истинною пыткою. Неловко кланяясь хозяйке дома, они, как-то скорчившись, съежившись и притаив дыхание, торопились достичь кабинета, преследуемые лорнетами и разными, не совсем приятными для их самолюбия взглядами и улыбочками».

Со временем разночинный салон почти полностью вытеснил аристократический, приобретя тот же богемный вид, что и у французских аналогов. Однако Серебряный век привел к появлению нового типа салонов – декадентского. Их посетители декларировали презрение к политике и, как положено «элите», считали себя носителями новой культуры (наибольшую известность в этом плане приобрел салон Зинаиды Гиппиус и ее супруга Дмитрия Мережковского). Впрочем, проблемы искусства обсуждались теперь и в разного рода литературных кабачках типа «Бродячей собаки», что больше напоминало Францию.

Если же говорить о политиках, то вместо гостиных они теперь предпочитали выступать на митингах.

Так постепенно произошла полная деполитизация салонной культуры, что очень отличало предреволюционную Россию от Франции кануна Великой революции. Правда, в обоих случаях результат оказался примерно одинаковым.

Пришедшие к власти большевики салоны ликвидировали, действуя по той же логике, что и якобинцы, Наполеон или Павел I. И только в 1960-х года, в период «оттепели», интеллигенция начали собираться в кружки, отчасти напоминающие салоны и худо-бедно просуществовавшие до времен перестройки.

Сегодня салоны в какой-то степени заменены пресловутыми «тусовками», а что их ожидает в ближайшее время – посмотрим.


Дата публикации: 19 марта 2023

Постоянный адрес публикации: https://xfile.ru/~1w8TO


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
9796381
Александр Егоров
1050810
Татьяна Алексеева
872323
Татьяна Минасян
448023
Яна Титова
272005
Светлана Белоусова
227658
Сергей Леонов
219917
Татьяна Алексеева
214950
Борис Ходоровский
195652
Наталья Матвеева
192353
Валерий Колодяжный
188737
Павел Ганипровский
170704
Наталья Дементьева
123670
Павел Виноградов
120457
Сергей Леонов
113610
Виктор Фишман
97268
Редакция
95656
Сергей Петров
89457
Борис Ходоровский
84959