Сибирское поражение Александра Македонского
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №17(351), 2012
Сибирское поражение Александра Македонского
Вениамин Лукницкий
журналист
Санкт-Петербург
1198
Сибирское поражение Александра Македонского
Какую страну все же пытался завоевать Александр Македонский – Индию или Сибирь?

Об этом походе Александра Македонского повествуют разные источники информации. Поэма Низами Гянджеви «Искандер-наме», труды античных и средневековых историков Арриана, Курция Руфа, Диодора, Плутарха. Гипотеза Новгородова, автора книги о сибирском походе Александра Великого, снимает противоречия, имеющиеся в исторических и поэтических источниках. Этому автору критики априори могут задать ряд вопросов: во всех исторических трудах записано, что Александр ходил в Индию. Но в какую?

Сибирь – Индия - прародина арийских племен, в Авесте, в древнеиранском письменном памятнике, она называется страной восемнадцати великих рек. Индия – Хинди в переводе на русский язык означает «речная», а жители Индии – индийцы, речные люди. В южной Индии есть полноводные великие реки, но их меньше восемнадцати…

И еще вопрос, требующий ответа, связан с присутствием в войсках индийского царя боевых слонов. Откуда они взялись в Сибири? Россия – родина слонов, но слонов сохатых. Именно так «слона сохатая» издревле называли лосей, которые были одомашнены сибирскими аборигенами и использовались в качестве боевых животных.

Восточный поход Александра был направлен против прарусских племен, наших предков, с целью захвата большого количества золота, якобы накопленного в Сибири. Здесь его войско потерпело сокрушительное поражение, и Сибирь не вошла в империю Александра.

Внимательное изучение трудов средневековых историков совершенно по- новому открывает Восточный поход Александра, после того, как он разгромил огромную армию Дария. Оказывается, он воевал не в Индии, а в Сибири против русского царя Пора. В Сибирь он прошел берегом Каспийского моря и реки Яик (Урал), зимой 330/329 года до н.э. пересек Западно-Сибирскую равнину от Тобола до Оби, затем через Алтай ушел в Самарканд.

Его вторичный поход в Сибирь восстанавливается гораздо лучше. Весной 327 года до н.э. он вышел из Самарканда, перешел через Алтай, прошел по Катуни, вышел на Гурьевск, спустился по реке Хой (Томь) и направился к Массаге (Асино? Томск?). Здесь он оставил потомство, положившее начало сибирской династии Александров.

Из Массаги он направил Полиперхона с войском в город Нору (Норильск). Сам же, получив отказ войска идти на Ганг (Енисей), поплыл по Гидаспу (Иртышу) и Инду (Оби) к океану. В устье Оби он зазимовал, сжег корабли и, когда ослабли морозы, через Нору отправился назад. На этом тяжелом пути он потерял 90 тысяч своих воинов, три четверти войска и бесславно вернулся в Вавилон.

После победы над Персией Александр захватил более трех тысяч тонн золота и стал самым богатым человеком на земле. И вдруг он узнал, что в Сибирской Индии лежит пять тысяч тонн золота, и есть люди побогаче него. Такого Александр вынести не мог и отправился в Сибирь (Индию), чтобы стать самым богатым человеком на земле. И стал бы им, прибавив к 3-м тысячам тонн персидского 5 тысяч тонн сибирского (индийского) золота. Остается неясным, куда он дел это богатство. В поэтической версии похода Александр спрятал свои сокровища в подземном городе и ушел в Вавилон другой дорогой.

Главное противоречие в освещении Восточного похода Александра состоит в том, что историческая и поэтическая традиция в корне отличаются. Историки, основываясь на античных источниках, утверждают, что после Каспийских ворот путь Александра пролегал через Гирканию, Парфию, Согдину, Бактрию и Индию в Вавилон, где он скоропостижно скончался в 323 году до н.э.

Согласно поэтической традиции, Александр после победы над Дарием пошел на запад и посетил Каабу, затем завоевал Дербент, посетил Рей и Харасан, после чего пошел в Индию, оттуда в Китай, затем через кыпчакскую степь прибыл в область руссов, с которыми долго и напряженно воевал, и лишь чудом победил. После этого он вернулся в Вавилон.

Кому же верить – историкам или поэтам? Академик Крачковский призывал больше доверять поэтам, утверждая, что в средневековых традициях цветистость оформления текста ни в коей мере не нарушала его правдивости.

Внимательное изучение обеих традиций позволило Новгородову утверждать, что поэтическая версия гораздо ближе к истине, чем версия историков.

На какие-же источники опирались историки, описывающие завоевательные походы Александра? Во-первых, это участники походов полководец Птолемей, флотоводец Неарх, архитектор Аристобул из Кассандрии и царский кормчий Онесикрит. Кроме них, Плутарх упоминает Аристокена, Поликтита, Антигена. В распоряжении некоторых из этих авторов имелись дневники похода. К сожалению, ни одна из работ этих авторов не дошла до нас.

Сохранились пять основных античных исторических произведений об Александре. Наиболее ранее (I в. до н.э.) принадлежит Диодору Сицилийскому - «Историческая библиотека» в 40 книгах. ХVII книга целиком посвящена походу Александра. Особым доверием историков пользуется Флавий Арриан, живший во II в. Еще при жизни соратников Александра Птолемея и Аристобула и одновременно с написанием ими своих мемуаров в Александрии появился труд Клитарха «Об Александре» в 12 книгах.

Клитарх не был участником похода. Но достоинство его книги в том, что она суммировала устные рассказы ветеранов, которые подробно характеризовали климат, особенности жилищ и быта восточных народов. Именно в рассказах ветеранов ярко характеризовались лютые морозы и глубокие снега на Инде, отсутствие дневного света в «Стране мрака» и бесконечные трудности войны с народом, который греки называли спорами или порами. Именно устные рассказы лежат в основе поэтической традиции, противостоящей позиции историков.

…Гениальный полководец, мудрый, дальновидный и милостивый правитель, честный, бесстрашный и благородный человек. Так характеризовали Александра античные авторы. Диодор писал: «В течении короткого времени Александр, опираясь на собственное разумение и мужество, совершил дела более великие, чем те, что совершили все цари, память о которых передана нам историей. За 12 лет он покорил немалую часть Европы и почти всю Азию и, конечно, приобрел громкую славу, равняющую его с древними героями и полубогами».

Плутарх сообщает, что Александр был очень светлым, и белизна его кожи переходила местами в красноту, особенно на груди и на лице. Еще в детские годы обнаружилась его воздержанность. Честолюбие же Александра приводило к тому, что его образ мыслей был не по возрасту серьезным и возвышенным. Он любил не всякую славу и искал ее не где попало. Однажды приближенные спросили Александра не пожелает ли он состязаться в беге на Олимпийских играх, и услышали в ответ: «Да, если моими соперниками будут цари!».

«Впрочем, - говорил Курций Руф, - прекрасные качества своей души, которыми он превосходил всех других царей: выносливость в опасности, быстроту в решении и выполнении задуманного, верность слову , данному сдавшимся ему, милость к пленникам, сдержанность в наслаждениях, хотя дозволенных и обычных, - все это он запятнал непреодолимой страстью к вину…».

«Необыкновенная щедрость, свойственная Александру, в еще большей мере, чем прежде, проявилась теперь, когда могущество его столь возросло. При этом щедрости всегда сопутствовала благожелательность, которая одна только и придает дарам подлинную ценность».

В походе и битве Александр предпочитал быть в гуще воинов и разделять с солдатами их тяготы. Очень человечно он поступил в пустыне, где все страдали от жажды. Воины раздобыли где-то немного воды для своих детей, и, проезжая мимо Александра, предложили ему утолить жажду. Александр, оглянувшись на своих спутников, истомившихся без питья, отказался. Наградой ему были крики восторга и уверения, что с таким царем все готовы идти на край света.

Совершенным диссонансом с этим проявлением благородства являются откровенно порочащие его поступки. Юстин, пересказывая Августа Помпея Трога, сообщает: «Первой заботой Александра по восшествии на престол было наказать убийц отца. А затем приказал он также убить соперника своего по праву на власть брата Карана, рожденного от мачехи. Прежде чем отправиться на войну с персами, Александр умертвил всех родственников своей мачехи. Не пощадил он и собственных своих родных, которые показались ему способными царствовать, чтобы в Македонии, когда он будет далеко от нее, не было почвы для мятежей».

После гибели Дария македонцы решили, что война окончена и пора возвращаться домой. Тогда Александр посоветовал солдатам написать письма родным и, ознакомившись с содержанием этих писем, всех недовольных собрал в одну когорту и, использовав разные способы, истребил. В другом случае, воюя с индейцами, он предвидел, что среди солдат возможны дезертиры, и придумал заградотряды. Все свое войско он разделил на три части. Первую часть отправил пятью днями раньше с таким расчетом, что те из солдат, которые сбегут, наткнутся на отряды Гефеста, выступившие позднее и будут ими задержаны, а солдаты, сбежавшие из отряда Гефеста, будут задержаны отрядом самого Александра.

Плутарх устами военачальника Клита упрекает Александра в трусости: « Но эта самая трусость спасла тебя, рожденный богами, когда ты уже подставил свою спину мечу Спитридата!» За эти слова Александр лично пронзил Клита копьем.

В новейшей истории тенденция идеализации Александра лишь усилилась. Вилькен называет его народным царем, делившим все трудности со своими воинами. Так же называет Александра и Шахермайер. При этом он подчеркивает противоречивость натуры Александра: величие заключает в себе не только его возвышенное, светлое, но вместе с тем и все самое темное; в его величии уживаются одновременно нежно чувствующий друг и коварный враг; универсальный благодетель и жестокий тиран, любящий сын и бесцеремонный убийца родственников, человек приносящий мир, и циничный насильник, освободитель от старых предрассудков и угнетатель свободы, новатор в области высшего человеческого достоинства и последовательный уничтожитель этого достоинства. Шахермайер считает Александра великим «чудотворцем» в истории. Он был великим полководцем, сметающим все преграды на своем пути. При этом он широко использовал свои способности к ясновидению. Какая бы ситуация Александру не противостояла, он уже знал лучшее решение.

Российские историки также не скупятся на похвалу Александру. Например, Резников говорит о нем с восхищением: «Величайший мастер молниеносного сокрушительного удара, он решал участь битвы своим излюбленным способом, прорывал и разрывал во главе кавалерии противостоящее неприятельское крыло, врезаясь затем вдоль фланга в неприятельский центр и обходя с тыла второй вражеский фланг. Подобно Ганибаллу, Юлию Цезарю, Наполеону он не только великий полководец, но и великий политик…»

…Для чего же Александру понадобилось идти в Сибирь, если целью его похода была Индия? Дело в том, что Индией в те времена называлась Западносибирская земля. Согласно концепции Таймырской Прародины, рассмотренной в монографии Новгородова, переселившиеся из Прародины на юг пронароды вынужденно остановились в лесостепной зоне южной Сибири, создавая здесь вторичный очаг этногенеза. Именно отсюда, с берегов Оби, в 1770 году до н.э. отправились в Индию индоарии. До ухода на юг реку Обь они именовали Индом, а окрестную землю – Индией. Именно эта сибирская Индия неудержимо влекла Александра и с Яика (Урала) он пошел на Инд (Обь).

На карте Клавдия Птолемея в Азии показаны две Индии. Одна севернее индостанского полуострова, другая – Superior – то есть древняя, на севере Сибири на берегу Северного Ледовитого океана. «Древние, - пишет Арриан в «Индии», - не представляли себе Индию в виде полуострова» Ее размеры считались 16 тыс. стадиев (около 2560 км) с запада на восток и 22300 стадиев с севера на юг (около 3800 км.) Нерах подчеркивал, что путь по индийской равнине составляет четыре месяца. Очевидно, что ни форма, ни размеры Индии не соответствуют Индостанскому полуострову, имеющему форму треугольника.

Для Индии, которую Александр собирался завоевать, характерны суровые зимы с сильными морозами и глубокими снегами. В зиму 330-329 года его войско пересекало гигантскую заснеженную равнину, где многие ослепли от сверкающих снегов. Весной армия вышла на Инд (Обь), где лежали глубокие снега. За 4 зимних месяца он мог пройти от Тобола до Оби. Квинт Курций Руф подробно описал какие трудности и лишения испытали воины в этом переходе: «Войско, заведенное в сии пространственные пустыни, где совершенно не было никакой человеческой помощи, претерпевало все бедствия: голод, стужа, чрезмерная усталость и отчаяние владело всеми. Множество погибли в непроходимых снегах во время страшных морозов, множество ознобило ноги… Царь шел пешком, он обходил кругом войска, иногда поднимал лежащих. Он подвергал себя бесконечным трудностям. Напоследок армия вышла в более заселенную страну, там нашли в изобилии продовольствие и царь стал лагерем и дал отдых полкам».

Важнейшим свидетельством того, что Александрова Индия располагалась в Сибири, является зимовка македонцев в устье Инда (Оби). Квинт Курций Руф сообщает, что в устье Инда Александр едва дождался весны, спасаясь от лютой стужи, сжег корабли. По-видимому этот шаг был вызван безвыходностью положения: сжечь корабли, использовать дерево для обогрева и тогда появляется какая-то маленькая надежда на сохранение части войска и возможность возвращения в Вавилон.

Знаменитый персидский поэт Низами Гянжеви в поэме «Искандер наме» (ок 1203 г.), прославляющей подвиги Александра, значительную часть ее посвящает войне с руссами. Отчаявшись и уже не надеясь победить, Александр признается, что зря ввязался в эту войну, что будет непременно побит и вообще скулит как замерзший щенок.

Но тут вмешивается божественное провидение и Александр, как подлинный избранник богов, чудом побеждает руссов. После этого он замиряется с ними и всячески им благодетельствует. Так написал великий Низами.

С другой стороны, в исторических источниках есть лишь смутные упоминания об этом замирении и предоставлении благ. Чешский историк Вацлав Гайк в «Чешской хронике» (1541 г.) приводит более поздний чешский пересказ текста Грамоты, дарованной Александром славянам. В то же время в античных источниках, особенно у Арриана, скрупулезно описывающего боевые действия и диспозиции, больше внимания уделяется битве Александра с индийским царем Пором. Этот царь владел обширным царством на берегах реки Гидасп. Курций Руф называет Пора умнейшим и просвещеннейщим человеком из всех индийских народов.

На требование Александра уплатить дань и встретить его у границы своего государства, Пор ответил, что конечно же встретит, но с оружием в руках. Завязалась грандиозная битва. Величайшее значение ей придают все античные авторы, но описывают совершенно по разному. Арриан, ссылаясь на Птолемея, говорит, что это была блистательная победа над превосходящими силами противника: «С собой Пор взял всю конницу: около 4000 человек, все колесницы – их было 300, 200 слонов и цвет своей пехоты – около 30000 человек. В результате битвы Индов-пехотинцев погибло немногим менее 20000. всадников около 3000, колесницы все были изрублены. Пехота Александра из 6000, принимавших участие в первой схватке, потеряла самое большое человек 80».

Резников, объясняя небольшие потери македонцев их выдающимся боевым искусством и лучшем по тому времени вооружением, все же высказывает сомнение «не преуменьшены ли сведения древнего историка». В унисон ему Плутарх утверждает, что победа над Пором далась Александру очень тяжело: «Война с Пором расхолодила македонцев: им не хотелось идти по Индии дальше. С трудом отбросили они его, хотя он выставил против них только 20000 пехоты и 2000 конницы. Они решительно воспротивились Александру, принуждавшему их перейти через Ганг». Из этой цитаты следует, что если Пор выставил 20000 пехоты, то Александр, по-видимому, значительно больше.

Версия Плутарха гораздо ближе к поэтической традиции, чем версия Арриана. Тем не мене Арриан утверждает, что еще в конце битвы Александр примирился с Пором, подарил ему и жизнь и его царство, «и прибавил к его прежним владениям еще другие, которые были больше исконных (5000 хороших городов и очень много селений, поясняет Плутарх). Таким образом, он и сам по- царски обошелся с благородным человеком, и тот с этих пор стал ему во всем верным другом.

Юстин, со слов Помпея Трога, приводит одну пикантную подробность сражения Александра с Пором, о которой умалчивают другие античные авторы: «Среди индийцев был один по имени Пор, одинаково замечательный физической силой и величием духа. Он уже заранее, узнав о намерении Александра и ожидая его прихода, стал готовиться к войне. Когда началось сражение, Пор приказал своему войску напасть на македонян, а сам потребовал, чтобы царь македонцев вступил с ним в бой один на один. Александр не замедлил вступить в бой, но в первой же стычке конь его был ранен, и он стремглав упал с коня на землю; сбежались телохранители и спасли его».

Затем Пор был взят в плен весь израненный.

Низами обращается к сюжету сокрытия сокровищ в земле. Согласно поэтической традиции, Александр решил перед тем как отправится в страну Мрака освободить свое войско от раненых, больных, пожилых и от многочисленных женщин, сопровождающих его войско. Всех этих людей он разместил в подземном городе и там же оставил всю свою гигантскую поклажу – сотни кубометров завоеванных сокровищ.

По поэтическим описаниям Низами место этого подземного города расположено на реке Томи в районе города Томска, в стране родников на границе с Китаем. А вот лежит ли это сокровище под землей или нет, сказать затруднительно. В этих местах бывал со своими полчищами Тимур, гоняясь за Тохтамышем. В 1370 году Тимур разграбил русский город Карасу и возможно добрался до сокровищ Александра.

Не менее возможной является версия о том, что собранные золотые запасы Александр передал инопланетянам, а чтобы объяснить их исчезновение придумана легенда о сокрытии сокровищ в подземном городе.

Возможно, читатель согласится с автором очерка, что поэтическая традиция в освещении Восточного похода Александра выглядит более предпочтительно, чем историческая. Поэтическая традиция опирается на устные рассказы десятков тысяч вернувшихся из похода ветеранов, в то время как историческая версия сводится к отбраковке неправдоподобного. Отбросив все неправдоподобное, историки создали ложную и совершенно неприемлемую по форме и содержанию версию.

Однако, все географическое несоответствие Восточного похода легко разрешается если пронимать, что Александр был не в Индии, а в Сибири. Особенно важной представляется справедливость поэтов в вопросе о том, что Александр воевал с русами, с русским царем Пором. И несмотря на то, что он выиграл это сражение, ушел из Сибири не победителем, а побежденным. А поскольку Александр был чрезвычайно честолюбивым человеком, то он постарался скрыть свое поражение, чтобы в глазах потомков выглядеть победителем.


27 ноября 2023


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
7917397
Александр Егоров
886060
Татьяна Алексеева
729939
Татьяна Минасян
309263
Яна Титова
240456
Сергей Леонов
214149
Татьяна Алексеева
175899
Наталья Матвеева
167612
Валерий Колодяжный
162221
Светлана Белоусова
155949
Борис Ходоровский
153782
Павел Ганипровский
128721
Сергей Леонов
111547
Виктор Фишман
95174
Павел Виноградов
90995
Наталья Дементьева
86188
Борис Ходоровский
82805
Редакция
82674
Станислав Бернев
73445