РОССIЯ
Пока Петербург не был столицей
Юрий Медведько
журналист
Санкт-Петербург
3010
Пока Петербург не был столицей
Основание Петербурга

27 мая Санкт-Петербург отметил свой 320-летний юбилей.
Возникла Северная столица, разумеется, не на пустом месте. На территории современного Петербурга находились десятки мелких селений, а также шведская крепость Ниеншанц с посадом Ниен. И первые годы существования петровского детища, казалось, не сулили ему большого будущего.

«ЗДЕСЬ БЫТЬ ГОРОДУ»

7 мая 1703 двадцатитысячный корпус Бориса Шереметева осадил крепость Ниеншанц, которую защищал гарнизон из 700 человек под командованием Григорьева-Апполова (из русских дворян, перешедших на службу шведской короне). Бомбардировка Ниеншанца продолжалась до 12 мая и закончилась капитуляцией противника.

Через пять дней в устье Невы вошли два вражеских галиота «Гедан» и «Астрильд» и встали на якорь. Шведский адмирал Нумерс не знал о падении Ниеншанца, и русские умело этим воспользовались. Утром 18 мая отряд пехотинцев во главе с Петром I и Меншиковым на тридцати шлюпках атаковал и захватил корабли противника. За эту операцию царь произвел Меншикова и себя самого в кавалеры первого российского ордена – Св. Андрея Первозванного. Кроме того, была выбита памятная медаль с надписью «Небывалое бывает». Хотя бой в устье Невы лишь с большой натяжкой можно назвать морским сражением, большинство отечественных историков считает, что именно с этого эпизода начинается летопись боевой славы Российского военно-морского флота.

Теперь царь получил возможность приступить к реализации своего давнего замысла – постройке города, который должен был стать «окном в Европу» и «морскими воротами России». Район Ниеншанца вполне подходил для этой цели, однако переименовывать и расширять бывшую шведскую крепость царь не захотел, а предпочел уничтожить ее и начать с чистого листа.

Закладка нового города состоялась 27 мая 1703 года на Заячьем острове. Легенда об основании Санкт-Петербурга такова. Осматривая Заячий остров (по-фински – Ени-саари), Петр I вырезал штыком два пласта дерна и, сложив их крестообразно, объявил: «Здесь быть городу».

Начали копать ров, в который уложили каменный ящик с мощами Андрея Первозванного и надписью «От воплощения Иисуса Христа 1703 года мая 16 основан царствующий град Санкт-Петербург великим государем царем и великим князем Петром Алексеевичем, самодержцем всероссийским». Затем на месте закладки соорудили деревянные ворота с перекладиной. Тут же в качестве доброго предзнаменования в небе появился орел. Метким выстрелом один из гвардейцев ранил птицу, которая медленно опустилась на землю. Государь взял орла на руку и прошел через деревянные ворота в еще не существующий город.

Интересно, что, судя по некоторым источникам, сам царь на церемонии отсутствовал. В таком случае общее руководство мероприятием осуществлял его любимец Александр Данилович Меншиков.

Дело в том, что после капитуляции Ниеншанца именно Меншиков стал его комендантом, но затем и Ниеншанц, и посад Ниен были разрушены, а сама местность с немногочисленными оставшимися строениями переименована в Шлотбург.

Однако затем название Шлотбург тоже исчезло, а город, заложенный на Заячьем острове, назвали Санкт-Петербургом – официально в честь апостола Петра, но с очевидной отсылкой к монарху, чьим небесным покровителем апостол являлся. Сам царь Петр вряд ли окрестил бы город собственным именем, а вот Меншиков – запросто.

«ГУБЕРНАТОР ДОЛЖЕН ДУШОЮ БОЛЕТЬ ЗА ГОРОД»

Именно Александра Даниловича царь и назначил генерал-губернатором Санкт-Петербургским, Ингерманландским, Карельским и Финляндским, т. е. вручил власть над огромной территорией, несколько превышающей территорию нынешней Ленинградской области.

Здесь следует отметить, что должности генерал-губернатора ранее в России не существовало. Не существовало в России и губерний, поскольку страна разделялась на провинции с воеводами и наместниками во главе. Учредив заимствованную у шведов должность генерал-губернатора, государь возложил на занимающего ее как заботы о городском хозяйстве, так и военные хлопоты.

В структуре российской государственной иерархии петербургский генерал-губернатор поначалу не выделялся по сравнению с другими воеводами и наместниками; соответственно, и назначение на этот пост бывшего пирожника не встревожило представителей старой знати.

Более того, в первый период Северной войны царь вообще не был уверен в том, что на берегах Невы удастся закрепиться надолго.

Не существовало даже особой должностной инструкции, так что в своей деятельности Александру Даниловичу пришлось руководствоваться типовым государевым наказом, списанным с аналогичных наказов воеводам в других областях России («…и по городу, и по острогу в воротах; и по батареям и по стенам караулы держать неотложно: чтобы караулы были в указанных местах в дни и в ночи непрестанно; чтобы в городе и на посаде, в улицах и переулках все было стройно и бережно. А в летнее время чтоб изб и мылен в жаркие дни не топили и по вечерам поздно с огнем не сидели и не ходили. И чтоб приезжие люди являлись к нему (воеводе) и записывались в Приказной избе, а не явясь и не записываясь, никто бы ни у кого не жил. А буде учинится на людях моровое поветрие, по всем дорогам учинить заставы…»). Лишь вводная часть этого документа была написана специально для Меншикова, превратившись в своеобразное пожелание всем его преемникам на посту петербургского градоначальника: «Губернатор должен душою болеть за город… На все надлежит доброе око иметь губернатору».

Изначально обязанности генерал-губернатора сводились к надзору за строительством казенных зданий, а также за снабжением продовольствием войск и принудительно согнанных работных людей. Санкт-Петербург и его окрестности в это время являлись, по сути, прифронтовой зоной. Не удивительно, что цитаделью города стала Петропавловская крепость, выполнявшая исключительно оборонительный характер. Ее строительством руководил сам государь вместе с пятью своими ближайшими соратниками. Фамилии всех пятерых (в том числе и Меншикова) были увековечены в названиях крепостных бастионов.

Что касается первых в городе гражданских сооружений – Троицкой церкви, первого трактира – аустерии, домов Петра I и самого генерал-губернатора, – то все они возводились в радиусе действия крепостных орудий и находились в районе нынешней Троицкой площади. В случае внезапного нападения противника обитатели зданий могли быстро укрыться в крепости, перейдя туда по Иоанновскому мосту – первому постоянному мосту в городе.

Несмотря на угрозу вражеского нападения, Петербург быстро превращался в портовый город. Уже в ноябре 1703 года к наскоро сооруженной пристани пришвартовался первый голландский купеческий корабль шкипера Выбеса.

Существует предание, будто Петр I, выдав себя за лоцмана, лично провел по фарватеру первое прибывшее в Петербург судно. После этого он пригласил шкипера Выбеса к себе в дом и на славу угостил его. Простодушный голландец не знал, с кем имеет дело, а потому вел себя по отношению к царю и его супруге довольно фамильярно. Лишь появление наряженного в роскошный мундир Меншикова вывело шкипера из заблуждения. Петр немало повеселился, глядя на смущение гостя, наградил капитана на прощание крупной суммой денег, а также значительными торговыми привилегиями на будущие времена.

БОЛЬШОЙ ПЕРЕЕЗД

Значение Санкт-Петербурга как главной базы Балтийского флота отчетливо обозначилось после закладки 29 мая 1704 года на острове Котлин форта Кроншлот – первого из укреплений будущей Кронштадтской крепости. В том же году в городе была заложена Адмиралтейская верфь (впоследствии давшая название одному из районов Санкт-Петербурга).

Реакция противника не заставила себя ждать. Уже 23 июля 1704 года обер-коменданту Роману Виллимовичу Брюсу пришлось отбивать попытку шведского генерала Майделя овладеть Петропавловской крепостью с суши. Меншиков в этот же день успешно руководил отражением шведского десанта на острове Котлин. Одержанные соратниками Петра победы положили начало славной традиции: ни разу в своей истории Санкт-Петербург не будет взят врагом.

В мае – июле 1705 года генерал Майдель с суши и адмирал Анкерштерн с моря вновь предприняли попытки овладеть Петербургом и Котлином и опять потерпели неудачу. Меншиков в качестве награды получил титул князя Священной Римской империи (1706), а чуть позже стал светлейшим князем Ижорским (1707).

При этом начиная с 1705 года Александр Данилович бывал в Петербурге лишь периодически, расходуя большую часть своего времени не столько на заботы о городском хозяйстве, сколько на военные подвиги.

Во время его отсутствия в Петербурге главным человеком в городе считался обер-комендант Петропавловской крепости (сначала это был Карл Ренне, потом Роман Брюс).

Находившийся под его командованием петербургский гарнизон состоял из двух-трех полков, которые менялись каждые два-три года. Солдаты поддерживали в городе порядок, неся караулы на улицах, в царском дворце, у домов важных лиц и иностранных послов; в определенных случаях офицеры ставились во главе отдельных слобод и улиц, наделяясь при этом функциями полицейских чиновников. В подчинении офицеров находились «выборные» сотские и десятские из обывателей, отвечавшие за квартал в несколько домов.

Сильно разросшееся Адмиралтейство превратилось в настоящее предприятие-гигант (с его стапелей в 1705–1725 годах сошло 59 больших кораблей и 203 гребных судна), вокруг которого строились жилые дома и хозяйственные здания. В результате «главный штаб флота» превратился еще и в центр отдельного городского района, подчинявшегося генерал-адмиралу Федору Апраксину и возглавляемой им Адмиралтейской канцелярии.

Прочие ведомства и учреждения также вели собственную застройку; отчасти стихийно, отчасти под руководством Петра формировалась хозяйственная инфраструктура Петербурга. В 1709 году полтавскую викторию отметили возведением Сампсониевского собора, возле которого образовалось первое городское кладбище. В 1710 году были основаны Александро-Невский монастырь (с 1797 года – лавра), а также первая в Петербурге школа – Петершуле. В следующем году при Александро-Невском монастыре открылась первая русская типография, в стенах которой начала выходить газета «Ведомости» (ранее, с 1703 года, она выпускалась в Москве). В 1712 году в городе появились казенные суконные фабрики и инженерная школа.

После одержанных над шведами побед Петр I уже не сомневался в благоприятном исходе войны и в 1712 году перенес столицу из Москвы в Петербург. Кроме царского двора, на берега Невы переехали государственные учреждения, ведомства, а также представители знати и в принудительном порядке 1200 именитых дворян со своими семьями.

Санкт-Петербург не только разрастался, но и начал приобретать свой неповторимый архитектурный облик, превратившись в самый европейский город России.


Дата публикации: 28 мая 2023

Постоянный адрес публикации: https://xfile.ru/~qL9g4


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
9936454
Александр Егоров
1060603
Татьяна Алексеева
880803
Татьяна Минасян
463997
Яна Титова
274896
Светлана Белоусова
229154
Сергей Леонов
220218
Татьяна Алексеева
217916
Борис Ходоровский
197564
Наталья Матвеева
193786
Валерий Колодяжный
190365
Павел Ганипровский
174976
Наталья Дементьева
127548
Павел Виноградов
122926
Сергей Леонов
113706
Виктор Фишман
97344
Редакция
96418
Сергей Петров
89818
Борис Ходоровский
85044