НАУКА
«Секретные материалы 20 века» №19(535), 2019
Боги и люди Чёрной земли
Светлана Белоусова
журналист
Санкт-Петербург
11266
Боги и люди Чёрной земли
Царь и египетские боги

В час, когда на востоке сверкала рассветная корона Ра, а на западе гасли последние звезды, двери в покои владыки Черной Земли – Египта распахивались словно сами собой, пропуская величественного и неспешного жреца Тота Носатого, на вытянутых руках которого переливался всеми цветами радуги магический шар. Остановившись в центре зала, вошедший нараспев произносил священные слова: «Приди ко мне, Тот, священный ибис, бог, любящий Шмун, главный писец Эннеады богов! Приди ко мне, направь меня, сделай меня умелым…» Фараон молча внимал жрецу, наблюдая через окно за тем, как на Земле Та-Кемет начинался еще один день, точно такой же, какие бывали прежде и какие будут повторяться еще десятки веков…

Арена славы

Бог Тот – «который высчитывает небеса, звездочет и измеритель земли», изображаемый обычно с головой ибиса, – по рождению принужден был оставаться в тени Ра, победителя бессмертных, который «пожирал их внутренности вместе с их чарами». Как сказано в начертанной на стенах гробницы Сети I «Книге Коровы», Ра назначил Тота, божество луны, правителем лишь на то время, пока его светило скрывалось за горизонтом, то есть на ночь.

Но не так просто и не гладко складывались отношения Извечных. Бог солнца был по натуре до того горяч, что однажды, как записано на папирусах, даже проклял все до единого дни года. Лишь благодаря Тоту, рисковавшему впасть в немилость, удалось освободить пять дней от этой грозной кары. Ведь Тот был мудрейшим из небожителей, определявшим меру вещей, чтобы умиротворять все сущее на земле и в небесах…

Трудно сказать, как повелитель луны относился к тому, что ему постоянно приходилось быть на вторых ролях. Но, что бы ни творилось в небесной выси, на берегах священной реки тысячелетиями длилось противоборство жрецов, поклонявшихся бессмертным Тоту и Ра, и не было видно конца этой вражде. Как не было в Та-Кемет и предела благам, которые получал победитель. А потому борьба под знаменами небожителей имела совершенно земные корни…

Удел сына солнца

Египетский царский род, согласно преданию, произошел от любви Ра и супруги верховного жреца, и, значит, фараон мог считаться сыном солнца по плоти. Царь был сам Ра, «чье видимое тело – солнечный диск, и который живет вечно». Он был «тот, кто умножает добро, кто умеет дарить. Он – бог, царь богов. Он знает всех, кто его знает. Он вознаграждает тех, кто ему служит».

Так было начертано на папирусах. В реальности фараон жил, разумеется, не в заоблачных высотах. Даже дворец его был всего лишь окруженной садами просторной постройкой, которая отличалась от домов знати только размерами. Молясь Извечным, царь просил того же, в чем возникает нужда даже у самого незаметного из людей: благополучной жизни для себя, счастливой судьбы для сына и – главное – щедрых разливов Нила, дарующего жизнь всем обитателям страны, раскинувшейся на берегах Великого Потока.

На восходе, приподняв свое чело с изголовья в форме полумесяца, точно такого же, на каком проводил ночи любой житель его страны, фараон приступал к ежедневным делам, соответствующим одной из основных заповедей Книги мертвых: «Накормить голодного, напоить жаждущего, одеть нагого». И все выполнялось в точности, однако… Как это случается чаще всего, единственными «обделенными жизнью», с которыми «тот, который знает всех» имел дело изо дня в день, были жрецы.

Мудрость и золото

О том, как жрецы боролись за место у трона и за возможность давать сыну солнца советы, рассказывается во многих папирусах. Более того, судя по этим свидетельствам, бывали времена, когда служители богов стремились оттеснить царя и править страной по своему разумению. Известно также, что фараоны, чьей обязанностью являлось поддержание страны в мире и согласии, даровали храмам многое – до 10 процентов египетских земель и шести процентов населения страны.

Хозяином сокровищ, что веками скапливалось в стенах храмов, считались, разумеется, сами боги, но и жреческая служба оплачивалась совсем неплохо. Оттого и появилась в семьях египетского духовенства традиция передавать должность по наследству. Иной раз не только сыновья, но даже жены или дочери служителей культа занимали место главы семейства, удалившегося на просторы Иалу – нивы праведников, куда попадали безгрешные души. 

Существует папирус, повествующий о борьбе семьи – деда, отца и внука по имени Потенсе – с группой жрецов, претендовавших на их доходное место. В этом необычайно жестоком противостоянии были хороши любые средства: клевета, интриги – все, вплоть до устранения врага с помощью яда песчаной змеи...

Верховный жрец Ра именовался «Великий Созерцанием Бога», верховный жрец Тота – «Великий Пятерик Храма». Оба они, избираемые непосредственно царем, назначали себе помощников: хемнечеров (рабов божьих»), совершавших в храмах обряды; херихебов – чтецов, выбиравших имя сыну фараона; неокоров («метельщиков храма»), чья работа считалась особенно почетной, а также писцов Дома Жизни, составлявших заупокойные тексты.

Кстати, профессия писца в Древнем Египте считалась почтенной, но порой бывала и опасной. Человек, увы, слаб, искушения поджидают его на каждом шагу, а за всякую подделку или неправильную запись закон Черной Земли карал беспощадно, предписывая публично отсекать преступнику обе руки. Казнь, безусловно, жестокая… Но желание стать грамотным у жителей Та-Кемет данный закон ни в коей мере не отбивал, потому что Тот, даровав людям письменность, одновременно защитил их от соблазнов.

Школы назывались на берегах священного Хапи «здравницами души», так как дурные мысли, согласно представлениям египтян, вызываются к жизни лишь одним – невежеством. Тем же, кто не ленится учиться, обязательно помогает «рассеивающий потемки сердца» бог мудрости с головой ибиса.

Древняя поговорка: «Много мудрости – много печали» – на образование не распространялась. Следуя заветам Тота Носатого, египтяне прилежно учились читать и писать, причем занимались этим усердно и охотно, что доказывают пережившие тысячелетия письма и изображения древних почтальонов, развозивших весточки в огромных, навьюченных на коней мешках…

Каждому по справедливости

Ни одно дело в государстве не совершалось без участия жрецов. И за каждое им несли плату – золотые и серебряные кольца. Все имело свою, определенную законом цену. К слову, даже за поиск пропажи расплачивались установленной суммой. В особых списках, где были зарегистрированы все без исключения египтяне, имелась графа, в которой указывались источники их дохода.

Это правило распространялось и на воров, объединенных в особую касту, во главе которой стоял выборный старшина. Поэтому, обнаружив, что у него из дома пропала какая-либо вещь, любой житель Та-Кемет, охраняемой Извечными, мог обратиться к главе «гильдии воров». Старшина, которому рядовые грабители сдавали добычу по описи, сверялся со своей «конторской книгой» и возвращал вещи пострадавшему. Делалось это, естественно, небескорыстно. Потерпевший платил четверть стоимости собственного имущества, что составляло прибыль вора.

Членов касты воров, при условии точного соблюдения ими устава своего объединения, никакое наказание не ожидало. Губительные серебряные и медные копи, куда ссылали тех, кто посмел восстать против сына Ра, им не грозили. А значит, можно было, получив вознаграждение, вволю попировать, заменив надоевшие лепешки из сердцевины стеблей лотоса на окорок газели и запивая ужин соком благородной лозы из Библа. Принимая от слуги наполненную чашу, они произносили над маленькой позолоченной фигуркой мумии застольную фразу: «Да будем мы петь и веселиться, пока не стали такими, как она!»

Что же касается пострадавших, их траты уплатой четвертины не заканчивались. Разве можно было не возблагодарить богов за то, что семейные ценности возвращены в дом?..

Лекари души

В дни затмения, когда бог солнца закрывал свой лик, его служители говорили: «Ра сделал это, ибо знает, что человек способен предать Извечного в угоду тщеславию или корысти». Рассказывали они и о том, что жена верховного жреца Раусера когда-то зачала от бога Ра троих детей, которым их отец предрек великое будущее. Историю эту завершали словами: «Думай и цени свою жизнь. Так советуют тебе жрецы Ра». Так разве возможно было после таких речей не подарить храму Всевидящего и Всезнающего участок пашни?!

Жрецы Тота без устали напоминали, что именно Тот Носатый определяет высоту, до которой должен подняться великий Хапи во время разлива, отчего зависит плодородие и, следовательно, существование всех жителей Египта. Именно этот милостивый бог вел протокол во время суда Осириса и при этом старался сделать так, чтобы покойного оправдали. Служители Тота, дающего знания врачам, посылали лекарей к тем, у кого нарушался «ход сердца, из которого ведут сосуды к любой части тела», утверждая, что выздоровление будет напрямую зависеть от пожертвований храму. И как же можно было обойти стороной дом бога-избавителя, не принеся ему в жертву хотя бы теленка?

Жрецы были везде. Они знали все и не посвящали в свои таинства никого. Мальчики, отдававшие своих осликов внаем за небольшую плату; колдуньи, готовившие снадобья из глаз обезьяны, перьев ибиса и полотняных тряпиц с черными знаками; верховный судья – джати, носивший на груди изображение богини истины Маат; и даже сам сын солнца – все нуждались в их помощи. При этом далеко не каждый служитель богов проводил в священных трудах целые дни без перерыва. Большинство из них были обязаны исполнять свою работу в храме лишь один месяц из четырех. В эти дни они вели аскетический образ жизни, ежедневно совершали обряд омовения и давали обет воздержания. По истечении же данного срока жрецы возвращались домой и три месяца жили, ни в чем себе не отказывая. Более того, они не были должны служить всю жизнь одному и тому же богу и поэтому время от времени переходили из храма в храм.

Жрецы ценили установившийся порядок жизни и готовы были на многое, лишь бы сохранить и приумножить сыпавшиеся на них блага. Они были посредниками между людьми и богами, но при этом сами оставались всего лишь людьми, которым ничто человеческое не было чуждо.

А между тем, как показала история, ни одному из великих богов, денно и нощно занятых собственными проблемами, не было никакого дела до живущих на Земле Та-Кемет людей. Которые возводили в их честь храмы и, прикрываясь их именами, решали свои личные проблемы: богатели или разорялись, играли на систре или провожали в последний путь усопших, красили волосы, строили канал Та-Тенат или писали повесть о жреце Сетне Хаемусе. И это было правильно…


29 Августа 2019

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


880 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
76675
Борис Ходоровский
56682
Виктор Фишман
52467
Богдан Виноградов
43538
Роман Данилко
26625
Сергей Леонов
25714
Дмитрий Митюрин
22768
Татьяна Алексеева
11923
Александр Путятин
11864
Светлана Белоусова
11266
Дмитрий Митюрин
11165
Наталья Матвеева
9952
Павел Ганипровский
9022