СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №23(539), 2019
Олег Пеньковский – изменник или патриот?
Александр Путятин
писатель-историк
Москва
2184
Олег Пеньковский – изменник или патриот?
Олег Пеньковский на суде

57 лет назад, 19 октября 1962 года, по дороге на работу оперативниками КГБ был арестован полковник ГРУ Олег Пеньковский. В историю разведки он вошел как самый результативный «перевертыш» – двойной агент, чья работа на врага нанесла максимальный урон родной стране. Но некоторые его действия заставляют в этом усомниться… 

По официальной версии, этот «иуда» сдал натовцам свыше 600 советских разведчиков (в большинстве своем – кадровых офицеров), раскрыл структуру и методы работы ГРУ, предоставил много политической информации. А главное, рассказал ЦРУ и МИ-6 об общем числе, составе, местах базирования и тактико-технических данных советских ракет, о стратегических планах Генштаба и о намерениях руководства страны.

Величайший шпион?

В опубликованном на Западе отчете ЦРУ вербовка этого человека называлась «самой продуктивной… тайной операцией из всех, что когда-либо предпринимались… против СССР». В 1971 году директор ЦРУ Ричард Xелмс заявил, что Пеньковский помог предотвратить третью мировую войну. Известный историк, профессор Кембриджского университета Кристофер Эндрю называл его «самым крупным агентом британской разведки в рядах советских спецслужб», а писатель Джеролд Шехтер утверждал, что Олег Пеньковский был «величайшим шпионом всех времен».

Однако со временем сквозь бурю восторга стали прорываться другие голоса. Скептики указывали, что сообщения Пеньковского на поверку оказались далеки от действительности. Так, в начале 1960-х годов у СССР еще не было разделяющихся боеголовок и крылатых ракет, о которых он сообщал, – они появились позже. А из 600 выданных «агентов» ни одного не удалось арестовать за шпионаж, – очевидно, многие из них вообще не имели отношения к спецслужбам. Сотрудник МИ-5 Питер Райт публично заявил, что Пеньковский работал в интересах СССР, «скармливая» Западу дезинформацию, а шеф контрразведывательного управления ЦРУ Джеймс Энглтон сказал, что всегда считал Пеньковского агентом КГБ. Да и в России об этом говорят журналист Александр Хинштейн и разведчик Анатолий Максимов, сам игравший роль канадского шпиона.

Альтернативная версия интересна тем, что объясняет те странности в поведении Пеньковского, перед которыми пасуют сторонники теории его предательства. Например: почему он согласился работать на западные разведки за такую мизерную плату и зачем фотографировался в форме английской и американской армий? Для чего увез эти снимки в СССР и почему пренебрегал личной безопасностью?

Чтобы лучше понять логику скептиков, надо вспомнить, в каких условиях проходила вербовка Олега Пеньковского. К 1957 году ведущим советским политикам стало ясно, что Никита Хрущев все глубже заводит страну в тупик, и потому Молотов и Каганович решили отстранить его от власти. 22 июня на заседании Президиума ЦК они открыто выступили против Хрущева. Большинство готово было их поддержать, но министр обороны Жуков и председатель КГБ Серов заставили перенести обсуждение на пленум ЦК. В итоге в отставку отправилась «антипартийная группа Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувший к ним Шепилов».

Хрущев «отблагодарил» спасителей в свойственной ему манере. 29 октября 1957 года Жукова на посту министра сменил Родион Малиновский, а через год та же участь постигла Серова – его отправили в Министерство обороны, руководить ГРУ. КГБ же возглавил Александр Шелепин, бывший до этого первым секретарем ЦК ВЛКСМ.

Считая новых силовиков своими выдвиженцами, Хрущев рассчитывал на их лояльность – и заблуждался. Когда созреет очередной заговор, Малиновский обеспечит этому делу военную поддержку, а Шелепин встанет во главе заговорщиков. Но это будет позже, а пока у силовиков были другие заботы. Хрущевская реформа армии сократила ее численность более чем на 40 процентов. Были «утилизированы» тысячи танков и самолетов, порезаны на металлолом многие крупные корабли. Баланс сил резко сдвинулся в пользу американцев, которые все это время наращивали военные расходы. И, как следствие, усилилось дипломатическое давление на СССР. Ожидалось, что оно перейдет и в военную плоскость. 

Капризы «Героя»

Соотношение сил было ужасающим: ядерных зарядов у США больше в десятки раз, средств их доставки – в сотни. Но первый же шаг назад привел бы к распаду «мировой системы социализма», и возможности СССР уменьшились бы вдвое. Исчез бы даже теоретический шанс добиться паритета.

Единственная надежда была на закрытость советского общества: НАТО можно было попробовать убедить, что СССР сильнее, чем кажется. Так что Шелепину требовался канал дезинформации, чтобы обрушить на США водопад лжи. А для этого был нужен особый человек: умный, смелый, находчивый и беззаветно преданный. Он должен был иметь доступ к секретам – и мотивы для перехода на сторону врага.

В числе кандидатов оказался давний знакомый Шелепина – Пеньковский. В 1941–1942 годах они контактировали по работе, и, изучив его досье, Шелепин понял, что лучшего кандидата ему не найти. Боевой офицер. Был дважды ранен. Имеет пять орденов и восемь медалей. Связи в высших армейских кругах – на зависть многим. И есть пара «дефектов», из которых можно выстроить мотив для измены: долгое ожидание генеральской должности и скрываемое белогвардейское прошлое отца.

Пеньковский мечтал вписать свое имя в мировую историю, и Шелепин обещал помочь ему в этом. Однако первые попытки выйти на ЦРУ закончились провалом: американцы не поверили Пеньковскому. Тогда Шелепин сменил тактику. Теперь его агент стал буквально навязывать ЦРУ информацию. В июне 1960 года он остановил на Москворецком мосту американских туристов и передал в посольство письмо с подробностями уничтожения У-2 и захвата Пауэрса. Но ответа на это не последовало.

Шелепину снова пришлось придумывать новый ход. Его агент оставил американцев в покое и начал бомбардировать письмами англичан. И наконец успех – на контакт с Пеньковским выходит сотрудник МИ-6 Гревилл Винн. 20 апреля 1961 года во время командировки в Лондон Винн пригласил Пеньковского на встречу со своими коллегами из ЦРУ и МИ-6. Полковнику сказали, что его письма заинтересовали руководство. На время службы в России ему положен оклад – 3000 долларов в месяц. После перехода на Запад можно будет получить должность (на выбор) в структурах английской или американской разведки. Работать предстоит под псевдонимами Янг и Алекс. По деньгам Пеньковский не торгуется, а псевдонимы вскоре потребует заменить. Пусть лучше будет Герой, настаивает он… и кураторы соглашаются.

Это был первый «каприз» Пеньковского. Дальше будет еще несколько. А реакция кураторов на его «взбрык» позволяет понять, насколько высоко они оценивают информацию. Ведь псевдонимы утверждены начальством, и менять их по прихоти агента – жуткая морока. Согласие исполнить «каприз» означает, что сообщения Пеньковского в ЦРУ и МИ-6 считают достоверными и важными. Шелепин может спокойно ставить плюсик против второго пункта плана – его агент вошел в доверие к «работодателям».

Грандиозный блеф!

6 мая Пеньковский вернулся в Москву и занялся «сбором агентурной информации». Снимки секретных документов, карт и чертежей, аналитические справки и политические обзоры… Агент работает по-стахановски.

С 18 июля до 8 августа Герой снова в Лондоне. За 20 дней английская разведка проводит с ним пять конспиративных встреч – по нескольку часов каждая. Агент передает кураторам 20 пленок с материалами о ракетных войсках СССР. И это снова сопровождается «капризами». Пеньковский хочет быть представленным королеве или премьер-министру! Пусть они лично поблагодарят Героя за помощь в борьбе против СССР. А еще ему не терпится примерить мундиры английской и американской армий, ведь скоро надо будет выбрать один из них. «Прихоти» удовлетворяются. Герой увозит в Москву снимки в английской и американской форме, а премьер-министр передает ему благодарность через шефа МИ-6. Шелепин может поставить третий плюсик. Легенду о суперракетах Запад проглотил, не подавившись.

Третья встреча с кураторами прошла в Париже, куда Олег Пеньковский прилетел 20 сентября. В аэропорту Ле-Бурже он передал Винну 15 микропленок с материалами, а затем кураторы вызвали Героя на конспиративную квартиру, чтобы уточнить детали. Они поручили ему оборудовать 10 тайников в Москве и через них передавать материалы в английское и американское посольство. В Париже Герой не «капризничает». Ведь натовцы хотят ускорить получение информации и готовы рисковать коллегами из посольств! Что это, если не показатель возросшего доверия?

Шелепин довольно потирает руки: канал «слива» работает без перебоев. Теперь можно смело идти на обострение по Кубе – если возникнут сложности, Герой быстро вправит Кеннеди мозги! За границу Пеньковский больше не рвется. Он оставляет информацию в тайниках и проводит короткие встречи со связными в Москве. Так удобней. Меньше вопросов – ниже вероятность провала.

Параллельно готовится компромат на Серова. По правилам все офицеры ГРУ, посещающие западные посольства, должны согласовывать визиты со Вторым главным управлением КГБ. Однажды Пеньковский «забыл» это сделать. Контрразведка возмутилась. Из ГРУ в КГБ ушло письмо за подписью Серова с просьбой замять недоразумение. Бумагу с удовольствием подшили в досье. Шелепин к тому времени уже ушел на повышение – стал секретарем ЦК, курирующим силовиков. КГБ возглавил его ставленник Владимир Семичастный. 

Операция в Москве подходит к финалу. Пеньковский сообщает кураторам, что СССР отправил на Кубу 40 ракет средней дальности Р-12. Вскоре ЦРУ получило подтверждение – авиаразведка обнаружила строящиеся стартовые площадки. Аналитики идентифицировали их по схемам и чертежам, которые добыл Пеньковский.

Агент больше не нужен, и его выводят из игры. 22 октября 1962 года чекисты арестовывают Героя. На квартире у Пеньковского изымают «Минокс», отснятые пленки, шифроблокноты и прочую шпионскую атрибутику. Доказательств для суда – более чем достаточно.

А в это время по другую сторону Атлантики заканчивается последняя стадия «большой игры». 27 октября 1962 года советские ПВО сбивают американский У-2 в небе над Кубой. Мир замирает в ужасе. Все уверены: сейчас последует ответный удар. Но легенда о суперракетах работает без сбоев. В ночь на 28 октября Кеннеди обещает Хрущеву не нападать на Кастро. Стороны идут на компромисс: СССР выводит ракеты средней дальности с Кубы, а США – из Турции и Италии. Кеннеди дают сохранить лицо – его ракеты уплывают домой на два месяца позже советских и без газетной шумихи.

Международная обстановка приходит в норму, и у Шелепина появляется возможность спокойно довести до конца вторую часть плана. Серова отстраняют от должности за вопиющие провалы в работе, и больше никто не может помешать Шелепину готовить смещение Хрущева. А Пеньковский? Некоторые считают, что он не был расстрелян, остался жив и коротал дни с измененной внешностью и фамилией. Правда, никаких подтверждающих это фактов нет...


18 Октября 2019

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


880 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
74702
Борис Ходоровский
53521
Богдан Виноградов
40302
Сергей Леонов
25584
Роман Данилко
23959
Дмитрий Митюрин
12475
Александр Путятин
11721
Светлана Белоусова
11044
Татьяна Алексеева
10932
Наталья Матвеева
9791
Павел Ганипровский
8820
Дмитрий Митюрин
8076
Богдан Виноградов
7470