СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №17(351), 2012
Разоблачители шпионских тайн
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
2568
Разоблачители шпионских тайн
Мемуары Павла Судоплатова стали прорывом для исследователей истории сталинских спецслужб

Никто не печется так рачительно о сохранении собственных секретов, как разведслужбы. Дай им волю, мир, возможно, не узнал бы даже о самом факте их существования. Тем не менее время идет, и достоянием гласности становятся все новые подробности деятельности самых закрытых «контор». Каким же образом происходит утечка секретной информации, через какие щели она просачивается наружу?

ЗАКОН О РАССЕКРЕЧИВАНИИ

В большинстве стран существует закон, по которому все архивные документы с течением времени подлежат рассекречиванию. Срок везде принят разный. В США – 25 лет, в Бразилии – 100. Однако практически повсеместно в том же законе прописано положение, согласно которому документ может оставаться в архиве того или иного ведомства сколько угодно долго, если его огласка угрожает интересам национальной безопасности. Благодаря этой зацепке разведслужбы имеют возможность легко уводить в тень едва ли не любую бумажку, чем они и пользуются без особых ограничений. Но правда и то, что довольно значительный массив закрытых прежде сведений все же становится достоянием гласности.

Другим фактором, открывающим целые шлюзы для выплеска наружу секретов спецслужб, является резкое изменение геополитической обстановки в стране или регионе. Так произошло после развала СССР и краха социалистического лагеря. В 1990-е годы по страницам российских СМИ пронесся настоящий вихрь сенсационных материалов «разоблачительного» характера о деятельности КГБ и ГРУ в период борьбы с белой эмиграцией, на этапе коллективизации, «больших чисток», войны Отечественной, а затем и холодной… Вместе с тем, как утверждают многие историки, в эти же годы шел и обратный процесс, контролируемый определенными политическими силами: архивы не только раскрывались, но и вбирали в себя немалое число искусно изготовленных фальшивок, призванных дискредитировать, очернить советский пласт истории.

Так или иначе, но в последнем десятилетии XX века достоянием гласности стали многие неведомые прежде читателю тайные операции советских спецслужб, впервые открылись имена целого ряда крупных разведчиков, неизвестных героев (и антигероев) «невидимого фронта». Но архивное окошко оставалось распахнутым недолго, вскоре оно снова захлопнулось… почти наглухо.

МЕМУАРЫ КОРИФЕЕВ РАЗВЕДКИ

Лет через пять после завершения Первой мировой войны на книжных прилавках стали появляться мемуары руководителей и организаторов спецслужб рухнувших империй – Австро-Венгрии, Германии, России. Специалисты доныне ценят воспоминания полковника Максимилиана Ронге «Война и индустрия шпионажа», высокопоставленного сотрудника разведки Австро-Венгерской империи, который на протяжении 11 лет (1907–1918) курировал борьбу с российской военной разведкой.

К этому же циклу примыкают воспоминания шефа германской службы военной разведки Вальтера Николаи «Тайные силы» и записки начальника военной контрразведки Петроградского военного округа Бориса Никитина «Роковые годы». Авторы подробно рассказали о противоборстве спецслужб двух военных блоков, привели подробности многих тайных операций, предприняли попытку проанализировать причины, которые привели к распаду могучих некогда монархий.

Традиции мемуарной литературы получили новое развитие в 1970–1990-е годы.

В 1972 году Рейнхард Гелен, бывший председатель БНД – Федеральной разведывательной службы Западной Германии, издал мемуары «Служба, воспоминания 1942–1971 годов». Его судьба как разведчика по-своему уникальна. В Третьем рейхе генерал-майор Гелен руководил оперативной разведкой Генштаба сухопутных войск вермахта на советско-германском фронте.

Арестованный после капитуляции Германии американцами, он сумел не только остаться на плаву, но и сохранить золотой фонд германской разведки, отделить ее образ от преступлений нацистского режима. Под его руководством БНД превратилась в мощную разведывательную структуру, которая вела агентурную работу за пределами ФРГ. В своей книге Гелен, которому приходилось иметь дело со многими видными организаторами разведки, сильнейшими из них признавал Вильгельма Канариса и Аллена Даллеса.

Понятны те причины, по которым автор не включил в этот список своего извечного соперника – выдающегося организатора внешней разведки ГДР Маркуса Вольфа. Вольф, как и Гелен, создавал разведслужбу тоже на пустом месте, только руководствовался иными принципами, да и биография у него была совсем другая. Действуя сначала под патронажем советской разведки (Гелен в эти годы числился служащим ЦРУ), Вольф выпестовал высокопрофессиональную, эффективную организацию, которая зачастую переигрывала БНД. Достаточно сказать, что агенты Вольфа проникли в аппарат и ближайшее окружение федерального канцлера Германии, в министерство обороны и министерство иностранных дел ФРГ, в аппарат западногерманского представительства в НАТО и даже в саму БНД.

Отдав секретной службе более 30 лет, Вольф вышел в отставку еще до падения Берлинской стены. В новой Германии он прошел через аресты и допросы, унижения и тюрьму, клеветническую кампанию травли в СМИ, столкнулся с предательством недавних союзников и трагедиями бывших подчиненных. Он мужественно вынес все испытания, не выдал никого из своих соратников, отверг щедрые посулы со стороны ЦРУ. Во многом благодаря его твердой позиции Федеральный конституционный суд вынес в 1995 году решение, что бывшие офицеры разведки ГДР не подлежат в ФРГ преследованию за измену Родине и шпионаж.

В 1997 году легендарный разведчик выпустил мемуары «Человек без лица», в которых рассказал о секретах Штази и о своей персональной роли на фронтах «тайной войны». В США книга мгновенно стала бестселлером (в России она вышла позже под названием «Игра на чужом поле»).

Вообще в течение 1990-х годов появились мемуары многих отечественных корифеев спецслужб. Наибольший интерес вызвали, пожалуй, воспоминания патриарха советской разведки Павла Судоплатова «Разведка и Кремль», а также «Спецоперации».

Быстро исчезли с прилавков воспоминания Владимира Крючкова «Личное дело», Леонида Шебаршина «Из жизни начальника разведки», Юрия Дроздова «Вымысел исключен», Дмитрия Быстролетова «Путешествие на край ночи», Зои Воскресенской «Теперь я могу сказать правду» и многие другие.

Несмотря на обилие приводимых фактов, авторы перечисленных мемуаров даже на литературном поприще оставались разведчиками, тщательно дозируя информацию и не упоминая ни одного имени или события, которые все еще могли оставаться засекреченными. Но, кажется, волна подобных публикаций тоже пошла на убыль.

Власти многих стран, включая западные демократии, взирают в наши дни на литературные упражнения бывших разведчиков с явным неодобрением. Характерная история произошла со Стеллой Римингтон, которая руководила английской контрразведкой МИ-5 в 1992–1996 годы. Выйдя в отставку, дама спустя какое-то время по просьбе солидного издательства написала воспоминания о буднях спецслужбы. Но опубликовать их оказалось делом хлопотным. Ознакомившись с отдельными главами из рукописи, представители британского правительства и руководители спецслужб сочли затею госпожи Римингтон «предательством». Напрасно она доказывала, что в ее книге нет ничего такого, что подходило бы под определение «секреты МИ-5». В ответ ей заявили: рукопись опасна уже тем, что в ней раскрыта методика работы контрразведки. При этом нашлись горячие головы, которые потребовали арестовать автора за нарушение закона о неразглашении государственной тайны.

СВИДЕТЕЛЬСТВА ПЕРЕБЕЖЧИКОВ

Еще одним источником утечки секретной информации являются всякого рода перебежчики, двойные агенты, «идейные» невозвращенцы, перерожденцы, изменники и предатели, авантюристы и любители легкой наживы. Готовясь переметнуться в противоположный лагерь, они хорошо понимают, что отношение к ним будет тем серьезнее, чем более ценную добычу они сумеют унести с собой «в клюве».

Одним из наиболее значимых перебежчиков стал руководящий сотрудник архивного отела КГБ Василий Митрохин, «дядя Вася», как называли его когда-то коллеги. На протяжении многих лет, пользуясь служебным положением, он копировал вручную тысячи документов, проходивших через его руки, и ухитрялся выносить эти копии за проходную. Рукописные бумажки Митрохин прятал у себя на даче.

В 1992 году «дядя Вася», уже находившийся на пенсии, счел, что наступил благоприятный момент для передачи наворованной информации одной из ведущих западных разведок. В конечном счете ему удалось договориться с британской разведкой МИ-6, которая организовала вывоз за границу как самого Митрохина с семьей, так и его добычи. Кстати говоря, подробности этой операции засекречены до сих пор.

Вот, казалось бы, сейчас мир ахнет от сенсационных разоблачений. Ничуть не бывало! Сначала англичане в течение шести лет проверяли каракули Митрохина по своим базам данных, затем, в свою очередь, засекретили оказавшиеся у них сведения. Лишь после этого Митрохину разрешили написать в соавторстве с английским историком разведки Кристофером Эндрю книгу «КГБ в Европе и на Западе», которая увидела свет в 1999 году. Одновременно издание вышло в США под названием «Меч и щит». Второй том «Архива Митрохина» с подзаголовком «КГБ и мир» появился в 2005 году, уже после смерти перебежчика.

Сказать по правде, западная общественность, ждавшая от выхода двухтомника каких-то особенно громких скандалов, была несколько разочарована. В обеих книгах обосновывались те факты, которые в той или иной степени уже были известны западному разведсообществу. Однако, по мнению экспертов, британская разведка рассекретила не более трех процентов содержимого архива Митрохина. Основной массив сведений, главные тайны русских шпионов МИ-6 держит за семью замками из оперативных соображений и, похоже, будет держать еще долго.

СКАНДАЛЬНЫЕ «ПРОКОЛЫ»

Время от времени мир узнает о секретах спецслужб благодаря скандальному провалу какой-либо из тайных операций. В 1978 году по особому заказу болгарских спецслужб, в ту пору наших собратьев по оружию, наши умельцы сконструировали мужской зонт для спецопераций, с помощью которого в организм жертвы можно было вводить растворяющуюся капсулу с рицином. Первый укол ядовитым зонтиком был нанесен в Лондоне болгарскому писателю-диссиденту Георгию Маркову. Но агент сработал без должной сноровки. Марков не только почувствовал болевой импульс, но даже успел обернуться и запомнить внешность человека, уколовшего его кончиком зонта. Более того, дождавшись врачей, писатель сообщил им о нападении.

Обследуя пострадавшего, медики обнаружили на его бедре след укола, а под кожей – мини-капсулу в полуразложившемся состоянии. Однако спасти Маркова не удалось. Зато новое «секретное оружие» восточного блока перестало быть тайной.

Когда несколько позднее уже в Париже при схожих обстоятельствах «болгарским зонтиком» укололи другого писателя-диссидента – Владимира Костова, медики, знавшие о случае с Марковым, успели извлечь капсулу с ядом и спасти пациента. Дело закончилось громким международным скандалом. Других сообщений об использовании зонтиков «с секретом» в печати после этого не появлялось.

Через два десятка лет, в сентябре 1997 года, в столице Иордании Аммане потерпела фиаско спецоперация, которую израильская разведка МОССАД готовила с особым тщанием. Сюда прибыла группа из шести опытных агентов с заданием устранить главу политбюро ХАМАС Халеда Машаля, «приговоренного» за организацию взрывов в Иерусалиме.

Операцию, санкционированную на самом верху, планировалось провести «бесшумно», дабы все выглядело как естественная смерть. Яд, разработанный в секретной биохимической лаборатории, действовал так, что пострадавший сначала терял сознание, затем впадал в состояние комы, а еще спустя несколько суток отправлялся в мир иной.

Один из агентов должен был, изображая беспечного туриста, столкнуться с Машалем в небольшом пассаже перед входом в офис и как бы по неосторожности облить того кока-колой из открытой банки. Тем временем второму «туристу» надлежало брызнуть сзади ядом из распылителя на шею «объекта». В принципе, агенты выполнили задание, но без должного артистизма, чем привлекли к себе внимание со стороны соратников Машаля, которые ринулись в погоню, призывая на помощь иорданскую полицию. В участке, куда доставили задержанных агентов, выяснилось, что их канадские паспорта фальшивые.

Разгневанный король Иордании заявил, что если Машаль, который уже был подключен к системе искусственного жизнеобеспечения, не встанет на ноги, то израильских агентов будут судить по местным законам. Это означало публичную казнь через повешение.

Пришлось израильтянам спасать ненавистного врага при помощи антидота, изготовленного заранее на случай отравления ядом кого-либо из участников операции, а также пойти на ряд других уступок. Вдобавок не удалось избежать скандальной огласки «бесшумной» операции. Эта история на все лады комментировалась на страницах мировой прессы.

А ведь в случае успеха акции никто о ней и не узнал бы. Наконец, можно вспомнить о недавнем разоблачении в США группы российских агентов, из которых публике особенно запомнилась «супершпионка» Анна Чапман (до замужества Кущенко), нынешняя звезда телеэкрана. История эта, как ни странно, обошлась без международного скандала, хотя не писал о ней только ленивый.

Довольно быстро Москва договорилась об обмене десяти арестованных российских разведчиков на четверых агентов западных спецслужб, которые все до одного тоже были русскими. В отличие от времен холодной войны этот обмен вызвал в обеих странах в основном добродушную реакцию. Простые американцы подтрунивали, называя его «дешевой распродажей».

ЖУРНАЛИСТСКИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ

Весьма действенным средством проникновения в тайны спецслужб всегда оставались журналистские расследования. Удачливым охотником за шпионскими секретами зарекомендовал себя американский журналист Джеймс Бэмфорд. Адвокат по образованию, он добывал себе хлеб насущный на ниве репортерства, а заодно подрабатывал сыщиком в частном детективном агентстве.

Навыки этих трех профессий помогли ему справиться с весьма серьезной задачей. Как-то раз он обратил внимание на то, что в книжных магазинах легко найти литературу о деятельности ЦРУ и ФБР, но нет совсем ничего о спецслужбе под названием АНБ (Агентство национальной безопасности). Бэмфорд подал заявку в издательство, при этом оказалось, что издатели впервые слышат об этом агентстве. Тем не менее договор с автором они заключили и даже выдали аванс.

Начиная примерно с середины 1979 года Бэмфорд взялся за дело. Однако поиски в публичных библиотеках не принесли ощутимого результата. Тогда Бэмфорд принялся изучать доклады и отчеты о слушаниях в конгрессе, но и в них долгое время не удавалось найти никакой зацепки. Ни слова об АНБ не говорилось и в отчетах подкомиссии сената, касающихся финансирования военного строительства. (АНБ формально подчинялось министерству обороны США.)

Но однажды упорного искателя осенило. Он начал просматривать отчеты о финансировании строительства спортивных площадок на объектах министерства обороны. Уж эта информация точно не являлась секретной. И вот тут-то его ждал весьма любопытный улов. Сделав надлежащие выписки, проанализировав огромный объем скрытой между строк информации, Бэмфорд даже за голову схватился – перед ним была почти законченная картина глобальной сети пунктов радиоперехвата АНБ.

Дальше – больше. В одном из архивов ему посчастливилось найти информационный бюллетень для служебного пользования, в самом конце которого указывалось, что тот предназначен не только для сотрудников АНБ, но также для их ближайших родственников. Собранные документы позволили искателю вторично обратиться в штаб-квартиру АНБ с запросом на основании «Акта о свободе на доступ к информации», и теперь у него имелись для этого более веские доводы. Отмахнуться от назойливого журналиста уже было невозможно, и ему обещали экскурсию по штаб-квартире учреждения, а также интервью с руководящими работниками. А тут еще один из архивариусов, проникшись симпатией к настырному исследователю, ознакомил того с папками, не внесенными в каталог.

Это были личные бумаги бывшего директора АНБ генерал-лейтенанта в отставке Маршалла Картера. Выяснив, что Картер благополучно здравствует, Бэмфорд позвонил ему. Скучавший пенсионер, обрадовавшись, что о нем вспомнили, охотно согласился на встречу. Они провели вместе два вечера, и разговорам не было конца. «После этого мне уже казалось, что я знаю об АНБ не меньше, чем он», – признавался позднее Бэмфорд.

В итоге в 1982 году вышла книга журналиста «Дворец головоломок». Американцы с удивлением узнали не только о существовании неизвестной им спецслужбы, но также и о том, что АНБ – наиболее финансируемая разведка США, до возможностей которой далеко как ЦРУ, так и ФБР. Еще до выхода книги автора пытались привлечь к суду на основании «Акта о шпионаже», но Бэмфорд снова отбился благодаря своим юридическим знаниям. Однако после выхода книги АНБ заново перезасекретило все те документы, к которым Бэмфорд имел прежде доступ, и ввело для сотрудников новые, еще более жесткие ограничения на разглашение служебной информации. Но дело было уже сделано.

В 2001 году Бэмфорд выпустил новую книгу на ту же тему – «Организация тайн: Анатомия сверхсекретного АНБ». Обе эти книги по-прежнему являются наиболее полными изданиями, посвященными деятельности «агентства, которого нет». Кстати говоря, в учебных планах военного разведывательного колледжа США книга «Дворец головоломок» числится в списке обязательной для прочтения литературы. И это несмотря на то, что один из бывших руководителей агентства назвал писателя «угрозой национальной безопасности».

Вот так понемногу, по крупицам, по зернышку, ценой жертв, благодаря усилиям многих людей, а также стечению обстоятельств тайное становится явным. Но узнаем ли мы когда-нибудь обо всех секретах спецслужб? Если судить по официальным сайтам нашего разведсообщества, то подобное вряд ли когда-либо произойдет. По крайней мере, в обозримом будущем рассчитывать на это не стоит. В официальных же, тщательно приглаженных биографиях героев «невидимого фронта» то и дело встречается фраза, что отдельные операции, в которых они участвовали, не будут рассекречены никогда.

Одна из причин такой категоричности заключается в том, что на советскую разведку могли работать важные иностранные персоны, чьи сегодняшние потомки по-прежнему занимают ключевые посты в своем государстве. В такой ситуации чисто формальное рассекречивание старых документов может привести к крупному международному скандалу с непредсказуемыми последствиями.

Есть, конечно, и другие причины для молчания, о которых спецслужбы предпочитают не говорить. Иными словами, многие архивные материалы еще очень долго будут недоступны для исследователей. Но история разведки, как и всякая другая, не терпит белых пятен. Если недостает фактов, то на помощь искателю приходят версии и предположения, догадки и гипотезы, которые порой весьма точно воссоздают истинную картину минувших событий, но чаще переворачивают ее с ног на голову.


Дата публикации: 17 ноября 2023

Постоянный адрес публикации: https://xfile.ru/~0BnRr


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
9372708
Александр Егоров
1024709
Татьяна Алексеева
849068
Татьяна Минасян
418672
Яна Титова
268610
Светлана Белоусова
223332
Сергей Леонов
218902
Татьяна Алексеева
211609
Борис Ходоровский
191110
Наталья Матвеева
188778
Валерий Колодяжный
184625
Павел Ганипровский
167980
Наталья Дементьева
120562
Павел Виноградов
118377
Сергей Леонов
113204
Виктор Фишман
96917
Редакция
93674
Сергей Петров
88157
Борис Ходоровский
84586