СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №26(360), 2012
Ядерный меч для Японии
Вениамин Лукницкий
журналист
Санкт-Петербург
3456
Ядерный меч для Японии
Капитуляция U-234 поставила крест на атомной бомбе Йосио Нисины

12 августа 1945 года на рассвете в Японском море вблизи восточного побережья Корейского полуострова был произведен взрыв ядерного устройства, повлекший образование гигантского грибовидного облака. Мощность взрыва примерно соответствовала мощности американских бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки (13 и 21 мегатонна). Пробы воздуха, взятые американскими самолетами 14 августа неподалеку от места события, свидетельствовали о взрыве ядерного устройства. Это была первая и последняя атомная бомба, которую испытали японцы за три дня до объявления о своей капитуляции.

Атомную бомбу в 1941–1945 годах стремились создать не только немецкие, английские, американские и советские физики. В тайной погоне за ядерным оружием принимали активное участие и японские военные и ученые. В августе 1998 года достоянием общественности стало сенсационное сообщение ИТАР-ТАСС. Авторитетный эксперт в области ядерного вооружения Чарльз Стоун заявил, что на основе тщательного изучения архива материалов он убедился в том, что японцы еще задолго до начала Второй мировой войны работали над созданием атомной бомбы.

Советским разведчиком, узнавшим, что Япония пыталась создать собственную атомную бомбу и, возможно, хотела опередить в этой области США, был майор Алексей Косицин. В 1942–1945 годах он, работая в Токио в качестве сотрудника аппарата военного атташе, познакомился с профессором Йосио Нисина, ведущим ученым Института физико-химических исследований. В молодости Нисина учился в Копенгагене в Институте теоретической физики, слушал лекции Нильса Бора и был знаком с некоторыми ведущими физиками Германии и Англии.

В мае 1941 года военный министр Японии Хидэка Тодзио дал указание начальнику научно-технического управления военно-воздушных сил генералу Такео Ясуде изучить вопрос возможности создания урановой бомбы. Было решено все работы сосредоточить в Институте физико-химических исследований, а руководителем этих исследований был назначен Йосио Нисина.

После операции в Перл-Харборе, где авиация Страны восходящего солнца уничтожила почти весь американский флот, военная удача некоторое время сопутствовала японским генералам, и в то время атомная бомба им была не нужна. Но через год положение на фронтах Юго-Восточной Азии стало меняться не в пользу японцев. И тогда вспомнили о тайном проекте Йосио Нисины.

Во-первых, японская разведка добыла сведения о том, что в США ведутся секретные исследования в области ядерной физики с целью создания нового оружия. В Токио не без основания предполагали, что новые бомбы могут быть в первую очередь применены американцами, которые не забыли трагедии Перл-Харбора. Во-вторых, в связи с большими трудностями, появившимися у Японии в 1942 году в тихоокеанской войне, возникла необходимость создать такое оружие, которого еще не было ни у кого. Это помогло бы Японии добиться успеха в вооруженном противостоянии.

По официальной версии, которой до сих пор придерживаются историки, у японцев было очень мало шансов на успех в создании собственной атомной бомбы. Не хватало собственных запасов урановых руд, производственных мощностей для получения обогащенного урана, тяжелой воды, чистого графита и других материалов. Энергетические возможности страны тоже были ограниченны. Однако Йосио Нисина верил в свой успех. В его распоряжении были лаборатории Института физико-технических исследований и Исследовательского института авиационной техники. Ему были подчинены около ста молодых талантливых физиков, освобожденных от службы в армии.

В 1942 году к армейскому атомному проекту решил присоединиться и императорский военный флот. Под его началом был учрежден Комитет по использованию достижений ядерной физики («Урановый комитет»). В него вошел профессор Риокити Сагане. До войны он побывал в США, где проходил стажировку в Калифорнийском университете. Он познакомился со многими американскими и английскими физиками, был в курсе новых открытий и направлений исследовательских работ в физике.

К атомному проекту были также подключены физик Ценесабуро Асада и два профессора – Бунсаку Аракацу и Масаси Кикути. Председателем этого японского «Уранового комитета» стал Йосио Нисина. Возможно, поэтому японский атомный проект получил неофициальное кодовое название «Проект Ни».

В мае 1943 года Йосио Нисана направил командованию ВВС отчет о работе по созданию урановой бомбы. Суть его состояла в том, что технически ее сделать возможно. В результате обсуждения отчета Нисаны было принято решение проводить работы по двум программам: одну курировали генералы из сухопутных войск и ВВС («Токийский проект»), другую – адмиралы флота («Киотский проект»). В лаборатории Йосио Нисаны, осуществлявшего «Токийский проект», 9 марта 1943 года было принято решение делать урановую бомбу. Обогащенный уран-235 японские физики намеревались получить термодиффузионным разделением гексафторида урана. В январе они запустили термодиффузионную установку и в июле получили первые порции шестифтористого урана.

К концу 1944 года японцы располагали двумя фабриками для обогащения урановой руды.

«Флотский проект реализовал профессор Киотского университета Бунсаку Аркацу, ученик Альберта Энштейна. В Киото он построил свой циклотрон, в ядерных экспериментах на нем участвовал и будущий нобелевский лауреат физик Хидэки Юкава. Ученые в Киото сосредоточили свои усилия на создании атомных энергетических установок для флота.

Древняя легенда гласит, что японский народ ведет свой род от светловолосых голубоглазых людей, прилетевших со звезд. Она очень похожа на еще одну, которая в промежутке между мировыми войнами дала рождение нацистской партии Германии. Благодаря ей Гитлер смог провозгласить японцев «почетными арийцами» и закрепить присоединение Японии к тройственному военному соглашению. У союзников с самого начала возникла проблема, как на весь период войны обеспечить транспортировку сырья, военных технологий и новейших образцов военной техники из Европы на Дальний Восток.

Обычно для этой цели использовались германские и японские подлодки. Японцев интересовала и полная технологическая документация, и действующие образцы вооружения, например танк «Тигр-1», истребитель «Мессершмитт-163» с реактивным ускорителем. 

Поиски богатых урановых руд, необходимых для создания атомной бомбы на Японских островах, в Маньчжурии и Корее не увенчались успехом. В Токио решили обратиться за помощью к союзнику. В Германию ушла шифровка, в которой японцы с присущей им вежливостью просили прислать две тонны урановой руды. Немцы сначала решили отказать, но после личной просьбы премьера Тодзио к Гитлеру последний дал указание помочь союзникам.

В конце 1943 года от берегов Германии тайно отплыла подводная лодка, загруженная тонной урановой руды. Однако субмарине не удалось добраться до порта назначения – в Индийском океане, неподалеку от юга Малаккского полуострова, ее обнаружили и потопили американские корабли. Судя по всему, вторую тонну руды немцы не выслали, и группа, занимающаяся проектом «НИ», была вынуждена искать уран в пределах своей страны и оккупированных территорий. Несколько позднее она была найдена на северо-востоке оккупированного японцами Корейского полуострова, недалеко от поселка Хыннам, около которого был построен гигантский химический комбинат, на котором создавалась японская атомная бомба.

Однако вернемся к вопросу об оказании немцами военной помощи своим японским союзникам.

Подлодка U-234 была очень большим минным заградителем, приспособленным перевозить под водой большой груз. В последний раз она вышла в море, имея на борту 80 покрытых золотом цилиндрических контейнеров, содержащих 560 килограммов оксида урана, несколько деревянных бочек, наполненных «тяжелой водой», инфракрасные неконтактные взрыватели. Груз сопровождали доктор Гейц Шлике – изобретатель этих взрывателей и два японских офицера. Когда U-234 загружалась в германском порту, радист Вольфганг Хиршфельд обратил внимание на то, что японские офицеры пишут «Уран-235» на бумаге, в которую завернуты контейнеры, перед тем как загрузить их в трюм лодки. 

Оксид урана, находившийся на борту U-234, представлял собой высокообогащенный уран, скорее всего уран-235, последнюю стадию перед превращением его в металлический уран, пригодный для создания атомной бомбы.

16 апреля 1945 года началась последняя в годы войны операция по доставке в Японию новых военных технологий и специальных грузов. U-234 покинула норвежский порт, где устраняла повреждения, полученные после столкновения с другой немецкой субмариной. Две недели лодка шла на перископной глубине в режиме полного радиомолчания. 10 мая, получив адресованный всем немецким субмаринам приказ адмирала Денница о прекращении военных операций, экипаж сдался американцам.

Когда командир U-234, которая после капитуляции Германии направлялась в Японию, сообщил японским офицерам о своем решении сдаться американцам, полковник военно-воздушных сил Гендзо Сёси и инженер и капитан военно-морского флота Хидео Томонага совершили харакири и были с воинскими почестями похоронены в море немецкими подводниками.

Американский историк Джозеф Фаррелл, говоря о последнем походе U-234, верно замечает, что характер находящегося на ее борту груза, технической документации и специалистов заставляет по-новому взглянуть на некоторые общепризнанные факты из истории Второй мировой войны.

В самом деле, почему, незаметно покинув Германию, после двухнедельного перехода в режиме полного радиомолчания подлодка U-234 затем сдалась американским ВМС, отдав в руки США, по сути, своих врагов, и оксид урана и «тяжелую воду», и взрыватели, и их изобретателя Гейнца Шлике, хотя предназначалось это все для нужд военно-промышленного комплекса Японии.

Ряд исследователей полагает, что сделано это было по приказу Мартина Бормана, который тем самым обеспечил свободу не только себе, но и некоторым представителям Третьего рейха, которые ушли в глубокое подполье, для того чтобы продолжать свою деятельность.

Конечно, о степени успешности японской ядерной программы можно строить только догадки. Документальных свидетельств у историков крайне мало. Однако можно предполагать, что если Йосио Нисина, осуществлявший «Токийский проект», занимался непосредственно созданием атомной бомбы, то Бунаку Аркацу, курирующий «Флотский проект», руководил созданием систем запуска небольших самолетов со специально оборудованных для этих целей подводных лодок. В пользу этого предположения, если исходить из материалов, собранных исследователем-историком Полюхом, говорит тот факт, что после капитуляции Японии американцы получили в качестве трофеев несколько подводных лодок, на которых планировалось установить авиационные катапульты для запуска небольших самолетов. Не исключено, это они рассматривались как возможные носители ядерных зарядов, хотя, зная массы первых атомных бомб, возможность реализации этих идей японцами можно поставить под сомнение.

Гипотетически японские физики могли пойти своим путем при создании ядерного оружия. Современные наследники древнего мудреца Гермеса Трисмегиста утверждают, что в природе имеется несколько видов энергии атома. Европейские же физики смогли открыть в первой половине XX века только один вид ядерной энергии, на основе которого построены сегодня и ядерные заряды, и атомные электростанции.

Член русского географического общества Иван Кольцов утверждает со ссылкой на американских исследователей, что во время Второй мировой войны Япония вела работы по созданию сверхсекретной бомбы большой разрушительной силы, но иного, чем у американцев, принципа действия. И на рассвете в Японском море был произведен ее взрыв, повлекший образование гигантского грибовидного облака. Ее мощность примерно соответствовала мощности американских бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки.

По мнению Кольцова, для создания этой бомбы на острове Матуа (Курильская гряда) японцы добывали редкоземельный металл, их физики нашли способ использовать его в качестве взрывчатого вещества. Аналогичный металл имеется и на ряде других Курильских островов, в районе которых в послевоенные годы были замечены неопознанные аквалангисты и малоразмерные подводные аппараты.

В период японской оккупации (1910–1945) на северо-востоке Корейского полуострова японский промышленник Ногучи выстроил целую сеть заводов в районе рек Ялуцзян, Чосин и Фусен. Последние две реки японский магнат перекрыл плотинами, чтобы мощные гидростанции вырабатывали огромное количество энергии, необходимое для его заводов. В целом три реки поставляли более миллиона киловатт электроэнергии для нужд комплекса. Еще в 1926 году Ногучи заключил сделку с японской армией, и с тех пор сеть его заводов значительно выросла. В эти годы в этом районе недалеко от второго по величине города Кореи Хамхына был построен гигантский Хыннамский химический комбинат, на котором работало более 40 000 человек. Рассекреченные документы показывают, что неподалеку находились залежи урановой руды.

Новые данные позволяют утверждать, что в Японии проводились эксперименты по применению атомной энергии, а завод, в частности, изготавливал бомбы. Эта часть завода постоянно находилась под надежной охраной. 

В начале 1940-х годов японцы установили на его территории циклотрон, необходимый для исследования ядерных реакций, а несколько позже начали проводить обогащение урана методом газовой диффузии с целью получения урана-235, необходимого для создания атомной бомбы.

Вскоре после окончания Второй мировой войны американская разведка на Тихом океане получила потрясающее донесение: японцы перед самой капитуляцией изготовили и успешно испытали атомную бомбу. Работы велись в Хыннаме, на севере Корейского полуострова. Война завершилась прежде, чем это оружие увидело боевое применение, а производство, где его изготовляли, теперь находилось в руках русских.

Летом 1946 года эти сведения были преданы широкой огласке. Дэвид Снелл, сотрудник двадцать четвертого следственного отдела, работавшего в Корее, после своего увольнения написал об этом в газете «Атланта конститьюшн». 

Заявление Снелла основывалось на голословных утверждениях японского офицера. Этот офицер сообщил Снеллу, что ему было поручено обеспечение безопасности данного объекта. Снелл, излагая своими словами в газетной статье показание японского офицера, утверждал: в пещере в горах неподалеку от Конана (Японское название Хыннама) работали люди, ведя гонку со временем, завершая работы по сборке «гендзей бакудан» – так по-японски называлась атомная бомба. Это было 10 августа 1945 года (по японскому времени), всего через четыре дня после того, как атомный взрыв разорвал небо над Хиросимой, и за пять дней до капитуляции Японии. С севера приближались советские войска, вступавшие через Маньчжурию. Вскоре после полуночи из пещеры мимо бдительных часовых проехала колонна японских военных грузовиков. Колонна долго петляла по долинам мимо спящих деревень… В прохладном предрассветном воздухе японские ученые и инженеры погрузили гензай бакудан на корабль, стоящий в порту Конана. Когда корабль вышел в море и приблизился к небольшому островку в Японском море, последовали последние приготовления. На протяжении всего дня до наступления темноты вокруг вставали на якоря старые суда, джонки и рыболовецкие баркасы.

12 августа перед рассветом управляемый дистанционно катер прошел мимо стоящих на якоре судов и причалил к острову. Его единственным пассажиром была гендзай бакудан. Часовой механизм вел отсчет времени. На востоке со стороны Японии небо начало светлеть. В то мгновение, когда край солнца показался над морем, среди стоящих на якоре судов сверкнула яркая вспышка, ослепившая наблюдателей, даже несмотря на то, что те были в защитных очках, которыми пользуются сварщики. Огненный шар имел в диаметре предположительно тысячу ярдов (около тысячи метров). Разноцветное облако клубящегося пара взметнулось к небесам, принимая в атмосфере грибовидную форму.

Дым и бурлящая вода полностью скрыли суда, находившиеся непосредственно под местом взрыва. Те корабли и джонки, что находились с краю, вспыхнули огнем. Когда воздух чуть прояснился, наблюдатели увидели, что несколько кораблей бесследно исчезли. В этот момент гендзай бакудан по яркости была сравнима с поднимавшимся на востоке солнцем.

Япония довела до совершенства и успешно испытала атомную бомбу, такую же разрушительную, как и те, что стерли с лица земли Хиросиму и Нагасаки.

Сообщение об испытании японской атомной бомбы вызвало шок американской разведки. Там считали, что у японцев не было для этого ни ресурсов, ни квалифицированных физиков, ни достаточного количества электроэнергии, необходимой для обогащения урана, ни достаточного количества рабочих.

Потеря Хыннама поставила крест на надежде японцев обрести ядерное оружие. Шансов не проиграть войну у них почти не осталось. 

По мнению историков, на решение японского правительства о капитуляции повлияли не столько ядерные удары, сколько утрата Хыннама в результате стремительного наступления советских войск. А американские ядерные бомбардировки были произведены больше для того, чтобы продемонстрировать русским силу своего оружия для сдерживания их влияния в этом регионе.

В заключение следует отметить, что американцы сбросили на Японию не две, а три бомбы. Одну на Хиросиму и две на Нагасаки, из которых одна не взорвалась. Эти сенсационные сведения были приведены в газете «Совершенно секретно» (1992 г., №7) московскими журналистами Морозовым и Козыревым. Позднее эта неразорвавшаяся атомная бомба была передана России.

Вполне возможно, что в августе-сентябре 1945 года, незадолго до окончания Второй мировой войны, между руководством СССР и Японии была достигнута неафишированная договоренность, Япония передавала Советскому Союзу нечто столь ценное, что Сталин был готов отдать за это Японии часть островов Курильской гряды. Что же это было? На такой вопрос может быть только один ответ.


Дата публикации: 27 сентября 2023

Постоянный адрес публикации: https://xfile.ru/~3fvYM


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
9796381
Александр Егоров
1050810
Татьяна Алексеева
872323
Татьяна Минасян
448023
Яна Титова
272005
Светлана Белоусова
227658
Сергей Леонов
219917
Татьяна Алексеева
214950
Борис Ходоровский
195652
Наталья Матвеева
192353
Валерий Колодяжный
188737
Павел Ганипровский
170704
Наталья Дементьева
123670
Павел Виноградов
120457
Сергей Леонов
113610
Виктор Фишман
97268
Редакция
95656
Сергей Петров
89457
Борис Ходоровский
84959