СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №1(387), 2014
Шпионские штучки
Валерий Нечипоренко
журналист
Санкт-Петербург
97
Шпионские штучки

Однажды спартанскому царю и полководцу Агесилаю доложили, что в его лагерь пробрались вражеские лазутчики. Царь тотчас приказал войску собраться по подразделениям и доложить своим командирам, не примкнул ли к их рядам чужак. Не прошло и четверти часа, как шпионы остались в огромной солдатской массе «без места», на виду, и были выловлены все до единого.

МЕТОДЫ ЦАРЯ АГЕСИЛАЯ

Царь Агесилай, считавшийся на протяжении тридцати лет наиболее влиятельным и могущественным человеком во всей Греции, прославился многими подвигами.

В 361 году до н.э., командуя наемным греческим войском, он поддержал молодого египетского царя Нектанебида, который боролся за власть против своего двоюродного брата Таха. При этом численный перевес в солдатах был на стороне неприятеля. Случилось так, что Тах вынудил Нектанебида и Агесилая отступить и запереться в небольшой крепости. Войска Таха начали окружать крепость глубоким рвом с высоченным валом, рассчитывая окончательно изолировать осажденных. Египетский царь Нектанебид был в панике, умоляя Агесилая спасти положение.

Но спартанец имел свой расчет. Зная, что в городке находятся шпионы неприятеля, Агесилай распустил слух, будто у осажденных заканчивается продовольствие и скоро, мол, взять их можно будет голыми руками.

Между тем настал день, когда оба конца рва подошли совсем близко один к другому.

Дождавшись темноты, Агесилай приказал грекам вооружаться, после чего явился к египетскому царю и сказал: «Враги сами, собственноручно рассеяли грозившую нам опасность, выкопав такой ров, что готовая часть его представляет препятствие для них самих, лишая их численного превосходства; оставшееся же между концами рва пространство позволяет сражаться с ними на равных условиях. Постарайся проявить себя доблестным мужем, устремись вперед вместе с нами и спаси себя и все войско».

Неприятель явно не ожидал ночной атаки от якобы ослабленных голодом осажденных. Благодаря военной хитрости полководца, подкрепленной дезинформацией, внушенной вражеским шпионам, греки не только вырвались на простор, но и обратили в бегство войска противника, имевшего многократный перевес в живой силе.

Кстати говоря, Агесилаю в период этой операции было уже за 80. О ней поведал древнегреческий историк и писатель Плутарх.

«РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЕ МАШИНЫ» ДОКТОРА МОРЛЕНДА

Английский ученый-изобретатель Самуэль Морленд был вдобавок искусным разведчиком, которого не смущала роль шпиона-двойника. Он успел послужить и диктатору Оливеру Кромвелю, и правившему после него королю Карлу II.

В период Реставрации, около 1664 года, Морленд изобрел четыре «разведывательные машины».

Одна из них могла вскрывать конверты, не повреждая сургучных либо восковых печатей; при помощи второй удавалось воспроизводить любой, даже самый витиеватый почерк; третья машина была приспособлена для изготовления копий разнообразных печатей, а четвертая быстро снимала копии с любого письма, пусть даже написанного на обеих сторонах бумажного листа.

Все четыре машины исправно выполняли свои функции, пока не сгорели во время великого лондонского пожара. Однако все наработки у изобретателя сохранились, и в 1689 году Морленд обратился с предложением купить секрет этих машин к королю Вильгельму III Оранскому, правителю Нидерландов, только что призванному на английский престол. Вильгельм ответил, что будет гораздо лучше, если это изобретение останется тайной для всех, слишком уж оно опасно.

Но сделка все же состоялась – машины приобрел главный королевский почтмейстер Джон Уалдмен, который не давал простаивать им без дела.

Однако, уходя со своего поста, Уалдмен привел хитроумные машины в полную негодность. Изобретателя к тому времени уже не было в живых, и секрет диковинных «шпионских» механизмов оказался утерянным навсегда.

БУТЫЛКА ШАМПАНСКОГО

В июне 1917 года в бельгийском городе Брюгге должен был состояться банкет офицеров Фландрской флотилии немецких субмарин. Предполагалось, что на нем будут присутствовать все офицеры флотилии, за исключением тех, кто получил накануне дисциплинарные взыскания.

Оставшиеся без приглашения чины, а это были, в основном, младшие офицеры, затаили обиду и договорились устроить собственную вечеринку, причем шампанское для нее выкрасть из казино, где намечалось проведение банкета.

«Заговорщикам» удалось обмануть бдительность лакеев и прислуги. Их добычей стали даже две бутылки вина, предназначенные для стола командующего флотилией Людвига фон Шредера. Собравшись в уютном погребке, «обиженные» откупорили одну из этих бутылок. И тут раздался мощный взрыв, превративший в развалины весь дом.

Исследуя осколки бутылок, найденных при разборе завала, специалисты определили, что внутри содержалось сильное взрывчатое вещество, детонирующее при открывании пробки. Если бы не каприз «обиженных», то германский флот недосчитался бы практически всего офицерского состава Фландрской флотилии подлодок.

СМЕРТОНОСНАЯ ШИФРОВКА

Итальянская армия не прославилась ничем выдающимся на фронтах Второй мировой войны. Но спецслужбы у итальянцев были профессиональные. Особенно эффективно действовал центр «Зет», который возглавлял генерал Витторио Гамба – известный лингвист, владевший 22 языками.

Гамба собрал в своем отделе талантливых дешифровщиков-полиглотов, которые буквально на лету находили ключ к шифрам и кодам на любом из европейских или восточных языков. Но, пожалуй, самым талантливым сотрудником центра был молодой криптограф, любимец старого генерала Джорджо Верита Поэта, который, в свою очередь, боготворил своего начальника и учителя. Именно ему, Джорджо, поручали расшифровку самых трудных текстов.

Однажды, когда Гамба отсутствовал, молодого лингвиста вызвал к себе заместитель руководителя центра адмирал Лаис. Перед ним на столе лежала короткая шифровка. Лаис сказал, что необходимо сделать все возможное и даже невозможное, чтобы расшифровать этот текст. Ибо заключенная в нем информация поможет наконец разоблачить вражеского агента, который проник в самое сердце итальянской разведки. Лаис предложил даже, чтобы Джорджо работал дома, целиком сосредоточившись исключительно на этом задании. Напоследок адмирал велел звонить ему в любой час дня или ночи, как только появится результат – хотя бы предварительный.

Исполнительный Поэта, отличавшийся добрым и веселым нравом, ответил, что он рассчитывает расшифровать этот текст еще до наступления вечера.

Около полуночи адмирал сам позвонил дешифровщику домой. Поэта несвойственным ему растерянным голосом ответил, что ключ к шифру он нашел, но считает своим долгом доложить о результатах расшифровки своему непосредственному начальнику, на котором лежит ответственность за принятие окончательного решения. Суровый адмирал потребовал более внятных объяснений. Однако молодой человек снова уклонился от ответа, заметив, что есть вещи, которые нельзя доверять телефону. Лаис приказал дешифровщику ждать своего порученца, которого он сейчас же пришлет. Джорджо молча повесил трубку.

Когда посланный адмиралом офицер прибыл на квартиру Поэта, тот был мертв. Офицер срочно вызвал экспертов. Они тщательно осмотрели квартиру, не обнаружив в ней ни следов пребывания посторонних людей, ни текста шифровки. Правда, в медной пепельнице горкой лежал пепел от сожженных недавно бумаг.

Вскрытие показало наличие в организме погибшего сильного яда. Ввиду того, что отсутствовали малейшие признаки борьбы, оставалось предположить, что дешифровщик сам принял яд. И, вероятно, сам сжег бумаги, на что указывала его зажигалка, лежавшая на столе рядом с пепельницей. Но почему он так поступил? Он, всегда преисполненный оптимизма? Чье имя он прочитал, расшифровав загадочный текст? Этого никто уже не узнал.

Больше других переживал эту таинственную смерть генерал Гамба. Он и позднее не раз вспоминал своего лучшего ученика. Гамба благополучно пережил войну и умер в глубокой старости в Риме, став жертвой странной автомобильной аварии. Есть сведения, что перед своим последним вздохом он произнес имя Джорджо и попросил у него прощения.

ПОД ЛИЧИНОЙ КАМЕРДИНЕРА

Одним из безотказных методов, практикуемых шпионами с сотворения мира, было притвориться туго соображающим, малограмотным, лишенным амбиций простаком, пригодным разве что на место прислуги. С этой ролью отлично справлялся житель Анкары Эльяс Базна, албанец по происхождению. Его абсолютно не интересовали какие-либо политические принципы, он жаждал попросту заработать денег на продаже чужих секретов. Но к секретам надо было еще подобраться.

После полосы неудач ему наконец-то повезло. Заболел старый слуга британского посла в Анкаре сэра Хью Нэтчбулла-Хьюгессена, и важный дипломат, потомственный аристократ, вдруг взял Базну к себе камердинером. Каждый вечер посол принимал ванну, причем эта процедура занимала у него порядка сорока минут. Все это время его знаменитая красная шкатулка, в которой он приносил домой срочные служебные бумаги, стояла открытой в его домашнем кабинете. Нередко оставался открытым и сейф, установленный там же. Сэр Хью не видел никакой необходимости в том, чтобы многократно отпирать и запирать все эти хитроумные замки. Да и что могло случиться, если, кроме самых близких людей, доступ в его служебную квартиру в эти вечерние часы имел только туповатый новичок, то ли албанец, то ли турок, который, кажется, не умел читать не то что по-английски, но даже на своем родном языке.

Между тем Базна сумел приучить своего господина к тому, что, пока тот принимает ванну, он, камердинер, приводит в порядок форменную одежду посла и также вытирает последние пылинки с камина и книжных полок. Базна являлся на вечернюю уборку непременно с ведерком, в котором находились разные щетки и тряпка из мягкой ткани. При себе у него имелась также восковая свеча, на тот случай, если внезапно погаснет электричество. При виде молчаливой фигуры слуги вряд ли кому из охранников могло прийти в голову, что в ведре, под тряпкой, лежит фотоаппарат «Лейка».

Войдя в домашний кабинет посла, Базна обычно прислушивался и, убедившись, что господин продолжает плескаться в воде, открывал незапертую шкатулку и принимался внимательно просматривать хранившиеся там документы. На многих бумагах имелась пометка «Совершенно секретно», и это было хорошей подсказкой. Вдобавок Базна обладал феноменальной памятью, которая помогала ему в точности запомнить, в каком именно порядке документы лежали в шкатулке и в сейфе. Разложив отобранные материалы на столе, самодеятельный шпион делал фотографии, после чего приводил обстановку в прежний вид. Когда освежившийся посол входил в своем халате в кабинет, Базна уже заканчивал колдовать над его мундиром.

И все же, несмотря на свою беспечность, посол подчас оставлял закрытыми и сейф, и шкатулку.

А для чего же тогда Базна носил с собой восковую свечу? В один из вечеров он сделал слепки с нужных ключей, а затем знакомый ремесленник из старого города смастерил ему замечательные отмычки.

Теперь Базна уже не зависел от прихотей сэра Хью. В скором времени первая пленка была заполнена до конца. Оставалось лишь найти покупателя на нее. Какое-то время Базна колебался: идти в германское или же в советское посольство? Наконец выбрал немцев. В историю разведки он вошел как германский агент «Цицерон» – источник информации исключительной важности.

ЯЗЫКОВОЙ БАРЬЕР

Еще один действенный прием в разведке: агент, обосновавшийся в чужой стране, изображает абсолютную неспособность овладеть языком местного населения (конечно же, в действительности он владеет им безукоризненно).

В начале 60-х годов израильская разведка Моссад внедрила в Египет своего агента Вольфганга Лотца – светловолосого, голубоглазого, с рыжеватыми усами красавца холостяка, выдававшего себя за состоятельного немца, антисемита и тайного поклонника главарей Третьего рейха. Через «Кавалерийский клуб» он вскоре свел знакомства с целым рядом высших офицеров египетской армии, которые стали регулярно бывать в его особняке, а уж хозяином он был хлебосольным.

Генералы обожали джин и виски, но никогда не отказывались и от охлажденного шампанского. Именно шампанское, как приметил Лотц, развязывало им языки.

В этом и заключался основной шпионский метод разведчика: дождаться, когда гости основательно наберутся, а затем сидеть и внимательно слушать, изображая из себя простака. За столом офицеры обычно говорили по-английски, но, по мере возлияний, постепенно переходили на родной язык, обсуждая служебные дела.

Присутствие Лотца не настораживало их ничуть. Ведь этот немец, они точно знали, совершенно не понимал по-арабски (арабским он овладел еще в подростковом возрасте). Лотцу оставалось лишь запоминать данные о передислокации частей, о получении новых вооружений, о комплектовании ракетных баз, о строительстве оборонительных сооружений на Синае…

Улучив момент, он бежал в туалет, где быстро записывал все услышанное. Затем возвращался в гостиную, как раз к следующему туру служебных откровений.

Когда гости расходились, он составлял шифровку и сам же передавал ее в эфир при помощи радиопередатчика, который извлекал из тайника, устроенного в напольных весах для ванной комнаты. Он практически ничем не рисковал. Египетские спецслужбы не располагали тогда возможностями для перехвата радиодонесений, тем более, их расшифровки и пеленгации источника.

БУМ НА ШАРИКОВЫЕ РУЧКИ

Уже на излете «холодной войной» бывший сотрудник британской спецслужбы МИ-6 Ричард Томлинсон подготовил «шпионские» мемуары, отрывки из которых публиковались в газете «Санди таймс».

Одна из этих публикаций вызвала настоящий взрыв покупательского спроса на шариковые ручки фирмы «Пентел». Магазины, где торговали этой канцелярской принадлежностью, подверглись буквально штурму со стороны покупателей, жаждавших приобрести «самое широко используемое британскими шпионами оружие», чья цена в розничной продаже составляла 1 фунт и 45 пенсов.

Как следовало из мемуаров Томлинсона, еще в 80-х годах прошлого века специалисты британской внешней разведки установили, что химическое вещество в стержне «Пентела» способно переноситься с одного листка бумаги на другой. После небольшой доработки такая ручка позволяла скопировать секретный документ, одновременно уничтожив оригинал. Шпиону оставалось лишь скрыться с невидимой копией.

Иначе говоря, агент обводил «Пентелом» текст и накладывал на него чистый лист бумаги, на котором оставался оттиск. Благодаря свойствам чернил, содержание на оригинале стиралось. В безопасном месте невидимая копия обрабатывалась специальным составом, который позволял проявить текст документа.

Едва об этом узнала английская публика, как вокруг магазинов, торговавших шариковыми ручками, начался ажиотаж. В одночасье скромная фирма превратилась в глазах обывателей в «поставщика МИ-6». Следует добавить, что состав чернил в ручке не менялся на протяжении последних тридцати лет. К слову говоря, производство «шпионских» стержней располагалось в Японии.

«ПЕРЕТЯГИВАНИЕ «КАНАТА»

В разгар «холодной войны» ЦРУ с помощью греческих спецслужб пыталось внедрить в советское посольство в Афинах свою подслушивающую технику. С этой целью американцы не остановились даже перед немалыми расходами на то, чтобы выстроить гостиницу буквально впритык к зданию посольства.

На всех трех этажах новостройки, в стене, примыкавшей к интересовавшему их «объекту», они, пользуясь специальным бесшумным инструментом, просверлили отверстия, продолжив их во второй стене, в направлении кабинетов советских дипломатов. В эти отверстия и были заделаны микрофоны и прочая аппаратура. Американцы уже готовились пожинать лавры, но не тут-то было!

Специалисты технической разведки КГБ выявили тайные норы в стенах и, действуя так же бесшумно, вскрыли их, но уже со своей стороны. А далее возникла воистину комическая ситуация.

Наши разведчики начали вытягивать на себя за провода заложенную аппаратуру. Заметив это, американцы, засевшие в отеле, стали тянуть провода на себя. Образно говоря, соперники, отделенные друг от друга стенами и не видевшие один другого, затеяли старинную русскую забаву, известную под названием «перетягивание каната». Наши разведчики оказались сильнее. Они и завладели хитроумными электронными трофеями.

ОПЕРАЦИЯ «ГАЗИРОВКА»

Мир большого спорта давно уже находится под негласной опекой спецслужб. На Олимпийских играх 1988 года в Сеуле советская команда жила на борту комфортабельного теплохода «Тарас Шевченко». Сервис частично осуществляла принимающая сторона. Так, местный персонал заправлял автоматы прохладительными напитками.

И вот руководство нашей спортивной делегации получило информацию, что с указанными напитками не все чисто. То есть экологически они полностью соответствовали нормативам. За исключением незначительной добавки, аналогичной допингу, запрещенному к употреблению. Если бы кто-нибудь из наших спортсменов попил этой водички, то был бы с шумом дисквалифицирован после первого же допинг-теста. Слава богу, что вовремя заметили! Автоматы тут же отключили, а спортсменов предупредили, чтобы пили только проверенные напитки, привезенные с родины.

Кто же пытался устроить эту некрасивую диверсию, рассчитывая вывести из игры хотя бы часть советских спортсменов? Наше руководство решило не поднимать шум, поэтому официального расследования не проводилось, а значит, и виновников не нашли. Но можно напомнить, что за несколько лет до этого над Сахалином советской ракетой был сбит южнокорейский пассажирский «Боинг-747». Память об этом событии была еще свежа. По мнению некоторых экспертов, инцидент с газировкой являлся попыткой мести за гибель южнокорейского лайнера.

МАСКАРАДНЫЕ ИГРЫ

Одним из наиболее древних шпионских приемов являются переодевание и нанесение грима. В свое время заложить тайник для личного референта министра иностранных дел СССР Александра Огородника, завербованного американцами и ставшего позднее известным по фильму «ТАСС уполномочен заявить» как «Трианон» (настоящая кличка – «Тригон»), было поручено кадровой сотруднице ЦРУ Марте Петерсон, действовавшей под прикрытием должности вице-консула посольства США в советской столице.

Запарковав свой служебный автомобиль на площадке вблизи кинотеатра «Россия», госпожа Петерсон вошла в зал и устроилась в кресле рядом с запасным выходом. Строгое светлое платье, очки и собранные на затылке в пучок волосы придавали ей деловой вид. С четверть часа Петерсон демонстративно не сводила глаз экрана. Затем началось что-то странное. Вице-консул натянула поверх платья черные брюки, облачилась в пиджак такого же цвета, распустила волосы, после чего бесшумного выскользнула из кинозала на улицу. Казалось бы, никто из тех, кто видел «женщину в белом» еще двадцать минут назад, не узнал бы ее в новом наряде.

Но следившие за ней агенты КГБ знали свое дело. Шпионку взяли в тот момент, когда она закладывала в тайник «посылку» для «Тригона», замаскированную под обыкновенный булыжник.

Показательно, что наряду с микроаппаратурой, деньгами и инструкциями в «посылку» были вложены две ампулы с ядом для агента.

Хотя на этот раз маскарад с треском провалился, американцы вовсе не собирались отказываться от древнего приема. Еще до начала так называемой перестройки, в 1985 году, в посольство США в Москве прибыл из-за океана весьма специфический груз. Это были автомобили с затемненными стеклами, а также манекены, похожие на отдельных сотрудников посольства, и даже соответствующие маски, изготовленные из тонкого натурального латекса.

Когда намечалась тайная встреча сотрудника ЦРУ с кем-либо из московских агентов, то манекен этого сотрудника вывозили в обычном автомобиле в противоположном направлении. Сам же цэрэушник садился в лимузин с затемненными стеклами и уезжал, куда надо. С целью скрыться от слежки использовались и латексные маски.

Традиция «шпионского» переодевания благополучно дожила до наших дней. В уходящем году при попытке завербовать высокопоставленного офицера российских спецслужб был взят с поличным глава резидентуры ЦРУ в Москве Стивен Холл. Стремясь обмануть «хвост», он использовал светлый парик.


1 Января 2014


Последние публикации


200 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
70364
Борис Ходоровский
44086
Богдан Виноградов
36859
Сергей Леонов
24258
Александр Путятин
11028
Дмитрий Митюрин
9647
Светлана Белоусова
9614
Наталья Матвеева
8409
Павел Ганипровский
7530
Богдан Виноградов
6711
Светлана Белоусова
6075
Борис Кронер
5874