СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«СМ-Украина»
Создатель немецкой разведки
Феликс Зинько
журналист
Одесса
230
Создатель немецкой разведки
Полковник Вальтер Николаи

«Шпионаж – это война в мирное время. Разведке нельзя нанести удар разоружением. Интенсивный шпионаж должен предшествовать интенсивному вооружению для подготовки к войне».

Вальтер Николаи родился в 1873 году. Окончив Домскую гимназию в родном городе Хальберштадте, он поступил в кадетский корпус, который дал ему звание лейтенанта. В 1896 году Николаи был отправлен в командировку в Россию, где он закрепил своё знание русского языка. Но занимался он не только языком, Вальтер привез в «фатерлянд» топографическую съемку местности вокруг русской крепости Грауденц, что в долине Вислы. Между прочим, первым заданием будущего генерала Корнилова также была съемка афганской крепости. Вернувшись в Германию, Николаи представил подробный доклад о России, за что тут же был произведен в капитаны. А с началом учебного года он получил возможность поступить в военную академию в Берлине.

Он писал в воспоминаниях: «После трехлетнего слушания курса военной академии я был в 1904 году командирован в Большой Генеральный штаб... Мы были солдатами и только ими. Мы чувствовали себя призванными выполнять, подобно нашим великим военным образцам, наш долг в момент, пришествие которого мы лишь подозревали». 

Николаи был родом из офицерской семьи, он был немцем, для которого слова – ordnung, raich и многие другие не были пустым звуком. Когда в Генштабе стали отбирать офицеров для посылки в Японию Николаи попал в список из трех человек и тут же засел за изучение японского языка. Эта троица должна была поступить на службу в японскую армию. Однако, в последний момент  он был исключен из списка.

Нет, он ни в чем не провинился, но начальник русского отдела 111-b полковник Лауенштайн считал, что Россия, потерпев поражение от Японии, направит свои войска... на Германию. Он решил создать сильную секретную разведслужбу на Востоке, и поручил эту непростую задачу Николаи. Лауенштайн не ошибся. Николаи был именно таким человеком, которому была по плечу эта нелегкая задача. Дело в том, что фактически Германия не имела в то время настоящей внешней разведки. И контрразведки, впрочем, тоже. Эти функции кое-как выполняла полиция.

Свежеиспеченный шеф «восточного направления», с присущей немцам педантичностью взялся за дело. В 1906 году он становится офицером разведки 1-го армейского корпуса в Кенигсберге. Оттуда он снова едет в Россию. Ему удается развернуть агентурную сеть в пограничных районах. Уже в 1907 году командование сочло его работу образцовой. В 1912 году Николаи писал: «Правительство, чей Генштаб может предвидеть минимальные колебания акций на медь, сталь, хлопок, шерсть на бирже, а также следить за производством бензина и пищевых продуктов, нужных для армии, – такое правительство выигрывает сражение, ещё не начав войны». Согласимся, что сказано мудро. Внешняя разведка должна не только воровать оперативные планы или новое вооружение противника, но и глубоко разбираться в экономике. Этому он учил подчиненных. Практически, именно Вальтер Николаи создал внешнюю разведку Германии ещё в преддверии Мировой войны. Он создал не только теорию разведки, он создал нечто большее – её идеологию, заложил основы её нравственной культуры, наконец, воспитывал своих сотрудников в нужном направлении.

Николаи даже хвастал: «Я русских держу в кулаке». Действительно, среди его агентов были светские дамы и профессора, театральные актеры и предприниматели, и, как он хвалился, даже революционеры. Что ж, и среди них было, как мы теперь знаем, немало провокаторов, что гнались лишь за длинным рублем. Через несколько лет агенты Николаи были внедрены практически во все сферы России, включая политические партии и окружение императора. Немецкие страховые общества, каких было немало в России, совершенно открыто пересылали страховые бордеро в Германии. Бордеро – это бухгалтерские отчёты, изучая которые специалисты Николаи имели полную картину русской военной промышленности, военного судостроения и прочего. Было завербовано немало российских офицеров – полковник Артюр Штюмер, генерал Иванов, жандармский полковник Мясоедов, Альтшуллер, Розенберг, руководитель Ревельской военной верфи Шпан. Во время войны только на Юго-Западном фронте было обнаружено и расстреляно 87 немецких шпионов.

Кроме того, Николаи ухитрился поставить дело так, что царское правительство субсидировало его деятельность. Ещё в 1908 году за фантастическую сумму он продал русской разведке «Записку о распределении германских вооруженных сил в случае войны». Документ, на самом деле, был подписан Мольтке и самим Вильгельмом. 2-й обер-квартирмейстер русского Генштаба генерал-майор Борисов писал по поводу этой «липы»: «...Он очень интересен для нас. За подлинность его, по моему мнению, можно ручаться. Составлен он очень серьезно с истинным воинским взглядом и воодушевлением, к сожалению, не принятым в наших сухих формальных распоряжениях...».

Русская контрразведка соревноваться с конторой Николаи не могла. Она была создана лишь в 1911 году и не имела ни традиций, ни профессиональных кадров. Туда направляли офицеров полиции и жандармерии, чиновников, первых попавшихся людей. Доходило до анекдотов. В Измаил был направлен начальником контрразведки капитан П. Там через Дунай всё время шёл поток беженцев, среди которых были, конечно, и немецкие шпионы. Но бравый капитан был убежден, что нет ничего легче, как их выявлять: «Шпиона по роже видать», – уверял он. Потом кто-то сбрехнул ему, что немцы ставят своим шпионам особые клейма на зад. Капитан клюнул на эту утку и стал рассматривать не рожи, а зад...цы задержанных.

Германское приграничное население было разложено контрабандой и деньгами русской разведки. Денежки эти шли в контору Николаи. Впрочем, иногда были провалы. Русские сумели завербовать Велькерлинга писаря немецкой крепости Торн. Он доставлял секретные материалы через Париж. Но был пойман с поличным и расстрелян.

 К началу войны Вальтер Николаи стал начальником отдела Генштаба 111-b, что занимался не только разведкой, но и контрразведкой, прессой, политработой в армии и связями с иностранными военными атташе, а также наблюдением за иностранными посольствами. Впрочем, уже в 1915 году Николаи отделил контрразведку от разведки.

 Он сам съездил во Францию и убедился в росте возбуждения населения страны против Германии. И сделал нужные выводы. Во Франции его агентом были знаменитая Мата Хари (Маргарет Гертруда Зеле), «фрейлен Доктор» (Элизабет Шрагмюллер) имевшая агентурные имена: «Анна Лессер», «Блондинка из Антверпена» и пр., барон Август Шлюга и многие другие. Он умел выбирать нужных людей. Это был особый и очень редкий талант – талант руководителя разведки.

Перед самым началом войны жителей приграничных районов с Бельгией и Францией немецкие власти публично предупреждали о возможности появления французских шпионов. Стали ходить слухи, что по Германии ездят автомобили с золотом и вербуют всех желающих. Бравые бауэры и бюргеры вооружались ружьями и останавливали чуть ли не каждый автомобиль, расстреливая седоков, в надежде озолотиться. Было убито несколько крупных чиновников. Стал даже вопрос о невозможности мобилизации.

Когда началась война, Николаи получал из Франции все нужные сведения. Так, когда немцы выкатили свою Большую Берту и стали кидать «чемоданы» на Париж, то уже через 24 часа после каждого выстрела, контора Николаи получала точные сведения, куда попал снаряд. Так шла корректировка огня. Немцы первыми применили радиоперехват и радиопеленгацию для обнаружения точки, откуда идет радиосигнал. У русских ничего подобного тогда не было.

Неплохо работала и немецкая контрразведка. За время войны было поймано и казнено более 400 шпионов. Среди них было 225 немцев, 46 французов, 31 голландцев и один... перуанец. Таким образом, государственная измена принесла Германии во время той войны гораздо больше вреда, чем шпионаж неприятеля.

Разведка Николаи даже успела перехлестнуться через Атлантический океан. Капитан Генштаба Франц фон Папен был военным атташе в США с 1913 года. Он писал: «...большая часть подготовительной работы была проведена моим предшественником Гервартом. В Нью-Йорке был подготовлен офис с целью получения и передачи военной информации. Речь идет о фирме Амзинк, совладельцем которой был американский немец Генри Виллинк-младший». Это был военно-разведывательный пункт на случай мобилизации. Даже в высших правительственных органах страны были завербованы агенты. В апреле 1915 года Николаи отправил в США подкрепление. Проездом через Южную Америку, по подложному шведскому паспорту прибыл в Нью-Йорк некий капитан Франц Ринтелен, взявший на себя руководство всей системой вредительства. Он достаточно хорошо владел английским языком, но был разоблачен. Появление Ринтелена фон Папен воспринял как вызов и наказание, почему и постарался возможно быстрее избавиться от него. Ринтелен проживал в Нью-Йорке как британский подданный Гиббонс; под этим именем он открыл небольшой магазин на улице Сидар. Летом 1915 года сюда пришло письмо от фон Папена, адресованное на имя «капитана Франца фон Ринтелена». Американцы, служившие в магазине, были, естественно, удивлены. Не менее удивленными оказались и соответствующие власти в Вашингтоне, когда кто-то стукнул. Ринтелена тут же выставили из Америки.

Когда в мае 1915 года немецкая подлодка пустила на дно британский лайнер «Лузитанию» правительство США направило в Берлин достаточно резкую ноту. Но агенты Николаи сумели потушить пожар, что мог привести американцев к вступлению в войну.

Но случилось так, что засланный Николаи в британскую разведку человек по имени «Тейлор» недостаточно хорошо владел английским языком и был быстро разоблачен; следствие установило, что он являлся одним из помощников фон Папена и что зовут его Хорст фон дер Гольц. Разоблачен был и другой, его помощник, специалист по подделке паспортов, фон Ведель. Англичане, конечно, поделились своим успехом с американцами. Неудачи продолжали преследовать фон Папена. Осенью 1915 года, помощник фон Папена доктор Гейнрих Альберт «потерял» портфель с конфиденциальными документами в вагоне метро.  Портфель был найден и передан в руки агентов государственного департамента США в нем были обнаружены столь компрометирующие документы, что Вашингтон потребовал отзыва фон Папена.

А в декабре 1915 года фон Папен и морской атташе Бой-Энд были пойманы с поличным на организации диверсий и саботажа. Их демонстративно выдворили из страны. Они отправились в Европу на голландском пароходе. Судно зашло в Фалмут, чтобы пополнить запас угля. Вот тогда-то Интеллидженс Сервис провела повальный обыск парохода. Вопли фон Папена, что, мол, он находится на судне нейтральной страны, не помогли. И англичане стали обладателями архива, который он нахально вез с собой. Это был серьезный провал…

В начале 1917 года Николаи был одним из тех, кто организовал проезд русских революционеров через Германию в Швецию. Он пишет в воспоминаниях, что «никаких пломбированных вагонов не было – поезд состоял из обычных пассажирских вагонов и спокойно пересек всю Германию с юга на север». Правда, на 110 пассажиров в поезд сели столько же сотрудников Николаи, которые пытались развить бурную вербовку. Но Ленин велел никому не разговаривать с немцами, и вербовка сорвалась.

Николаи подтверждает, что на организацию революции в России было потрачено 70 млн. марок. Фактически же эти деньги – 12 млн. долларов – были уплачены американскими банкирами-евреями, которые давно имели зуб на царя за «черту оседлости» и прочие «прелести» царизма. Деньги перекачивались в шведские банки. Так что ещё одна легенда о «немецких деньгах» рушится.

Да, Ленин брал эти деньги, но никаким немецким шпионом он не был. И взял бы он их хоть у самого черта, только бы сделать революцию. Так что тут просто сошлись интересы.

Когда 9 ноября 1918 года рухнула Германия, Николаи был отправлен в отставку. Он тут же обратился с запросом, что делать с архивами отдела, содержащими важнейшие секретные документы. Никто в Берлине не хотел брать эти документы на сохранение. Николаи было предложено сжечь их. Но он не смог заставить себя уничтожить плоды многолетней работы. После длительного хождения по инстанциям он нашел место для временного хранения своих бумаг. Более 48 тыс. дел было перевезено в имение одного из крупных помещиков Восточной Пруссии. Здесь они, однако, находились не более шести недель. В конце концов, Альфред Гугенберг, бывший председатель комитета директоров Крупповского концерна и владелец издательства Шерль, предложил Николаи использовать принадлежащее ему помещение. Во время перевозки документов в Берлин бесследно исчезло более 3 тыс. дел. Позднее выяснилось, что некий бельгийский профессор Бюллюс, видимо, работавший на бельгийскую разведку, украл их и перевез в Брюссель.

В то же время, на секретном совещании, где присутствовали Людендорф, Гинденбург и группа офицеров Генштаба, Николаи заявил: «Это поражение, но если мы не хотим, чтобы поражение обернулось для Германии и Генштаба настоящей катастрофой, то должны обвинить в нём не солдат, а руководство. Если необходимо, то мы принесем в жертву императора и империю».

В тот же день Вильгельм П отрёкся от престола. А Гинденбург, начальник Генштаба Гренер и Николаи встретились в Спа на секретном совещании. После обсуждения всех проблем, Гренер позвонил в Берлин новому канцлеру Эберту: «С вами говорит Гренер. Готово ли ваше правительство защитить Германию от анархии и восстановить порядок?». Эберт пробормотал, что согласен. Тогда Гренер приказал лидеру социал-демократов в Рейхстаге Эберту «быть республиканцем»! Эберт сказал: Javoll! Гренер добавил: «Отлично! В таком случае верховное командование берёт на себя ответственность за дисциплину в войсках и восстановление порядка в стране». Как известно, несмотря на то, что в Германию ринулись Карл Радек и другие большевистские лидеры, владевшие немецким языком, германская революция была задушена. Между прочим, арестованный в Берлине Радек выдал Николаи адрес Карла Либкнехта. И это решило его судьбу – он был убит вместе с Розой Люксембург.

Между прочим, известно, что портрет Вальтера Николаи всегда висел в кабинете его преемника адмирала Канариса. Правда, отдел теперь назывался Abwer. Канарис многому научился у своего предшественника. Но кончил плохо. После покушения на Гитлера он был повешен на крюк в подвалах гестапо вместе с другими генералами.

Дальнейшая судьба Николаи долгое время была неизвестна. Одни исследователи считали, что он стал жертвой нацистов, другие утверждали, что он был одним из тех, кто привёл к власти Гитлера с его сворой, и долгое время оставался советником фюрера по делам разведки. Французы Фалиго и Коффер утверждали, что Николаи с 1945 года находился в СССР и умер в концлагере военнопленных. Известный «писатель от КГБ» Теодор Гладков писал, что Николаи по доносу был обнаружен в городе Галле. Его, мол, подвергли многочисленным допросам. Но ему было уже 72 года, и ничего важного он не сказал. «Вскоре он умер», – писал Гладков.

Генерал-майор А.Зданович, начальник УПС ФСБ, в 80-е годы в журнале «Родина» напечатал статью «Откровения кайзеровского разведчика на Лубянке», в которой осветил разговоры с Вальтером Николаи. Это уже серьезнее. 

Но вот недавно в Центральном архиве Федеральной службы безопасности России якобы случайно обнаружили объемистое оперативное дело №Н-21152.

Оказалось, оно раскрывало тайну пребывания в руках советских органов безопасности знаменитого полковника Вальтера Николаи, которого называли «самым хитрым шпионом Европы» и «самым таинственным человеком Германии», чья власть, как утверждали, равнялась «власти императора».

Из досье следует, что полковник Николаи 30 октября 1945 года был доставлен в Москву. На него было заведено досье «Оберет». Материалы его личного архива, обнаруженные в его доме в Нордхаузене, рассказали о многих тайнах немецкой секретной службы. В последней работе полковника Николаи – «Разведка 1900-1945 гг. Обобщенный опыт», предназначенной для «высоких, авторитетных и решающих лиц», которую он создал на спецобъекте Министерства государственной безопасности СССР в Подмосковье летом 1946 года, незадолго до смерти, содержится много интересного. Оказывается, бывший руководитель германского шпионажа имел прямое отношение к деятельности советской военной разведки, на которую он особенно активно работал в 1937-1941 годах, будучи «резидентом» Главного разведывательного управления Наркомата обороны СССР. 

Удивительная судьба полковника Николаи, о котором за восемь десятилетий, прошедших после Первой мировой войны, не было сказано почти ни единого правдивого слова, становится достоянием широкой общественности.

Но я лично, представьте себе, не очень верю в эту историю.  Боюсь, что сфальсифицирована и «биография» Николаи.

Этот случай напоминает мне выдуманную таким же образом историю о «советском агенте» Мартине Бормане. Он, якобы, тоже после 1945 года жил с комфортом в СССР. Хотя доподлинно известно, что он погиб в Берлине, попав под бомбежку. Его труп был найден и идентифицирован...


30 Октября 2019

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


880 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
74702
Борис Ходоровский
53521
Богдан Виноградов
40302
Сергей Леонов
25584
Роман Данилко
23959
Дмитрий Митюрин
12475
Александр Путятин
11721
Светлана Белоусова
11044
Татьяна Алексеева
10932
Наталья Матвеева
9791
Павел Ганипровский
8820
Дмитрий Митюрин
8076
Богдан Виноградов
7470