СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №9(395), 2014
В списках героев не значится
Василий Соколов
публицист
Санкт-Петербург
163
В списках героев не значится
Мустафа Голубич (второй слева в среднем ряду)

Были, есть и всегда будут в нашем мире люди, склонные, скажем так, к неординарным поступкам и нескучному образу жизни. Можно называть их авантюристами, или искателями приключений, или – по Льву Николаевичу Гумилеву – пассионариями. Одни быстро и баснословно обогащались, другие впадали в жестокую нищету, третьи совершали революции или устраивали мятежи (собственно, это одно и то же; помните у Маршака? «Мятеж не может кончиться удачей, в противном случае его зовут иначе»). Каждая эпоха рождает своих мятежных духом героев. Но чрезвычайно редко встречаются среди них такие, кто в своих устремлениях просто не замечает течения времени, рождения и падения империй, смены государственных форм и прочих ничтожных, по их мнению, перемен. Они, сильные и гордые духом, живут и вдохновляются исключительно своими собственными идеями. Именно такой редкой личностью был Мустафа (Мухамедович, или Ахметович) Голубич (ударение на первый слог), генерал-лейтенант, комиссар госбезопасности второго ранга (предположительно), Герой Советского Союза (как утверждают многие исследователи).

ДЕТАЛИ БИОГРАФИИ

Как и положено каждому «рыцарю плаща и кинжала», биография Мустафы Голубича очень запутанна. Точно известны только места его рождения и смерти. Родился он в бедной семье Ахмета и Нуры, сербов-мусульман, проживавших в глухом герцеговинском селении Столац, а расстреляли его в Белграде немецкие оккупанты. Источники указывают разные годы рождения – 24 октября 1889 или 1891 года. Погиб он либо 11 июня, либо 29 июля 1941-го. Где сейчас покоится его прах, доподлинно установить невозможно. Но об этом позже.

Еще в местной начальной школе учителя заметили необыкновенные способности деревенского мальчишки и решили отправить его учиться в столицу Боснии Сараево. Там он благополучно закончил четыре класса, но тут произошло то, что впоследствии было названо «Боснийским кризисом»: император Франц-Иосиф объявил об окончательном включении Боснии и Герцеговины в состав Австро-Венгерской империи.

Несмотря на мусульманское происхождение, Мустафа и его родители считали себя сербами, и потому в 1908 году, когда случилась аннексия, семья бежала в Сербию. В Белграде молодой Мустафа, или, как его звали уменьшительно-ласкательно, Муя, чувствовал себя как рыба в воде. И когда в 1912 году разразилась I Балканская война, он добровольно вступил в сербскую армию. Османской империи противостояли четыре балканские страны – Болгария, Греция, Сербия и Черногория. Мустафа закончил войну в звании наредника (сержанта), став кавалером высокой награды – ордена Обилича.

Неуемная натура Голубича заставляла его постоянно принимать участие в событиях, которые так или иначе влияли на судьбы Сербского королевства, и не только его. Так что он совершенно закономерным образом сошелся с полковником Драгутином Димитриевичем, вошедшим в историю под кличкой Апис. Тот прославился активным участием в кровавом перевороте 1903 года, когда заговорщики – младшие офицеры – свергли королевскую династию Обреновичей (этот эпизод в истории Сербии отразил Валентин Пикуль в романе «Честь имею») и возвели на трон Петра I Карагеоргиевича. Апис в ходе переворота получил четыре тяжелых ранения в грудь, однако выжил. Это послужило укреплению его авторитета в армии. Вскоре Димитриевич возглавил военную разведку, а во время Первой мировой войны принял командование крупными воинскими соединениями. И вот после знакомства этих двух весьма неординарных людей биография Мустафы Голубича превращается в настоящий авантюрный роман, в котором порой трудно, а то и вовсе невозможно отличить правду от вымысла. И потому мы будем рассказывать о его жизни, ссылаясь на самые различные свидетельства – современников, соучастников, историков – и очень редко – на документы: настоящий ас разведки следов после себя практически не оставляет…

В РЯДАХ ЗАГОВОРЩИКОВ

В 1911 году полковник Димитриевич-Апис создает тайную военную организацию, название которой говорит само за себя: «Объединение или смерть». Заговорщики ставили перед собой задачу объединить южных славян и освободить Боснию и Герцеговину от австрийских оккупантов. Правда, организация Аписа прославилась под другим названием – «Черная рука». Заговорщики планировали убить австрийского императора Франца-Иосифа, но этот их план провалился. Тогда они переключились на эрцгерцога Франца-Фердинанда, который должен был унаследовать трон Австро-Венгерской империи под именем Франца II.

28 июня 1914 года эрцгерцог вместе с женой был застрелен в Сараево Гаврилой Принципом. Он и другие четверо участников покушения были подготовлены именно Аписом. Их действия в Сараево координировал Данила Илич, но, как утверждают сербские историки, куратором этой группы был именно Мустафа Голубич. Причем общался он с террористами не как член «Черной руки», а как один из участников группы сербских националистов «Млада Босна» («Молодая Босния»).

С началом Первой мировой Мустафа опять отправляется в армию, где вскоре становится подофицером (унтер-офицером; по другим данным – поручиком). Но уже весной 1915 года неутомимый Апис отправляет Голубича и еще двух человек в Россию с целью вербовки пленных сербов, хорватов и словенцев в армию королевской Сербии. Первая его поездка в еще царскую Россию была недолгой. Мустафа привез с собой – по разным сведениям – от трех сотен до тысячи добровольцев.

В это время сербская армия терпела страшные поражения. С боями и большими потерями она отступила в Грецию и Албанию. К тому же у членов правящей династии зародились большие сомнения в отношении Аписа: памятуя о судьбе Александра Обреновича, Карагеоргиевичи решили избавиться от неуправляемого полковника, уже зараженного либеральными идеями. В итоге Димитриевича обвинили в подготовке покушения на престолонаследника Александра и в августе 1916 года расстреляли. Голубича арестовали вместе с ним и предложили выступить на процессе в качестве свидетеля, однако он категорически отказался очернять Аписа. В результате его изгнали из армии. Другие источники утверждают, что Мустафу интернировали на греческий остров Корфу.

ТЯГА К ЗНАНИЯМ

Рассказывают, что молодой обаятельный человек, говоривший, как свидетельствуют многие, на четырнадцати языках, еще до начала мировой войны начал изучать право в Тулузе, но учебу пришлось прервать. По некоторым сведениям, власти рожденного в 1918 году Королевства сербов, хорватов и словенцев (будущей Югославии) отправили Мустафу доучиваться, на этот раз в Женеву.

И тут сведения биографов Голубича расходятся в очередной раз. Кто-то считает, что он вообще не был в Швейцарии, а проводил время в родном селе. Другие утверждают – и это гораздо больше похоже на правду, – что провинциальный Белград тяготил его, и Мустафа отправился в Париж. В любом случае там он был точно. И в Париже его жизнь в корне меняется. В столице Франции он знакомится с трудами Маркса, Энгельса и Ленина, сходится с коммунистами из Коминтерна. Так сербский патриот-националист (в хорошем смысле этого слова) и заговорщик превращается в убежденного коммуниста.

Французские власти впервые арестовали его в 1921 году: в Париж прибыл югославский регент Александр Карагеоргиевич. Он знал (или же ему доложили), что Голубич поклялся отомстить членам династии за казнь Димитриевича-Аписа, и принимающая сторона решила подстраховаться. Освободили его довольно скоро, и Мустафа уезжает в Вену. Там он вступает в коммунистическую партию Югославии, еще теснее сближается с членами Коминтерна, часто бывает в Берлине. Там – опять-таки по непроверенным сведениям – он исполняет обязанности резидента IV управления Главного штаба РККА, то есть будущего ГРУ. А в 1928 (или в 27-м, или в 29-м) уезжает в Москву – конечно же, учиться!

Там он обзаводится семьей, но вскоре разводится, поступает (точнее, его принимают) в Международную ленинскую школу, которая готовила зарубежных коммунистов к нелегальной работе в своих странах. По окончании учебы работает в исполкоме Коминтерна на различных весьма специфических должностях. В 1934 году Голубич возвращается на службу в ГРУ уже в качестве советского гражданина.

В МОСКВЕ И ЗА ЕЕ ПРЕДЕЛАМИ

О московском периоде его жизни ходят легенды. Так, утверждают, что он настолько сблизился со Сталиным, что навещал его в Кремле без приглашения. Якобы он, герцеговинец, пристрастил вождя к знаменитому герцеговинскому табаку, научил Надежду Аллилуеву готовить знаменитый «боснийский казанок» – национальное блюдо из баранины с большим количеством овощей, нечто вроде ирландского рагу. Вполне вероятно, что эти слухи сильно преувеличены, но то, что Голубич был особо доверенным лицом Сталина, не вызывает никакого сомнения.

Даже беглое перечисление «заслуг» Мустафы просто ошарашивает. Именно он был организатором похищения вождей эмигрантского Общевоинского союза Кутепова и Миллера. Многие из нас читали книгу Евгения Воробьева «Земля, до востребования» или смотрели одноименный фильм. Там речь идет о разведчике Льве Маневиче (Этьене), однако почти никто не знает, что тот фактически работал под началом Голубича, которому удалось похитить во Франции полный комплект чертежей новейшего самолета. Вместе с Тито он во время гражданской войны в Испании организовал выявление и уничтожение троцкистов и анархистов. Хорошо знавшие его сподвижники называли Мустафу «хладнокровным ликвидатором с мягкой и романтической душой». Именно Голубич, путешествуя по всему миру, добывал огромное количество подлинных паспортов для нужд Коминтерна и советской разведки. В этом ему помогало отличное знание множества языков, личное обаяние и невероятная везучесть.

Правда, были у него и недостатки. Так, в служебной характеристике отмечалось: «Отрицательная черта Голубича – охотно впутывается в любое дело, если оно имеет касательство к политике… В работе, как правило, опирается на людей своей национальности (сербы). Здесь, по-видимому, сказывается национальное ощущение, большие знакомства в сербских кругах и в особенности в кругах организации «Черная рука», членом которой Голубич недавно состоял и к которой испытывает определенные симпатии». Однако расположение Сталина нивелировало все эти недочеты.

Следует добавить, что именно тесное общение с представителями сербской диаспоры в США и других странах позволило ему стать неоценимым добытчиком настоящих паспортов самых разных стран, которые он переправлял для нужд советской разведки.

ТИХИЕ ГРОМКИЕ ДЕЛА

Ходят слухи, что Голубич был «организатором и вдохновителем» убийства в Марселе короля Югославии Александра Карагеоргиевича и главы МИДа Луи Барту, ловко использовав в своих интересах хорватских фашиствующих усташей и националистов из так называемой «Внутренней македонской революционной организации». Никаких доказательств причастности Мустафы к этому теракту нет, однако можно предположить, что смерть короля удовлетворила его: Апис был отомщен!

В отечественной литературе практически ничего не говорится об участии Голубича в подготовке покушения на Троцкого. А ведь многие исследователи полагают, что именно он, пребывая в Америке, занимался организацией этого дела (и одновременно, говорят, состоял в любовниках у Греты Гарбо). Хоть попытка Григулевича и Сикейроса уничтожить Льва Давидовича не удалась, подходы к окружению Троцкого обеспечивал именно Мустафа. Утверждают, что именно он, находясь в США, занимался подводом к жертве Рамона Меркадера, обеспечив его, в частности, паспортом на имя Жака Морнара (забавно, но по-сербски «морнар» значит «моряк»).

А в королевской Югославии и в других странах Европы Мустафа создавал разведывательные сети. Они вошли в историю и художественную литературу под именем «Красной капеллы». Это название придумали гестаповцы: на их жаргоне радисты звались «пианистами», а руководители – «дирижерами»; так и складывались антифашистские оркестры! На самом же деле это было множество не зависящих друг от друга ячеек, работающих в разных странах под общим руководством Яна Карловича Берзина, начальника разведупра РККА. Сохранилось несколько сообщений Голубича-Омеги в Центр. Вот одно из них: «В Британском посольстве в Белграде работает разведывательный центр «Интеллидженс сервис». Его возглавляет капитан Том Мастерсон. В его подчинении находится резидентура в Бухаресте во главе с директором «Астры». В последние два года Мастерсон добился исключительных успехов, ему досрочно присвоено звание полковника. В случае войны он планирует осуществить две диверсии на Джердапе (ущелье на границе с Румынией, по которому протекает Дунай). Ему подчиняется капитан Билл Хадсон, работающий в Боснии, и полковник Стенли Бейли, совладелец серебряного рудника в Трепче».

И еще одна из последних его шифровок: «Штурмбанфюрер гестаповец Ганс Хельм 1909 года рождения работает под крышей атташе германского посольства. В 1936 году закончил в Берлине годичную разведшколу. Более всего интересуется югославскими политэмигрантами в Москве, Лондоне и испанскими добровольцами». Мы еще вернемся к этому фашисту…

Мустафа был одним из организаторов апрельского (1941 года) переворота в Югославии, в результате которого было разорвано соглашение о присоединении страны к оси Рим – Берлин – Токио. Он же принял участие в подготовке и подписании 5 апреля договора Королевства Югославии с СССР о дружбе и ненападении. Это заставило Гитлера на месяц с лишним отложить нападение на нашу страну и уже 6 апреля начать массированную бомбардировку Белграда. 18 апреля Югославия капитулировала. Одной из первых жертв нацистской оккупации стал Мустафа Голубич…

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ РАЗВЕДЧИКА

В день начала войны против Югославии Голубич возвращается из Москвы в Белград. Там в еще действующем советском посольстве он успевает получить советский паспорт. Главная цель его прибытия на родину состояла в организации движения сопротивления. Есть основания предполагать, что в СССР решили сделать ставку на генерала Драгослава-Дражу Михаиловича, с которым Мустафа был хорошо знаком еще со времен Первой мировой войны. Однако против генерала резко выступал Тито, который также тихо ненавидел и Голубича. Во-первых, он видел в нем опасного политического соперника. Еще в конце тридцатых годов он стремился всячески удалить его из коммунистического движения (в том числе и физически), но отказался от этого, как утверждают, по прямому указанию Сталина «не трогать Мустафу!». А во-вторых, лидер коммунистов опасался союза с патриотически настроенным народным любимцем-генералом, готовым развернуть отчаянную партизанскую войну против оккупантов.

По сей день ходят слухи, что Сталин дал Голубичу указание ликвидировать Тито, однако никаких подтверждений этому не существует. Так что мы не будем развивать эту тему, но запомним: присутствие Голубича в оккупированной Югославии было совсем не по душе будущему маршалу.

Конечно, Мустафа не был бы самим собой, если бы не вознамерился отомстить врагу немедленно – здесь и сейчас! Поэтому вскоре после нелегального возвращения в Югославию он вместе со своими сподвижниками организует колоссальную диверсию. Дело в том, что в сербском городе Смедерево, в его старинной крепости XV века, нацисты устроили гигантский склад боеприпасов весом в 400 000 тонн! И Мустафа подрывает этот склад… Однако вскоре после диверсии его арестовывают – якобы во время рутинной проверки, осуществленной белградскими фольксдойчами. Официально предъявленное обвинение – подделка документов. Следствие по делу Голубича ведет… «атташе», штурмбанфюрер Ганс Хельм!

О последних днях Мустафы мы узнали благодаря двум людям – арестованному коммунисту Любомиру Живковичу, с которым Мустафа сотрудничал еще в Вене, и тюремному доктору, австрийцу Юнгу, однокашнику Живковича по учебе в Вене: Юнг взял его себе в помощники. Однажды он привел Живковича в камеру, где лежали жестоко избитые Мустафа Голубич и коммунист Стеван Майсторович. Последний и рассказал о том, что поведал ему Мустафа: «Мне конец! Спасения нет… Меня предал Тито! Ну и пусть… Я сам виноват, что все так получилось… Меня точно добьют на допросах, но русские все равно раздавят их как тараканов… В СССР полмиллиона тракторов, а их так легко переделать в танки… Обещай мне, Майсторович, что, если выживешь, расскажешь все кому следует…» И повторял без конца: «Эх, если бы мне вырваться отсюда!»

Сам Мустафа был избит до такой степени, что едва мог говорить. Знаком он подозвал Живковича и прошептал ему на ухо: «Болгарские коммунисты в Софии под пытками показали, что я присылал им фальшивые паспорта. Гестаповцы предъявили мне их показания, и я решил не отрицать очевидные факты. Но больше я им ничего не сказал, хотя мне все кости переломали».

Сказать, что допросы Хельма были жестокими – значит ничего не сказать. А допрашивали его четырежды – 11, 13, 14 и 17 июня. Сохранилось дело UDB D-193 нацистской СД: следствие вел упомянутый Хельм, переводчиком был Эгон Хеллерман (Мустафа скрыл знание немецкого!), стенографировал допросы некий Дежерлер. В деле отмечено, что «преступник всячески запутывал следствие» и даже пытался «негативно воздействовать» на Хельма.

Мустафа Голубич признался только в том, что подделывал паспорта. Избежать этого было невозможно, ибо во время ареста у него изъяли двести пятьдесят различных паспортов. Они предназначались для передачи в ГРУ РККА, но Мустафа заявил, что он скупал документы «в личных корыстных целях». Естественно, никто ему не поверил. Однако и добиться от него ничего не удалось. Приговор звучал так: расстрел «за нелегальное обогащение и торговлю документами».

На казнь его не выводили – выносили на куске брезента в сад Старого дворца, опоясанный высокой стеной (теперь это Пионерский парк в самом центре Белграда). Стоять Мустафа не мог – руки и ноги были переломаны во многих местах. Так и принял он смерть от фашистской пули – сидя на садовой скамье…

Еще не стихла артиллерийская канонада, еще гремели выстрелы на улицах Белграда, когда оперативники управления СМЕРШ Третьего Украинского фронта принялись разыскивать место захоронения Мустафы Голубича. Обнаружив его, они выкопали останки и отправили в Москву – говорят, выполняя указание самого Сталина. Где упокоилось тело этого необыкновенного человека, нам неизвестно. Кто-то говорит, что на Новодевичьем кладбище, кто-то – что в ином месте. Вполне вероятно, что лежит он под камнем с чужой фамилией. Но на мемориальном Новом кладбище Белграда есть Аллея героев освободительной войны. В общем ряду могил лежит камень с надписью: «Мустафа Голубич, Герой СССР». В официальных списках Героев Советского Союза он не числится. Но нет в них и многих других героев и жертв тайной войны…


1 Мая 2014

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


880 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
74702
Борис Ходоровский
53521
Богдан Виноградов
40302
Сергей Леонов
25584
Роман Данилко
23959
Дмитрий Митюрин
12475
Александр Путятин
11721
Светлана Белоусова
11044
Татьяна Алексеева
10932
Наталья Матвеева
9791
Павел Ганипровский
8820
Дмитрий Митюрин
8076
Богдан Виноградов
7470