АНЕКДОТЪ
«Секретные материалы 20 века» №20(536), 2019
Под «дружественным огнем»
Богдан Виноградов
журналист
Санкт-Петербург
36813
Под «дружественным огнем»
Карикатура, 1911 год

Существует немало примеров того, как армии умудряются нести потери в отсутствие какого-либо противника. Так, в 1943 году, во время сражений за Алеутские острова, американцы решили отбить захваченный Японией остров Кыска. Операция под названием «Коттедж» стоила армии США около сотни убитых и двух сотен раненых. Притом что все японцы... эвакуировались с острова за две недели до штурма. Потери же стали следствием плохой координации во время высадки, в результате чего янки стреляли друг в друга, и случайного подрыва на мине эсминца «Абнер Рид».

И это было не последней неудачей США такого рода. Проведенная в конце апреля 1980 года операция «Орлиный коготь» по спасению удерживаемых в Иране заложников окончилась полным провалом. Из-за плохого планирования и технических неисправностей было потеряно пять вертолетов и восемь человек. Персы узнали о том, что с ними прилетели воевать американские морпехи, только на следующее утро, а единственной жертвой с их стороны был убитый спецназовцами мирный житель…

Но, пожалуй, рекорд «дружественного огня» поставила австрийская армия в битве при Карансебеше 17 сентября 1788 года. Тогда шла очередная война Габсбургской империи с турками. Император Иосиф II выступил на контролируемые османами Балканы, лично возглавляя свое войско. Это была внушительная сила в сто тысяч солдат самых разных национальностей – сербских и хорватских добровольцев, венгров и румын, ломбардских итальянцев…

Вся эта армия встала лагерем в окрестностях города Карансебеш, сегодня принадлежащего Румынии. Рота гусар переправилась через местную речку в поисках неприятеля. Турок нигде не было. Зато обнаружился цыганский табор, продавший бравым кавалеристам несколько бочек шнапса – трудно сказать, насколько добровольно. Вскоре к веселящимся кавалеристам попытались присоединиться пехотинцы, но получили резкий отказ. Началась перебранка, гусары заняли позиции среди бочек и повозок цыганского табора.

Разумеется, ссора нескольких сотен вооруженных солдат быстро переросла в перестрелку – говорят, что первым выстрелил гусар. Воины императора палили друг в друга, пока кто-то не крикнул: «Турки!» Поскольку османы часто мучили и убивали своих пленников, то и солдаты, и гусары принялись отступать к основному войску.

Только армия там такого не ждала. Переправлявшихся через реку кавалеристов приняли за турецких всадников, готовящихся ворваться в лагерь. Среди солдат началась паника, а кто-то из офицеров приказал открыть пушечный огонь, который также был принят некоторыми частями за вражеский обстрел. Злую шутку сыграло и этническое многообразие – крики «Halt! Halt» («Прекратить!») австрийских офицеров балканские добровольцы восприняли как: «Аллах! Аллах!»

Под продолжавшими переходить через реку солдатами рухнул мост. А наступившая темнота окончательно уничтожила надежду разобраться в произошедшем. Иосиф II принял абсолютно правильное решение отступить из этого хаоса, но упал в реку и чуть не утонул. Его адъютанту повезло меньше – он погиб в давке. Закончилось все беспорядочным отступлением австрийской армии.

В некоторых источниках указывается, что тогда, дескать, император потерял десять тысяч солдат, а подошедшие позднее османы с удивлением наблюдали картину полного разгрома. Однако реалистичные оценки потерь разнятся от 150 до 1200 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. А войну австрийцы будут вести еще три года, закончив ее сепаратным миром.

Обмануть султана

Впрочем, время от времени не везло и самим туркам. Так, десятилетиями воевавшие с ними испанцы решили провернуть дерзкое предприятие – обстрелять Стамбул. Понимая, что столица турок хорошо охраняется с моря, испанцы замаскировали свои галеры под турецкие. Удивительно, но этот трюк сработал. 16 октября 1616 года вошедшие в бухту Золотой Рог боевые корабли внезапно начали вести огонь по береговым укреплениям.

Пользуясь наступившей суматохой, испанцы отступили из бухты и направились в Мраморное море. Там их уже готовился перехватить османский флот, в составе которого насчитывалось целых тридцать галер! На победу в открытом бою у испанцев не было ни одного шанса, и они решил прорваться с помощью уловки. Из нашедшихся на кораблях досок были построены небольшие плоты, которые оснастили свечами и факелами, имитировавшими освещение на испанских кораблях. По сигналу огни на галерах были погашены, а на плотах – зажжены, и плоты пустили вниз по течению.

Турецкий флот отвлекся на плоты, приняв их за убегающих испанцев, а те в это время прошли через пролив Дарданеллы, держась другого берега. Заметившие это османы ринулись в погоню, предполагая, что неприятель пойдет к Криту. На деле же испанские корабли проплыли вдоль Малой Азии к Александрии. Там они напали на город, взяв с него гигантский выкуп – полтора миллиона дукатов, и счастливо вернулись домой.

Турки... Англичане... Все равно пираты!

Это не единственный пример доблести европейских моряков, проявленный в сражениях с турками – или, по крайней мере, «турками». 22 января 1617 г. бриг «Дельфин» из Лондона под командованием капитана Николсона, серьезно вооруженный 19 большими пушками, был атакован у Сардинии пятью большими пиратскими кораблями, формально действовавшими от лица Турции. На деле командовали пиратами англичане-перебежчики, принявшие ислам.

Первым в бой вступил пиратский флагман, но нападение было отбито – корабль получил несколько опасных пробоин и вышел из боя. Затем «Дельфин» был атакован двумя другими кораблями, и пираты пошли на абордаж. Атака была отбита, более того, англичане сумели повредить еще один пиратский корабль, заставив его выйти из боя, и отбить еще одну абордажную атаку. Из 38 членов экипажа «Дельфина» было потеряно семь человек убитыми и 10 ранеными. Погибших моряков похоронили на Сардинии, а бриг прошел ремонт и сумел вернуться домой, даже несмотря на сильный шторм.

Родственный обмен

Участь жертв морского разбоя во все времена была незавидной: рабство, галеры или, если повезет, свобода за разорительный выкуп. В эпоху религиозных войн появилось новшество: морские разбойники теперь еще и за души боролись. Например, можно сманить христианина-канонира на мусульманский галеас. Ему – свобода и избавление от галер, берберским корсарам – ценный специалист.

Такие вероотступники огромном количестве служили новоиспеченным «братьям по вере», подчас делая хорошую карьеру. Многие даже становились флотоводцами на службе у турок или берберов.

Но бывали и курьезы. Некий капитан попал в плен к берберским корсарам. Он был опытный моряк и ему предложили перейти в «истинную веру». Капитан принял ислам, после чего воевал с бывшими единоверцами. Но несколько лет спустя он попал к ним в плен. Вероотступнику светили уже даже не галеры, а смертная казнь. Возможно, на костре с сырыми дровами.

Однако его уже подросший сын-христианин в это же время воевал на море против турок и тоже попал к ним в плен. Он оказался принципиальнее отца и ислам не принял. Потому корсара-отступника казнить не стали, а вместо этого обменяли на его же собственного сына.


14 Сентября 2019


Последние публикации


200 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
70364
Борис Ходоровский
44086
Богдан Виноградов
36858
Сергей Леонов
24257
Александр Путятин
11028
Дмитрий Митюрин
9647
Светлана Белоусова
9614
Наталья Матвеева
8409
Павел Ганипровский
7530
Богдан Виноградов
6711
Светлана Белоусова
6075
Борис Кронер
5874