Князь Дмитрий Голицын: двуликий Янус России
29.08.2019 / РОССIЯ
В фигуре князя Дмитрия Михайловича Голицына отразились все контрасты, которые были характерны для эпохи Петра Великого: прогрессивные реформы вели к ломке привычного жизненного уклада, экономический рост сочетался с резким обнищанием населения, а внешнее заимствование западного образа жизни не меняло сути русского самодержавия. Личность князя была столь же противоречива. Не случайно Дмитрий Корсаков характеризовал его как «двуликого Януса, стоящего на рубеже двух эпох нашей цивилизации – московской и европейской. Одним лицом своим он задумчиво смотрит в былое Руси, другим – самонадеянно приветствует ее грядущее».
Папаша на байке
27.05.2019 / СПОРТ
Корреспондент «Секретных материалов» уговорила на интервью президента одного из старейших таллинских байкерских клубов – DINAMO MC – Юрия Преображенского, которого все в городе называют по-свойски и в то же время уважительно: Папаша.
Он пел для таких же, каким был сам
01.01.2016 / ЖЗЛ
В 1969 году исполнительница песен протеста американка Джоан Баэз с успехом спела со сцены песню Джо Хилла. Автора давно не было в живых – рабочего-поэта казнили за преступление, которого он, по-видимому, не совершал. Пепел казненного по его завещанию развеяли на четырех континентах, а его песни надолго стали образцом действенной пропаганды в борьбе рабочих за свои права. В конце 1960-х он все еще оставался примером для молодых бунтарей, распевавших песни протеста на митингах и демонстрациях. Казненный в 1915 году в Солт-Лейк-Сити профсоюзный активист был очень популярен среди американских бедняков – бездомных бродяг, шахтеров, строителей и фабричных рабочих. Бастующие пели его песни на митингах и превратили их в гимны классовой борьбы.
Мент из Ораниенбаума
01.09.2014 / ЖЗЛ
При жизни Михаила Михайловича Зощенко не был обласкан властями, но был в его судьбе период, когда будущий литератор работал, говоря по-современному, в силовых структурах Советского государства. А если конкретней, то был сотрудником уголовного розыска в городе Ораниенбауме под Ленинградом.
Вечная молодость бересты
01.04.2014 / ЯРКИЙ МИР
Она пишет слово «Лес» с большой буквы, так, словно он живое, одушевленное существо, ее близкий знакомый, защитник, помощник. Лес никогда не предаст и не изменит. Она это знает. Лес спас ее, когда было тяжело, больно, невыносимо. Лес живет по тем же законам, что и созданный людьми мир из асфальта, стекла и бетона. Огромное вековое дерево стоит в Лесу и кажется нерушимым: ствол его силен, ветви тянутся к небу, молодая листва весело шумит, и вдруг налетит порыв сильного ветра – и дерево рухнет, обнажив свою до основания прогнившую сердцевину.