ИСТОРИЯ ЛЮБВИ
«Секретные материалы 20 века» №8(524), 2019
Сюрреалистическая страсть
Татьяна Минасян
журналист
Санкт-Петербург
34
Сюрреалистическая страсть
Гала множество раз появлялась на полотнах Дали

Женщин, которые становятся спутниками жизни поэтов, художников или музыкантов, нередко называют их музами, но обычно это говорится в переносном смысле. И только одну супругу живописца некоторые склонные к мистике люди всерьез считали мифической покровительницей искусства, спустившейся на Землю, чтобы помогать ему, и исчезнувшей после его смерти. Хотя на самом деле она была обыкновенной земной женщиной. 

Звали эту женщину Еленой Дьяконовой, но в историю она вошла под именем Гала, а художником, для которого она стала музой, был Сальвадор Дали. Она действительно сделала очень много для того, чтобы он полностью раскрыл свой талант и стал знаменитым на весь мир живописцем. Правда, их жизнь была далеко не такой романтичной, как гласят легенды. Гала была замужем дважды, у нее были любовные отношения еще с несколькими мужчинами, и она не исчезала после смерти Дали, а, наоборот, умерла на несколько лет раньше него. Но это не мешает поклонникам Сальвадора Дали пересказывать красивую легенду о музе, на время спустившейся с Олимпа, чтобы вдохновлять великого художника на создание великих картин. 

Любовь в больничных интерьерах 

Елена Дьяконова начала вращаться среди людей искусства и заводить с ними романы задолго до знакомства с Дали. Она родилась в 1894 году в Казани, потом ее семья переехала в Москву, а потом, когда Елене было 18 лет, ее отправили лечиться в Швейцарию – у девушки обнаружили туберкулез. Она оказалась в санатории и познакомилась там с французом по имени Поль-Эжен Грендель, который был на год младше ее и тоже страдал от этой тяжелой болезни. Молодой человек сразу понравился Дьяконовой, и она сделала все, чтобы произвести на него как можно более сильное впечатление. 

И ей это удалось. Поль быстро обратил внимание на жизнерадостную и общительную девушку, которая очень выделялась среди других грустных пациентов и которая могла поддержать разговор на любую тему. Она называла себя Галиной, видимо посчитав имя Елена недостаточно экзотическим для Европы, а Грендель стал называть ее сокращенно Галой – под этим именем она позже станет знаменитой. Поначалу молодые люди переглядывались издалека и выразительно улыбались друг другу, потом стали подсовывать друг другу под дверь записки с признаниями в любви и приглашениями на свидания, а спустя еще несколько дней уже гуляли в обнимку и держась за руки. Оба любили читать, и им постоянно присылали из дома книги, которыми они обменивались и которые обсуждали. Поль особенно любил поэзию и признался Гале, что хотел бы и сам попробовать сочинять стихи, после чего девушка принялась всячески уговаривать его сделать это. Надо ли говорить, что юноша быстро сдался и последовал ее совету? Елена стала первым слушателем, которому он прочитал свое первое стихотворение, и она сразу же объявила, что он станет великим поэтом. 

Родителям Поля-Эжена страшно не нравилось его увлечение «этой русской», которая слишком много читала и была, по их мнению, «слишком умной» для женщины, и они пытались заставить его прекратить дружбу с ней. Но молодой человек взбунтовался и объявил им, что сам будет решать, с кем ему встречаться. И они с Галой продолжили читать, обсуждать книги и веселиться, не обращая внимания на царившую вокруг них тягостную больничную атмосферу. 

Их любовь и счастливое настроение стали для обоих дополнительным лекарством и, наверное, помогли им вылечиться не меньше, чем медицинские процедуры. Весной 1914 года они уехали из санатория, чувствуя себя здоровыми и строя планы на долгую дальнейшую жизнь. За год до этого Поль издал первый сборник своих стихов, на которые его вдохновила Гала, подписав их фамилией своей матери – Элюар. Эти стихи имели успех, и молодые люди решили, что Поль будет работать в строительной фирме своего отца и параллельно писать новые стихи, а когда он сможет жить только литературным трудом, они поженятся. 

Их планам едва не помешала Первая мировая война. Поля-Эжена призвали в армию, но там его здоровье снова начало ухудшаться, так что вскоре его перевели в санитары военного госпиталя. Его письма Гале часто приходили с большим опозданием или вовсе терялись, и ей приходилось ждать их месяцами, не зная, жив ли еще ее возлюбленный. Мать пыталась отвлечь ее от тревоги за Поля, подыскивая ей новых, более выгодных женихов, но Елена отказывалась знакомиться с ними, а после особенно настойчивых требований забыть Элюара, даже объявила голодовку и действительно не ела несколько дней. В конце концов ее родные признали свое поражение и разрешили ей съездить в Париж, чтобы встретиться с Полем-Эженом, которого на короткое время отпускали из госпиталя на побывку. В 1916 году они поженились, а через два года у них родилась дочь Сесиль. Поль продолжал служить в армии, а Гала с ребенком жила у его родителей, которые по-прежнему недолюбливали ее, но каждая встреча молодых супругов, как и раньше, была полна страсти и интересных бесед о поэзии. 

После войны Поль и Елена смогли наконец проводить вместе много времени, и казалось, больше ничто не может помешать их счастью. Элюар продолжал работать в отцовской компании, но не прекращал и писать стихи, а Гала помогала ему в этом, поддерживая все его начинания. Но чем известнее становился Поль, тем больше он вращался в кругах других поэтов и вообще людей искусства, и его супруга чаще всего тоже присутствовала при этом. И одна из таких встреч стала для семьи Элюара роковой. 

В 1920 году Поль-Эжен побывал на выставке картин немецкого художника Макса Эрнста и пришел в восторг от этих работ. Он, вместе с Галой, отправился в Кельн, где жил Эрнст, чтобы познакомиться с ним и пригласить его в Париж, поскольку именно там, во французской столице, художник, по мнению Элюара, мог лучше всего раскрыть свой талант. Елена же, познакомившись с Максом, тоже восхитилась… им самим. И начала оказывать ему недвусмысленные знаки внимания. 

Вскоре творческие друзья Поля Элюара, которых сложно было удивить так называемыми «свободными отношениями», были здорово шокированы, узнав, что жена Поля и Макс Эрнст завели роман с его согласия, а чуть позже – что у них и вовсе началась «любовь втроем». Поначалу Элюару как будто бы и самому нравились такие отношения, потом он все же стал ревновать супругу, а когда она отказалась прекращать встречаться с Эрнстом, попытался бросить ее. Поль уехал путешествовать по Азии, а Гала с Максом некоторое время жили в Германии, но потом присоединились к Элюару в Сайгоне и снова стали жить втроем. Правда, на этот раз недолго – после возвращения в Европу Эрнст решил расстаться с Еленой и ее мужем. 

Следующие пять лет Поль и его жена жили вместе, но их брак уже нельзя было назвать прочным и счастливым. Гала заводила новые романы на стороне и втягивала в некоторые из них Элюара, а он то подумывал о разводе с ней, то заявлял, что его полностью устраивает такая жизнь. 

При этом супруги продолжали общаться с поэтами, художниками и другими людьми искусства. И вот однажды, путешествуя по Испании, они встретились там с молодым и малоизвестным на тот момент живописцем по имени Сальвадор Дали… 

Ссора с семьей из-за музы 

Сальвадор Дали был моложе Галы на десять лет. Это был человек с очень непростым, даже для творческой личности, характером: вспыльчивый и капризный, умеющий добиваться своего слезами и скандалами, склонный к эпатажным выходкам и ненавидящий, когда кто-то указывал ему, что делать. В детстве родители отдали его учиться в художественную школу в его родном городе Фигерас в Каталонии, а затем он решил поступить в Королевскую академию изящных искусств Сан-Фернандо в Мадриде и едва не завалил вступительный экзамен из-за собственного упрямства. Рисунок, который он создал для этого экзамена, посчитали слишком маленьким, и Сальвадору было сказано нарисовать другой, побольше. Но Дали, обидевшись, что его работу отвергли из-за размера, пришел на пересдачу с новым рисунком, который был еще меньше предыдущего. Однако нарисована эта картина была настолько талантливо, что экзаменаторы согласились зачислить ее автора в академию в виде исключения. 

Дали проучился в академии до 1926 года, а потом его все-таки выгнали оттуда – слишком уж высокомерно этот студент себя вел и слишком часто спорил с преподавателями. Но художника это не особо расстроило. К тому времени он уже был знаком со многими известными живописцами, писателями и другими творческими людьми и усиленно искал свой собственный стиль в искусстве, так что ему было не до сожалений о прекращении учебы. 

Сальвадор познакомился с художниками и поэтами-дадаистами и некоторое время придерживался этого направления в живописи. Потом он подружился с Пабло Пикассо, в те годы как раз пробовавшего себя в кубизме, и увлекся этим стилем. А потом к нему в гости приехали Поль Элюар с супругой, и Дали на время забыл обо всем на свете, включая и искусство. Все, даже его любимое дело, затмила собой прекрасная и обаятельная Гала. 

А Елена Грендель, увидев его картины, вновь ощутила уже знакомое ей чувство, то самое, что она испытывала, когда впервые увидела Поля Элюара, а потом Макса Эрнста. Это было понимание, что перед ней гений, восхищение его умом и творческими способностями и желание стать той, кто поможет этим способностям развиться, достигнуть своего максимума. Сопротивляться этому желанию Гала не могла, да и не хотела – так что она сразу же постаралась сделать все от нее зависящее, чтобы Сальвадор Дали обратил на нее внимание. 

Долго ждать ей не пришлось – художник и сам захотел сблизиться с красавицей. Правда, поначалу у него и в мыслях не было разбивать их с Полем Элюаром семью – он хотел лишь общаться с ними и писать их портреты. Но во время работы над портретом Поля-Эжена у Дали все же начался роман с его женой. Сальвадор чувствовал вину перед поэтом, с которым он к тому времени успел подружиться, и он старался написать портрет как можно лучше – ему казалось, что это будет чем-то вроде компенсации брошенному женой Элюару. 

Гала, правда, поначалу не спешила расходиться с мужем, да еще и встречалась время от времени с другими поэтами или художниками. Но когда Дали понял, что она неравнодушна к нему, он стал добиваться, чтобы она осталась только с ним, без всяких «третьих лишних», и в конце концов ему это удалось. Елена окончательно рассталась с мужем, стала жить с Сальвадором, и вскоре ей уже самой было странно даже подумать о том, чтобы завести роман с кем-то еще. Дали заполнил собой всю ее жизнь, и все остальные увлечения были ею забыты. 

В творческих кругах, где по-прежнему вращались Сальвадор и Елена, к их с Элюаром любовному треугольнику уже относились спокойно – все привыкли, что у Галы постоянно возникают странные отношения с разными мужчинами одновременно, и больше это художников и поэтов не шокировало. Но не все окружающие Дали и Галу люди относились к этому настолько снисходительно. Консервативный отец Сальвадора, а также его сестра и другие родственники были против его романа с Дьяконовой и требовали, чтобы он расстался с ней. Но художник не привык уступать кому-либо даже в менее серьезных вещах – что уж говорить о том, чтобы бросить любимую женщину, потому что она кому-то не нравится! Призывы родных «одуматься» и «найти скромную порядочную девушку» сначала игнорировались, а потом Дали и вовсе начал в резкой форме объяснять им, что они «глубоко неправы», порой сопровождая это разными эксцентричными выходками. После очередного такого скандала он навсегда разругался с отцом – тот выгнал его из дома и прекратил с ним общаться. И только в пожилом возрасте, через много лет после смерти Дали-старшего, Сальвадор понял, насколько тяжело его отцу было иметь с ним дело, и пожалел обо всех своих резкостях и эпатаже. 

Но о том, что он не расстался с Еленой Дьяконовой, художник не жалел никогда. Хотя их совместную жизнь нельзя было назвать тихой и спокойной – у двух людей, обладающих непростым характером, она могла быть только бурной и полной страстей. 

Подарок папе римскому 

После того как Гала ушла к нему и оформила развод с первым мужем, Сальвадор Дали решил, что непременно должен жениться на ней. В 1934 году они зарегистрировали брак, но Дали, хотя он не был особо религиозным человеком, желал еще и обвенчаться с любимой, – возможно, таким образом он надеялся, что их брак будет более крепким, чем если он просто зарегистрируются в мэрии, что в этом случае Елене будет не так просто уйти от него к другому талантливому мужчине, который ей понравится. Но с венчанием в их случае были определенные сложности: во-первых, Гала была разведена, а во-вторых, она была православной, а Дали – католиком. Для венчания в таких случаях требуется сначала получить разрешение патриарха или папы римского. 

В 1952 году умер Поль Элюар, и теперь Галу могли обвенчать с Сальвадором. Художник хотел венчаться по католическому обряду, и Елена не возражала против этого, так что разрешение им должен был дать Папа Римский Пий XII. Но Дали справедливо полагал, что им с Галой, успевшим прославиться своим скандальным поведением, глава Католической церкви может и отказать. Пришлось Дали придумать хитрый план, благодаря которому Пий XII не смог бы проигнорировать его просьбу о венчании, как бы ему этого ни хотелось. 

В 1958 году папа римский получил от Сальвадора Дали подарок – одну из его картин, написанную в той самой авангардистской манере, которая к тому времени уже стала фирменным стилем художника. Автор картины писал, что с радостью делает Ватикану такой подарок и что готов дарить церкви свои картины и дальше, каждые несколько месяцев, чтобы они украсили собой хранящееся в ее музеях богатое собрание произведений искусства. А в конце письма Дали смиренно спрашивал, не согласится ли понтифик дать ему разрешение на венчание с православной невестой, и выражал надежду, что он положительно ответит на эту просьбу. 

Папа римский посмотрел на подаренную ему картину. Скорее всего, он представил ее в одном из залов ватиканских музеев, рядом со знаменитыми древними скульптурами Аполлона Бельведерского и Лаокоона. Потом он представил себе множество подобных полотен, которыми будут увешаны все стены в музеях и в папском дворце, и пришел в ужас. Поддаваться на такой шантаж ему, наверное, не хотелось, но превращать музеи Ватикана в персональную выставку художника-сюрреалиста хотелось еще меньше. И поэтому разрешение венчаться Сальвадор Дали вскоре получил. 

Тяжкий труд музы гения 

После венчания Сальвадор и Елена прожили в браке еще 24 года. Они ездили по разным странам, были в Америке и во Франции, где Дали устраивал выставки своих работ, неизменно имевших огромный успех. И этим успехом он в немалой степени был обязан своей супруге. 

Гала, как и хотела, стала его музой и источником вдохновения, и это оказалось весьма непростой работой. Поль Элюар всегда слушался ее советов, и направлять его в нужную сторону ей было легко. Но Сальвадор Дали был совсем иным человеком – его невозможно было заставить что-то делать против его воли. Тем не менее Елене удавалось сделать так, чтобы он все-таки прислушался к ее мнению и хотя бы частично согласился с ним. 

В первые годы их брака Гала настояла на том, чтобы ее муж стал писать картины в немного более реалистичной и понятной широкой публике манере, и благодаря этому его работы стали охотнее покупать. Позже Дьяконова нередко искала ему новых заказчиков, а когда интерес к его живописи начинал уменьшаться, уговаривала его заняться рекламой, дизайном разных фирменных знаков и другой «низменной», с точки зрения художников, работой. Именно с ее подачи Дали нарисовал известную сейчас всему миру обертку для «Чупа-Чупса». Такая работа помогала ему не только зарабатывать деньги, но и оставаться широко известным, а значит, иметь возможность и продавать свои новые картины. 

Гала была единственным человеком, который мог наводить порядок в мастерской Дали, где он обычно устраивал ужасный бардак. Никому другому художник не позволил бы даже дотронуться до своих холстов, кистей и других вещей, но его жена смело входила в мастерскую и принималась, не обращая внимания на протесты художника, раскладывать там все по местам. 

Из-за творчества и беспорядка супруги обычно спорили не слишком сильно, но у них бывали более серьезные поводы для ссор. Как бы сильно Гала ни любила своего мужа, у нее случались увлечения на стороне. Дали то ревновал ее и грозился бросить, то заявлял, что ему безразличны ее «развлечения», то умолял не уходить от него, и в конце концов они стали жить раздельно. В 1968 году Сальвадор купил своей жене целый замок в испанской провинции Жирона, и она поселилась там одна, а ее муж мог приехать к ней в гости, только спросив заранее, не возражает ли она против этого. 

В этом же замке, оставшись одна, 88-летняя Гала однажды упала с лестницы и сломала шейку бедра. Ей не сразу удалось вызвать врача, и вскоре после того, как ее доставили в больницу, она умерла от внутреннего кровотечения. Сальвадор Дали не успел попрощаться с ней, но сам отвез ее на машине в склеп, расположенный рядом с замком, чтобы похоронить там, – он усадил ее на заднее сиденье, словно она была еще жива. 

Дали пережил свою музу на семь лет. Эти последние годы своей жизни он много болел, но все равно продолжал писать картины. Два года художник прожил в замке Галы и каждый день просил, чтобы его подняли в башню, из которой был хорошо виден склеп, в котором его любимая была похоронена.


1 Апреля 2019


Последние публикации


200 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
70364
Борис Ходоровский
44086
Богдан Виноградов
36858
Сергей Леонов
24257
Александр Путятин
11028
Дмитрий Митюрин
9647
Светлана Белоусова
9614
Наталья Матвеева
8409
Павел Ганипровский
7530
Богдан Виноградов
6711
Светлана Белоусова
6075
Борис Кронер
5874