Любимый камень Клеопатры
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №18(326), 2011
Любимый камень Клеопатры
Вениамин Лукницкий
журналист
Санкт-Петербург
1162
Любимый камень Клеопатры
Клеопатра (Элизабет Тейлор) со своими изумрудными украшениями

«Светоносный король зеленых» – такое название получил изумруд в старину за чистое сияние. Камень этот среди коллекционеров ценится дороже алмазов и уступает только рубинам. Еще в древности люди смотрели на него не только как на символ богатства, но и как на символ жизни… Индейцы поклонялись ему как божеству – большому кристаллу величиной с голубиное яйцо, который носил имя Изумрудной Богини. Египетская царица Клеопатра ценила эти камни больше всех своих украшений, а император Нерон любил смотреть бои гладиаторов сквозь противосолнечные стекла из изумрудов…

ЧТО ЕСТЬ ИЗУМРУД?

После того как люди научились обрабатывать драгоценные камни, придавая им сложную и разнообразную огранку, изумруд стал олицетворением богатства, власти, державного величия и даже мог служить предметом распрей между правителями и причиной жестоких войн. У европейских и азиатских правителей трудно найти корону, в которой не сверкал бы этот завораживающий камень.

У Александра Ивановича Куприна в прекрасной повести «Суламифь», навеянной знаменитой библейской Песнью Песней, израильский царь Соломон так рассказывает своей любимой об изумруде: «Это кольцо со смарагдом ты носи постоянно, возлюбленная, потому что смарагд – любимый камень Соломона, Царя Израильского. Он зелен, чист, весел и нежен, как трава весенняя, и когда смотришь на него долго, то светлеет сердце; если поглядишь на него с утра, то весь день будет у тебя легким. У тебя над ночным ложем я повешу смарагд, любимая моя: пусть он отгоняет от тебя дурные сны, утишает биение сердца и отводит черные мысли…»

Изумруд – драгоценный камень высокого класса. Название его происходит от искаженных латинского «эсмераудэ» и греческого «смарагдос», имеющих древнеиндийское и семитское происхождение. С точки зрения минералогии он является разновидностью берилла, окрашенного соединениями хрома в ярко-зеленый цвет.

Изумруд, в отличие от других зеленых камней, сохраняет окраску при разном освещении. Плиний Старший писал, что ни яркий солнечный свет, ни рассеянный дневной, ни искусственный не влияют на его внешний вид. И добавлял о его благотворном воздействии на глаза: «…из всех других драгоценных камней только он питает взор без пресыщения. Даже когда глаза утомлены пристальным рассматриванием других предметов, они отдыхают, будучи обращены на этот камень».

С доисторических времен и по сию пору изумруд сохраняет выдающееся положение на рынке самоцветов, преимущественно на Востоке. Особенно ценился изумруд в Вавилоне и Древнем Египте. Египетская царица Клеопатра обожала изумруды и имела обыкновение в знак особой милости одаривать приближенных вельмож своим изображением, выгравированным на изумрудном кристалле. Самоцветы в то время добывались многочисленными рабами в так называемых копях царицы Клеопатры, в центре сегодняшней Восточной пустыни, в легендарной долине Джебал Забара. Существует легенда, что царица однажды лично посетила этот труднодоступный рудник и здесь черный раб преподнес ей только что найденный огромный прекрасный кристалл. Клеопатра будто бы освободила раба и сделала его своим ближайшим телохранителем, а этот изумруд был вставлен в ее головной убор. По другой легенде, она, встречая Юлия Цезаря, велела украсить изумрудами двери своего дворца.

В доколумбовой Америке существовал культ поклонения изумруду. Сочный зеленый цвет его ценился как выражение жизни, молодости и чистоты. Ему предписывалась таинственная сила, делающая воина неуязвимым в бою, исцеляющая недуги и дарующая счастье. Индейцы из племени муисков – первооткрывателей колумбийских изумрудов – считали эти самоцветы своими предками и вели свой род от «сына Солнца», который появился на свет из лона прекрасной матери в облике… кристалла изумруда. Древние жители долины Манта на территории нынешнего Перу поклонялись Изумрудной Богине – изумруду величиной с голубиное яйцо. Жрецы внушали своим прихожанам, что богиня с особой благодарностью принимает жертвоприношения, состоящие из ее «детей» – более мелких изумрудов. При завоевании Перу испанцы захватили большое количество этих «дочерей богини», но самой ее, как ни старались, найти не смогли. По всей видимости, когда инки убедились, что спасти Изумрудную Богиню от поругания захватчиков не удастся, они решили ее уничтожить.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ХРОНИКА ДОБЫЧИ ИЗУМРУДОВ

Наиболее древними месторождениями изумрудов считаются египетские, расположенные в Аравийской пустыне. Они были открыты еще при первых фараонах, а, добытые в них драгоценные камни, находят их египетских захоронениях датируемых III тысячелетием до н. э.. Изумруды античного времени добывали в так называемых копях Клеопатры в Верхнем Египте, в 60 километрах от Красного моря. Египетские месторождения в середине ХVI века сменились месторождениями Южной Америки.

Мир изумрудов изменился бесповоротно, когда в 1519 году испанцы во главе с Кортесом прибыли в Южную Америку. Хотя сначала они захватили только серебро и золото, вскоре конкистадоры увидели прекрасные драгоценные камни и стали выяснять, где их добывают индейцы. К тому времени, когда они «огнем и мечом» проложили себе в 1537 году путь через горы Колумбии в район Чивора, они награбили у местных индейцев более 7000 изумрудов. Но главный приз ждал испанцев впереди. Они слышали, что существуют копи, где добывают еще более крупные и чистые кристаллы. Имя этих копий – Мюзо. Индейцы племени чибча даже под пытками не выдали захватчикам расположения изумрудных шахт. Испанцам помог случай.

После поражения у подножия горы Итоко около Мюзо завоеватели отступали через тропические джунгли. Мучимый жаждой лейтенант Хуан де Пенагос склонился к ручью и с изумлением увидел в воде зеленые кристаллы. Начались разработки. На протяжении многих веков здесь добывали самые крупные и лучшие камни. Овладев в 1558 году Колумбией, испанцы стали широко использовать рабский труд индейцев на добыче изумрудов.

В ХVI веке испанская корона располагала восемью шахтами; изумруды везли за океан с вооруженным эскортом, в сундуках, опечатанных личной печатью короля. А в это время индейцы, работавшие в шахтах, гибли тысячами.

В 1863 году образовались Соединенные Штаты Колумбии, и страна навсегда освободилась от испанских захватчиков.

К концу ХVIII века месторождения Колумбии обеднели и истощились, цены на камень выросли, и в последние годы дореволюционной эпохи во Франции среди сказочной роскоши и увлечения драгоценностями изумруд оказался одним из самых редких камней; так продолжалось до открытия русских месторождений.

УРАЛЬСКИЕ «ИЗУМРУДНИЕ КОПИ»

На территории нашей страны изумруды известны издавна. Возможно, об уральских изумрудах и аквамаринах говорит в семидесятых годах нашей эры Плиний Старший, сообщая о «знатнейших смарагдах скифов». Отдельные указания на находки этого камня дошли до нас со времен Бориса Годунова, которому венецианский шлифовальщик выгранил большой изумруд для перстня.

Когда и кто нашел на Урале первый самоцвет, неизвестно, однако уже в 1669 году сын известного рудознатца Тумашова Дмитрий привез в столицу найденные в окрестностях Мурзинки (поселок неподалеку от Екатеринбурга) драгоценные камни, среди которых были «юги зеленые» (вероятно, изумруды). Царь Алексей Михайлович наградил Дмитрия 164 рублями и послал на Урал с разрешением искать камни и открывать горные заводы. Однако до 1721 года добыча самоцветов в этих местах проводилась крестьянами-старателями. Петр I ввел государственную монополию на уральские камни и упорядочил их поиск, добычу и обработку, а также основал в Петергофе «Алмазную мельницу» для обработки драгоценных и поделочных камней.

В 1765 году Екатерина II, уделявшая добыче драгоценных камней огромное внимание, послала на Урал экспедицию под руководством генерал-майора Якова Данненберга «для сыскивания разных цветных камней».

Изыскания этой экспедиции вылились в «Генеральное описание всех известных на тот момент уральских месторождений». Императрица повелела оклеить сей труд тафтою и оставила у себя, а еще, внимательно изучив привезенные образцы, заказала на первый случай для украшения дворца 30 разновидностей самоцветов. В последующие годы поиски уральских самоцветов успешно продолжались. С 1805 по 1810 год на горе Тальян было найдено большое количество аметистов.

С момента нахождения первого изумруда прошло 162 года, и вот… совершенно неожиданно в глуши уральской тайги был найден новый изумруд. Эту находку в 1831 году сделал крестьянин Максим Кожевников на берегу реки Токовой между корнями вырванного из земли дерева. Определил камень как изумруд Михаил Коковин. Примечательно, что самые лучшие изумруды были найдены в первое время почти на поверхности земли. Один из таких зеленых самоцветов весом 100 карат с четвертью (1 карат весит 0,2 грамма), ограненный в виде груши, принадлежал императрице: по оценке, сделанной в 1832 году, он стоил 6075 рублей золотом.

Месторождение изумрудов на реке Токовой было названо «изумрудными копями». За 100 лет на них было добыто до 15 тонн – целый вагон – изумрудов. Причем в первые годы добычи они попадались исключительного качества и чистоты. Лучшие найденные кристаллы поступали ко двору императора Николая I, а менее выдающиеся хранятся в музее Горного института и в Минералогическом музее АНСССР. Из русских камней нужно отметить три изумруда Александра II, выставленные на мануфактурной выставке в Санкт-Петербурге в 1870 году. Достоин упоминания великолепный изумруд, найденный в 1833 году в Мурзинке, – по описанию статского советника Ярошевского, «лучшего достоинства, весьма травянистого цвета, весом в фунт и едва ли не превышающий достоинством изумруд, бывший в короне Юлия Цезаря».

КАК ДОБЫВАЮТ РОССИЙСКИЕ ИЗУМРУДЫ

Академик Александр Евгеньевич Ферсман в своей книге «Очерки по истории камня» очень хорошо рассказал о добыче изумрудов, и автор очерка позволил себе воспользоваться этим описанием: «Изумрудные шахты расположены в тяжелой болотистой тайге. В шахте на глубине почти 100 метров пробиты горизонтальные штреки. Со всех сторон на забойщиков льются потоки и струи воды. При свете ацетиленовых фонарей видно проходящую вниз белоснежную жилу; вокруг нее черные, как уголь, но сверкающие мелкими огнями черные сланцы. Среди них – ярко зеленые полоски и снова серая безмолвная порода. Осторожно отворачивает рабочий кайлом кусок черного сланца. Перед ним блестит кристалл зеленого изумруда, далее другой, рядом с ним розовый и плавиковый шпат, еще дальше нечистый александрит, а выше, наверху, вместе с белым полевым шпатом – целое гнездо ярко зеленых кристаллов самоцвета.

Черные сланцы являются изумрудными; их взламывают взрывами динамита и отделяют от других пород, далее вагонетками отправляют к главной шахте, поднимают на поверхность, и… на этом кончается подземная жизнь нашего камня. Начинается новый этап его истории.

Изумрудная порода в тех же вагонетках отправляется на фабрику. Там она сначала попадает в барабаны, размалывается, тщательно отмывается от листочков слюды, потом передается в большое длинное помещение, в котором струи воды увлекают обломки породы на наклонные столы, здесь женщины отбирают самоцветы, причем одна и та же партия осколков породы проходит перед глазами четырех отборщиц и контролера. Затем камень тщательно сортируют, очищают, гранят и посылают в Москву. Там снова сортируют, оценивают и отправляют на рынки драгоценных камней в Европу, Азию и Америку».

ИЗУМРУД КОКОВИНА

В 1834 году на Сретинском прииске изумрудных копей нашли прекрасный изумруд весом 2226 граммов самого лучшего достоинства, впоследствии таинственно исчезнувший. Захватывающую и печальную историю, связанную с этим изумрудом, рассказывает в своей книге Александр Евгеньевич Ферсман. Камень долго находился в конторе Коковина. Затем был доставлен в Петербург, но дальнейшие его следы теряются. Яков Коковин по обвинению в хищении (справедливому или ложному, что остается невыясненным и по сей день) был отстранен от дел и заключен в тюрьму, где вскоре умер. Злополучный камень после ряда приключений попал в руки другого высокопоставленного чина – гофмейстера, директора департамента уделов Перовского, а затем, то ли в качестве уплаты за карточный долг, то ли в результате продажи, замечательный изумруд перешел к известному украинскому магнату князю Кочубею. Теперь изумруд Коковина называли изумрудом Кочубея. Затем пришла революция, Гражданская война, и вскоре камень появился в Вене, где обнищавший и промотавшийся потомок Кочубея распродавал с аукциона коллекции и фамильные драгоценности. По распоряжению правительства представители АН СССР Ферсман и Вернадский побывали в Австрии и выкупили коллекцию Кочубея, большую часть которой можно увидеть в Минералогическом музее в Москве.

«ЭСМЕРАЛЬДЕРОС»

Для того чтобы лучше понять психологию простого «эсмеральдерос», искателя изумрудов, нам придется возвратиться в Колумбию. Кроме больших шахт, на которых работают сотни тысяч горняков, существуют еще отвалы на берегах реки Минеро, вдоль которых в поисках удачи и богатства постоянно бродят тысячи искателей счастья, предприимчивых «эсмеральдерос». Страсть к поискам изумрудов в крови чуть ли не у каждого бедняка: стоит только найти одну «гангу» – большой камень, в котором сидит заветный самоцвет, и ты уже не бедняк, ведь лучшие изумруды ценятся дороже золота. Надежда разбогатеть сразу и сказочно зарождается еще в детские годы, когда подростки копаются в земле вместе со взрослыми. Возможность нажить состояние привлекает сюда авантюристов всех мастей. Они, правда, не столько ищут драгоценные камни, сколько стараются похитить добычу у старателей. Уже упоминающиеся прииски Мюзо, на которых добываются изумруды, и в наши дни часто дают кристаллы мирового класса. История этих разработок пестрит трагическими, скандальными, а подчас смешными и даже детективными историями. Как на всяком крупном месторождении, в Мизо процветает контрабанда, несмотря на то что рудничный контроль и таможенные досмотры на приисках ужесточены до немыслимых пределов. Насилие, связанное с изумрудами, развязанное конкистадорами в Колумбии, никогда не прекращалось. Поездка на шахту на автомобиле опасна потому, что местные «бандидос» знают: у пассажиров есть наличность, на которую они собираются купить изумруды. А возвращение в Боготу опасно в силу того, что теперь пассажиры везут только что приобретенные изумруды.

Пережив весь риск поездки и покупки камней в Колумбии, американцы Рей и Шейла Заджисек благополучно привезли груз изумрудов в свою Далласкую контору – и только для того, чтобы камни были украдены у них под дулом пистолета. Не подозревая, что двое грабителей укрылись накануне у них на чердаке, Рей на минуту вышел из кабинета. Возвратившись, он увидел, что его жена Шейла сломя голову бежит от двух вооруженных бандитов в масках, которые буквально свалились ей на голову с потолка. Рей бросился на улицу звать на помощь. Один вор стоял над Шейлой, держа ее на мушке. А другой выгребал камни из сейфа. Пока прибыла полиция, налетчики выпрыгнули из окна и скрылись.

КОНТРАБАНДА ИЗУМРУДОВ

О находчивости похитителей на изумрудных копях в Колумбии рассказывают удивительные истории. Так, однажды рабочие-индейцы с прииска Мюзо попросили разрешения приносить с собой по несколько курочек якобы для того, чтобы во время работы подкармливать их остатками пищи. Совершенно случайно один из надзирателей обнаружил действительную причину столь заботливого отношения к этой домашней птице. Он заметил, что куры усердно склевывают изумруды. Как раз в этот день должна была быть отпущена домой очередная группа рабочих, каждый из которых имел в своем багаже по паре кур. При осмотре багажа полицейский отрубил одной курице голову и обнаружил, что ее зоб до отказа набит отборными изумрудами.

Известен и другой случай, когда для укрытия похищенных камней служили полые посохи. Ни один индеец никуда обычно не отправляется без суковатой палки с острым железным наконечником. Именно такие палки, выдолбленные изнутри до середины, и заполнялись изумрудами. Очень мелкие камни иногда проглатывают, так что администрации приходится подчас пускать в ход касторку.

Управляющий одного из южноамериканских рудников рассказал американскому журналисту самую ужасную контрабандную историю. Несколько лет назад одна сенегальская семья прибыла в аэропорт с мертвым ребеночком, которого нужно было отправить на родину. На следующий год та же семья привезла еще одного мертвого ребенка. История повторилась и в третий раз. Заподозрив наконец неладное, власти обследовали тело и обнаружили, что оно заполнено изумрудами.

Несмотря на то, что рудник Мюзо постоянно охраняют 40 полицейских и сотрудников тайной полиции и каждый выходящий при проверке раздевается донага, более 30 процентов добытых там изумрудов все же вывозится контрабандным путем.

Насколько хорошо бывают зачастую организованы хищения драгоценных камней, можно судить по следующему случаю. При президенте Рейсе (1905–1909 годы) одну особенно ценную партию изумрудов надлежало доставить в Боготу на семнадцати мулах, все мулы несли совершенно одинаковые вьюки, но лишь в одном из них были спрятаны изумруды. Только управляющий рудником и полицейский генерал знали, на каком муле они находятся. Караван, сопровождаемый многочисленными вооруженными до зубов полицейскими, подошел к реке. Один мул вдруг решил искупаться – и исчез навеки. Это был именно тот мул, который вез изумруды стоимостью 350 тысяч долларов. До настоящего времени никакие подробности об этой истории не всплыли наружу.

Еще об одном случае рассказал немецкий писатель Фриц Клейн. В течение нескольких дней Клейн детально осматривал месторождение и знакомился с добычей изумрудов. При отъезде, дабы оградить его от неприятностей, с которыми связан весьма основательный контроль, управляющий снабдил Клейна пропуском, позволяющим беспрепятственно проходить через все контрольные пункты.

Минутах в двадцати езды от рудника находился очередной контрольный пункт. Дорогу преграждал ствол дерева, на котором сидели двое вооруженных полицейских. После предъявления пропуска Клейну не было надобности слезать с седла, поскольку он не подлежал личному досмотру. Но его провожатого, молодого индейца, который проработал на прииске несколько месяцев и теперь возвращался домой, полицейские, раздев донага, обыскивали весьма тщательно. Даже разобрали его револьвер, проверяя каждый патрон. А их было больше двадцати. Парня буквально вывернули наизнанку, и лишь после получасового досмотра путники смогли тронуться дальше.

У реки, перед висячим мостом, находился второй пост, на котором повторялась та же процедура. Затем последовали еще две контрольные проверки, после которых их наконец оставили в покое и дали возможность продолжать свой путь.

На следующее утро парень робко спросил у Клейна, не желает ли тот купить у него несколько «зелененьких». Клейн, разумеется, отказался, но пообещал юноше не выдавать его, если он расскажет, как ему удалось провезти изумруды. Так Клейн узнал, что сам провез камни через все кордоны… под седлом своей лошади.

УРАЛЬСКИЕ ИЗУМРУДЫ И КРИМИНАЛ

В 1929 году Мариинские копи были переименованы в Малышевские в честь революционера Малышева. Вплоть до 1993 года Малышевский рудник входил в состав Первого главного управления Минсредмаша СССР. Для удовлетворения потребностей оборонной промышленности здесь разрабатывались бериллиевые, танталовые и урановые руды, а также и изумруды, при этом в работе царил полный порядок. А на долю СССР приходилось до 10 процентов мировой добычи этих драгоценных камней.

Некоторые уральские изумруды имеют специфический желтоватый оттенок, что не свойственно этому минералу. По мнению многих ювелиров и знатоков, это придает им дополнительную ценность. Среди добытых кристаллов попадаются исключительно красивые прозрачные изумруды, и каждый такой камень получает персональное имя: «Шахтерская слава», «Новогодний», «Звездарь», «Президент» – и стоит очень дорого.

Однако то, что происходит в последние годы на Малышевском руднике, можно считать просто национальной трагедией. После приватизации в 1993 году на базе рудника возникли две самостоятельные компании АООТ «Изумрудные копи Урала» и АО «Малышевское рудоуправление». Почти сразу после этого добычу изумрудного сырья попытались поставить под свой контроль мощные преступные группировки Екатеринбурга. А на стадии реализации камней местные авторитеты активно налаживали связи с коллегами из Москвы и других регионов России.

Однажды на выезде из поселка были задержаны три человека из псковской бандитской группировки с отборными камнями на сумму в несколько сот тысяч долларов. Активно подключились к нелегальной продаже малышевских изумрудов ближнее и дальнее зарубежье и представители столичной армянской диаспоры.

В криминальном бизнесе все чаще стали фигурировать сотрудники и руководители малышевских предприятий. Так, в августе 1995 года был задержан генеральный директор АО «Изумрудные копи Урала» Михаил Цикалов по обвинению в незаконных операциях с валютными ценностями: он незаконно пытался, использую договор залога, реализовать 117 килограммов камней через банк «Лефортовский» эстонско-германской фирмы B&E. Суд признал Цикалова виновным и назначил ему наказание – три года лишения свободы условно с отсрочкой приговора на два года.

В 1998 году в аэропорту Шереметьево был задержан гражданин Греции Карашидис, бывший россиянин Павел Кардашев, при попытке вывезти контрабандой ограненные уральские изумруды на сумму 647 тысяч долларов. В ходе следствия выяснилось, что «новый грек» имел право распоряжаться продукцией АО «Изумрудные копи Урала», вот только прав на нелегальный вывоз драгоценных камней из России у него не было.

В апреле 2005 года в Москве сотрудниками милиции были задержаны руководители «Беларус-диаманда», причастные к аферам с драгоценными камнями. В ходе обысков было изъято несколько тысяч бриллиантов, изумрудов и рубинов, в основном добытых на уральских месторождениях, на сумму свыше 200 миллионов долларов. Преступные группировки, используя великолепное качество наших драгоценных камней, осуществляли мошеннические операции путем подмены их на низкосортные африканские и азиатские, что принесло им доход в несколько сот миллионов долларов. Двенадцать участников афер арестованы. Причем, когда начались спецоперации по задержанию членов «изумрудной мафии», подельники стали физически устранять друг друга, опасаясь разоблачений.

Через три года с момента регистрации АО «Изумрудные копи Урала» превратилось в банкрота.

Помня о том, что до революции Малышевское месторождение разрабатывалось англо-французскими компаниями, решили вновь обратиться к помощи иностранных капиталистов и специалистов. 20 мая 1997 года АО «Изумрудные копи Урала» и ирландской фирмой «Кабал Девелопмент Лимитед» на равнодолевых условиях создано ЗАО «Зелен камень». Однако до настоящего времени это сотрудничество не сдвинуло дело с мертвой точки.

Очень грустно смотреть сейчас на неработающий Малышевский рудник, в шахтах которого хранятся недобытые изумруды. По оценкам специалистов, запасы их достаточно велики. Активно разрабатывается вольными старателями железнодорожная насыпь, оставшаяся как память о недостроенной железнодорожной ветке между поселком Малышева и Асбестом. Рельсов на ней давно нет, но драгоценные камни попадаются.

Руководители управления по добыче драгоценных камней и большинство специалистов сходятся во мнении, что для того, чтобы вывести отрасль из кризиса, необходимо создание единого производственного комплекса малышевских предприятий и передача его государству. Это мероприятие также позволит наглухо закрыть дорогу преступным группировкам к уральским изумрудам.


24 января 2024


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
8678231
Александр Егоров
967462
Татьяна Алексеева
798786
Татьяна Минасян
327046
Яна Титова
244927
Сергей Леонов
216644
Татьяна Алексеева
181682
Наталья Матвеева
180331
Валерий Колодяжный
175354
Светлана Белоусова
160151
Борис Ходоровский
156953
Павел Ганипровский
132720
Сергей Леонов
112345
Виктор Фишман
95997
Павел Виноградов
94154
Наталья Дементьева
93045
Редакция
87272
Борис Ходоровский
83589
Константин Ришес
80663