СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №25(463), 2016
«Шаровая молния» для террористов
Борис Кронер
журналист
Санкт-Петербург
135
«Шаровая молния» для террористов
Аэропорт Энтеббе

Как-то незаметно прошел 40-летний юбилей одной из самых успешных антитеррористических операций. В июне 1976 года спецподразделение Генерального штаба Армии обороны Израиля «Сайерет Маткаль» освободило заложников, захваченных на борту авиалайнера. Спецслужбы всех стран мира независимо от отношения их руководителей к Израилю тщательно на протяжении десятилетий изучали эту операцию, которая изначально получила название «Шаровая молния». После ее завершения в знак памяти погибшего подполковника Йонатана Нетаньяху, брата известного израильского политика, она получила название «Операция «Йонатан». Именно Нетаньяху командовал спецподразделением «Сайерет Маткаль», которое освободило в аэропорту Энтеббе более ста заложников.

ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ

Самолет авиакомпании «Эйр Франс» 27 июня 1976 года выполнял рейс Тель-Авив – Париж с промежуточной посадкой в Афинах. В столице Греции 38 пассажиров покинули борт, а к остальным, летевшим в Париж, присоединились еще 58 человек. Среди них были и четыре пассажира, прибывших в Афины из Бахрейна. Молодая пара, имевшая паспорта граждан ФРГ, а также двое мужчин с кувейтскими документами. Впоследствии выяснилось, что все паспорта были фальшивыми.

Эта четверка не собиралась любоваться Эйфелевой башней или гулять по бульварам Монмартра. Ее целью был захват самолета. Осуществить задуманное оказалось несложно. В афинском аэропорту в этот день бастовал наземный персонал. Террористы легко пронесли на борт самолета оружие. Изображавшие влюбленную парочку бандиты с немецкими паспортами расположились в бизнес-классе, а «кувейтцы» – в конце салона. Действовали они очень слаженно.

Практически сразу же после взлета руководитель группы, имевший документы на имя Вильфреда Базе, проник в кабину пилотов, приставил пистолет к виску командира и приказал сообщить по внешней связи на английском языке, что самолет захвачен. Сообщники представителей «Революционной бригады» из Германии были членами одного из подразделений «Национального фронта освобождения Палестины». Они занялись сортировкой пассажиров, отделив израильтян от граждан других стран.

Захватчики подчеркивали: их действия направлены только против сионистского государства. Даже евреев, переживших холокост и имевших отличительный знак в виде лагерной татуировки на руке, они к числу заложников не отнесли. Самолет вместо Парижа взял курс на ливийский город Бенгази. Там к четверке террористов присоединились еще трое сообщников. После этого захваченный лайнер отправился в угандийский аэропорт Энтеббе. В Уганде террористы выдвинули требование об освобождении сорока палестинцев, отбывающих заключение в Израиле, и еще 13, находящихся в тюрьмах Западной Европы и Кении. В случае невыполнения требований террористы угрожали расстрелять заложников.

Все израильтяне, захваченные террористами, были согнаны в здание старого терминала аэропорта. За освобожденными пассажирами и экипажем своего лайнера компания «Эйр Франс» прислала специальный борт. Только пилот Мишель Бако заявил, что несет ответственность за всех пассажиров, и остался вместе с заложниками. Сначала руководство «Эйр Франс» сочло эти действия самоуправством и даже отстранило Бако от работы. Чуть позднее летчик был удостоен высшей награды Франции – ордена Почетного легиона, а остальные члены экипажа – ордена «За заслуги». Правда, до этого момента оставалось еще несколько очень тревожных дней.

Отказалась покинуть группу заложников и французская монахиня, летевшая на родину с Земли обетованной. Она настаивала на том, чтобы вместо нее улетела израильтянка. Террористы даже слушать монахиню не стали, просто затолкали ее в самолет.

ВЫЗОВ ДЛЯ ИЗРАИЛЯ

Лишь год назад были рассекречены документы, связанные с операцией «Шаровая молния». Да и то не все. Ведь многие методы, которые были применены израильским спецподразделением по борьбе с терроризмом, используются до сих пор. В 70-е годы правительство Израиля даже обсуждать какие-то переговоры с террористами не желало. Это уже в XXI веке за одного захваченного террористами военнослужащего руководители еврейского государства освободили из своих тюрем больше сотни обвиняемых в терроризме палестинцев.

Хотя в 1976 году в прессе появились сообщения о том, что тогдашний премьер-министр Израиля Ицхак Рабин и министр обороны Шимон Перес якобы готовы были на какие-то компромиссы, чтобы освободить заложников. Только, как выяснилось из рассекреченных документов, это был лишь отвлекающий маневр. С самого начала обсуждалась военная операция по освобождению заложников в Энтеббе. На ее разработку ушло 48 часов. Как полагали руководители израильских спецслужб, в сложившейся ситуации проработать можно было только два процента плана, оставив 98 на импровизацию. Ведь террористы не собирались церемониться с заложниками, пообещав расстрелять всех уже в первый день июля.

Главная сложность заключалась в том, что провести операцию необходимо было на территории не просто чужой, а еще и враждебной страны. Тогдашний диктатор Уганды Иди Амин открыто поддерживал международных террористов и не скрывал своего негативного отношения к Израилю. К тому же времени для того, чтобы подготовиться и провести тренировки, у бойцов «Сайерет Маткаль» практически не было.

Правда, некоторые надежды на успех операции были. Один из командиров спецназа Муки Бецер несколько месяцев находился в Уганде с военной миссией Армии обороны Израиля. Он хорошо знал уровень подготовки местных военнослужащих. На вопрос Переса, сколько бойцов необходимо задействовать в операции, последовал по-военному четкий ответ: «Для того чтобы взять штурмом аэропорт, сто, а для того, чтобы захватить всю Уганду, – пятьсот». Министр обороны, сохранявший в этой ситуации трезвую голову и даже чувство юмора, заметил, что захватывать всю Уганду нет необходимости.

К тому же выяснилось, что аэропорт Энтеббе строила израильская фирма. Сохранились чертежи, позволявшие тщательно спланировать все перемещения спецназовцев. Моссад оперативно отправил в Уганду своего агента, который сделал оперативные снимки в аэропорту. В Париже были опрошены пассажиры лайнера, которых террористы благородно отпустили. Один из них обладал фотографической памятью, позволившей зафиксировать малейшие детали. Суммировав данные разведки, эксперты зафиксировали: в районе Энтеббе дислоцирована 21 тысяча угандийских солдат и 267 единиц бронетехники. В самом аэропорту находилось 50 боевых самолетов советского производства.

В израильском Генштабе в условиях жесточайшего цейтнота успели проработать несколько сценариев освобождения заложников. Один из вариантов предусматривал выброс военно-морского десанта на озеро Виктория. Предполагалось, что бойцы проплывут на резиновых лодках до аэропорта, расположенного на его берегу. После истребления террористов и освобождения заложников они должны были потребовать у угандийских властей возможность улететь домой. Этот план отвергли из-за того, что он требовал слишком много времени на подготовку. Действовать же нужно было стремительно и внезапно.

РУКА ПОМОЩИ ИЗ КЕНИИ

В ходе планирования операции с использованием воздушного десанта выяснилась пренеприятная деталь: израильские самолеты не могли долететь до Уганды без дозаправки. Кроме того, они не могли нарушить воздушное пространство какой-либо суверенной страны (с Угандой после того, как она оказала полное содействие террористам, решено было не церемониться) с оружием на борту. Между тем ни одна африканская страна, даже из числа тех, что сочувствовали заложникам, не хотела ссориться с диктатором Амином, а также навлекать на себя возможный гнев палестинцев. Нужно было всего за несколько дней найти надежного союзника, готового предоставить свой аэродром.

И эту задачу израильским дипоматам удалось решить. По одной версии, президент Кении Джомо Кениата проявил благородство и смелость, не побоявшись бросить вызов диктаторскому режиму соседней страны. По другой – свое влияние на лидера африканского государства оказали влиятельные члены еврейской общины Найроби. В столице Кении давно обосновалась семья владельца сети отелей Блока. Доходы же от туризма составляли значительную часть бюджета Кении.

Как бы то ни было, но кенийское правительство дало разрешение самолетам боевой группы Армии обороны Израиля пересечь воздушное пространство и приземлиться для дозаправки в аэропорту Найроби, который носил имя Джомо Кениаты. Через четыре года в отместку за участие семьи Блок и всей еврейской общины Кении боевики «Национального фронта освобождения Палестины» подорвали отель «Норфолк», входящий в принадлежащую бизнесмену сеть. Погибли 13 человек, еще 87 получили ранения. Месть Амина была еще страшнее. После проведения операции по освобождению израильских заложников несколько сотен кенийцев, проживавших в Уганде, были убиты в ходе якобы стихийных народных волнений.

«МЕРСЕДЕС» УХОДИТ ОТ ОБСТРЕЛА

Подготовка операции заняла, как уже говорилось, два дня, после чего четыре самолета ВВС Израиля под покровом ночи взяли курс на Энтеббе. Им предстояло совершить полет, обходясь без диспетчеров. Кроме того, нужно было лететь на максимально низкой высоте, чтобы не попасть в поле зрения радаров арабских государств, которые совершенно не собирались способствовать освобождению израильских заложников. Самолеты с десантниками сопровождали два боинга. На борту первого находился полевой госпиталь. Этот самолет остался на стоянке в Найроби. На борту второго боинга находился оперативный штаб под командованием генерала Йекутиэля Адама. Во время операции он кружил над Энтеббе, координируя действия спецназа.

Десантники приземлились в Энтеббе в 11 вечера, заранее открыв люки самолетов. К зданию терминала направилась колонна из джипов, впереди которой на полной скорости несся черный «мерседес». На таком автомобиле обычно рассекал Иди Амин. На этом и строился план. Вряд ли кто-то из угандийских военнослужащих рискнул бы остановить для досмотра машину правителя и верховного главнокомандующего. У двух местных офицеров, правда, зародились сомнения. Они знали, что недавно Амину доставили из Германии «мерседес» белого цвета.

Только минутного замешательства угандийцев хватило израильским спецназовцам, чтобы выстрелами из пистолетов с глушителями уничтожить препятствие на пути к терминалу с заложниками. Штурм занял меньше двух минут. Перед тем как ворваться в здание, через громкоговоритель на иврите и английском бойцы израильского спецназа предупредили заложников: «Падайте на пол!» Не владевший ни одним из этих языков 19-летний Жан-Жак Маймони, лишь недавно репатриировавшийся из Франции в Израиль, был застрелен. Его приняли за террориста.

Еще двое заложников попали под перекрестный огонь. Погибли 52-летний менеджер израильского фонда медицинского страхования Паско Коэн и 56-летняя Ида Борохович, прибывшая в Израиль на ПМЖ из СССР и мечтавшая увидеть Париж. Трагичнее всего сложилась судьба 73-летней Доры Блох, постоянно проживавшей в Израиле гражданки Великобритании. В отношении ее террористы проявили невиданное милосердие, разрешив доставить больную женщину в госпиталь. Естественно, об этом не знали бойцы израильского спецназа, а то бы и клинику взяли штурмом.

После завершения операции по освобождению заложников Блох оставалась в больнице. Взбешенный Амин отправил туда двух сотрудников своей спецслужбы, которые застрелили женщину. И не только ее, но и нескольких угандийских врачей и медсестер, пытавшихся помочь несчастной. Только через три года удалось добиться перезахоронения погибшей в Иерусалиме.

ОПЕРАЦИЯ «ЙОНАТАН»

В ходе перестрелки с угандийскими военнослужащими погиб командир «Сайерет Маткаль» Йонатан Нетаньяху. С тех пор его именем и называют операцию по освобождению заложников в Энтеббе. Из рассекреченных год назад документов стало понятно, что именно Нетаньяху был мозговым центром действий спецназа. До сих пор в Израиле не утихают споры, что послужило причиной его гибели.

Боевой офицер погиб уже после завершения основной фазы операции. Освободив заложников, он вместе со своими солдатами прочесывал здание аэропорта в поисках террористов. Справившись с этой задачей, Нетаньяху неожиданно попал под огонь с наблюдательной вышки.

Йонни, как называли его, в 18 лет пришел на службу в израильский спецназ. Участвовал в Шестидневной войне и был ранен, придя на помощь одному из своих солдат. После этого отправился на учебу в Гарвардский университет в США, но в 1972 году вернулся на армейскую службу и был направлен в «Сайерет Маткаль». Его отличал аналитический склад ума, любимым автором боевого офицера был древнегреческий философ Платон.

Площадь, носящая его имя, есть в столице Израиля, в нескольких городах имя Йонатана Нетаньяху носят улицы, а в Национальном еврейском музее США к 10-летию операции «Йонатан» была открыта мемориальная скульптурная композиция, посвященная герою событий в Энтеббе. Генерал Дан Шомрон, осуществлявший оперативное управление непосредственно в аэропорту Энтеббе, не скрывал восхищения действиями Нетаньяху. После того как последний из десантных самолетов ВВС Израиля поднялся в воздух, Шомрон произнес: «Если мы смогли это сделать в Африке, сможем сделать это повсюду».

РЕАКЦИЯ В МИРЕ

Неизвестно, действительно ли захватившие пассажирский самолет террористы рассчитывали на освобождение своих сообщников из тюрем в различных странах. И уж совершенно точно – диктатор Уганды никак не рассчитывал на то, что его военно-воздушные силы будут фактически уничтожены. Покидая Энтеббе, израильские спецназовцы в отместку за помощь террористам взорвали находившиеся там советские МиГи.

Правительство Уганды потребовало созыва Совета безопасности ООН для официального обсуждения действий агрессора на территории суверенной страны. Представитель Израиля при ООН Хаим Герцог обратился к представителям Совбеза с официальным посланием: «Мы гордимся тем, что сделали. Мы продемонстрировали миру, что в маленькой стране достоинство человека, его жизнь и свобода являются высшими ценностями. Мы гордимся не только тем, что спасли свыше сотни невинных жизней, но и тем, что показали, что значит человеческая свобода».

Тогдашний Генеральный секретарь ООН Курт Вальдхайм высказал озабоченность серьезным нарушением национального суверенитета государства – члена ООН. Тем не менее даже такой реверанс в сторону Уганды не повлиял на членов Совета безопасности. Не было принято никакой резолюции, осуждающей Израиль. Правда, и действия Уганды, оказавшей содействие террористам, не получили никакой оценки.

В западном мире операция «Шаровая молния» получила полную поддержку. В ФРГ ее назвали акцией самообороны, Швейцария и Франция высказали свое восхищение, а в Великобритании и США к этому примешалось и некоторое недоумение. Никто не понимал, как израильскому спецназу удалось сделать невозможное. В американской армии после этого даже было создано подразделение, аналогичное «Сайерет Маткаль». Оно попыталось освободить заложников, которых удерживали в здании американского посольства в Тегеране. Только эта операция успехом не увенчалась.

В 70-е годы прошлого столетия СССР, как известно, активно осуждал всякое проявление агрессии со стороны сионистского государства. Естественно, и в ООН советский представитель решительно осудил происки израильской военщины на территории суверенного, да еще и дружественного государства. Даже с кровавым диктатором и людоедом в ту пору руководители коммунистического государства предпочитали дружить.

В январе 1971 года Амин, считавший своим учителем и кумиром Адольфа Гитлера, совершил военный переворот и захватил власть в Уганде. Он создал один из самых жестоких тоталитарных режимов в Африке. Путь к вершине власти занял четверть века. Практически не получив начального образования и сменив ряд занятий, в 1946 году продавец сладостей отправился служить в британскую армию, где занял должность помощника повара в стрелковой дивизии. Позднее Амин воевал с повстанцами в Кении и в Сомали. В боях он проявил не только мужество, но и исключительную жестокость. Сделал успешную карьеру: в 1961 году, за год до получения его страной независимости, Амин был в числе первых двух угандийцев, повышенных до звания лейтенанта британской армии.

Через семь лет после государственного переворота он стал генерал-майором и главнокомандующим вооруженными силами Уганды. Затем, свергнув своего соратника Милтона Оботе, президентом страны. На словах провозгласив политику реформ, Амин установил диктаторский режим и развязал массовый террор. За годы своего правления он уничтожил, по разным подсчетам, от 300 до 500 тысяч граждан Уганды и лично расправился как минимум с двумя тысячами. Трупы своих врагов Амин скармливал крокодилам. Сам тоже не гнушался человеческим мясом. «Оно очень соленое, даже более соленое, чем мясо леопарда», – во всеуслышание объявлял диктатор.

Как многие диктаторы, Амин любил различные награды и даже удлинил свое одеяние, чтобы поместить на нем скупленные у коллекционеров награды времен Второй мировой войны. Иностранные журналисты высмеивали диктатора за присвоение множества пышных и не соответствующих действительности титулов вроде «покорителя Британской империи» или «короля Шотландии». Полный титул Амина на посту главы Уганды звучал так: «Его превосходительство пожизненный президент, фельдмаршал Аль-Хаджи, доктор Иди Амин, повелитель всех зверей на земле и рыб в море, завоеватель Британской империи в Африке вообще и в Уганде в частности».

После операции, проведенной израильским спецназом в аэропорту Энтеббе, у угандийского диктатора снесло крышу. В октябре 1978 года он развязал военные действия против соседней Танзании, предоставившей свергнутому им Оботе политическое убежище. Именно это решение предопределило крах режима Амина. Напав на дружественную социалистическому блоку страну, Уганда окончательно лишилась внешнеполитической поддержки.

Вскоре армия Танзании при поддержке изгнанных из Уганды при Амине эмигрантов и недовольных диктатурой частей угандийской армии разгромила войска «короля Шотландии». В апреле 1979 года он бежал из родной страны. Некоторое время бывший диктатор, которому угрожал военный трибунал, прожил в Ливии, затем перебрался в Саудовскую Аравию, где и умер в возрасте 75 лет. Говорят, до конца жизни вспоминал об операции «Шаровая молния».

…Руководители же советских спецподразделений по борьбе с терроризмом предпочли взять на заметку опыт операции в Энтеббе. Как впоследствии признавались офицеры «Альфы» и «Вымпела», он тщательно изучался в советские времена. Сегодня одно из самых подробных описаний операции «Йонатан» можно найти на сайте, посвященном деятельности «Вымпела».

Буквально через год после операции появились первые фильмы, посвященные операции по освобождению заложников. В Израиле сняли «Операцию «Йонатан», а в США – документальный фильм «Победа в Энтеббе» и телевизионный художественный «Рейд на Энтеббе». Голливуд не мог пройти мимо такого эффектного сюжета. В главных ролях снялись такие звезды, как Чарльз Бронсон и Питер Финч. В СССР фильм, который был номинирован на премию «Эмми», показали только в эпоху перестройки и гласности.


30 Ноября 2016

УЖЕ В ПРОДАЖЕ

Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
41273
Борис Ходоровский
25344
Богдан Виноградов
25108
Сергей Леонов
15671
Александр Путятин
9254
Дмитрий Митюрин
8843
Светлана Белоусова
7676
Наталья Матвеева
7125
Павел Ганипровский
6343